Фигура гопника

От редакции: В статье не упоминается главное. Задача «обыдления», удержания в невежестве трудящихся масс – это цель любого эксплуататорского строя. Точно так же, как и национализм используется для разжигания розни между рабочими в интересах буржуазии, описанный в статье культ «гопничества» является способом контроля масс, отвлечения их от главной проблемы. От того факта, что при капитализме, как и при любом другом эксплуататорском строе, общественные блага концентрируются у небольшой кучки богатых людей. Ранее это были феодалы, помещики, рабовладельцы, теперь —  капиталисты, владельцы средств производства. И этой кучке эксплуататоров очень удобно поддерживать среди всех остальных видимость досягаемости богатства для каждого. Хотя капитализм,  в котором большинство капиталистов, невозможен в принципе.

На самом же деле цель одна. С помощью экономических факторов, национализма и описанной в статье культурной политики держать народ в узде, давая лишь видимость свободы и культурного развития. При капитализме невозможно воспитать в каждом человеке стремление к общественному развитию. Ведь при этом строе единственный способ жить красиво – наживаться за счёт других.  Другой, не престижный, путь — смиряться с участью эксплуатируемого. Но есть и третий путь — стать борцом за своё освобождение, революционером.

 

В 1990-е годы в России произошел шквальный всплеск преступности. Почему сотни тысяч молодых людей пошли по этому пути? Почему в нашей стране широкое распространение получил тип подъездного человека? Когда стержнем экономики стал бизнес, экономика избавилась от миллионов квалифицированных рабочих мест. Расцвели торговля и шоу-бизнес, а часть молодежи оказалась «лишней». Ниже мы постараемся осветить взаимосвязь между все еще существующей социальной проблемой малокультурной молодежи и общественными отношениями.

Парадоксально, но либеральная экономика, основанная на стремлении человека к наживе, многим до сих пор кажется надежной и эффективной. Не вдаваясь в «успехи» либеральной экономики за последние 25-30 лет, рассмотрим в основных чертах ее многолетнее влияние на молодежь и культуру.

Телевидение играло первую скрипку в криминализации российского общества в 90-е гг. Как средство пропаганды, телевидение на порядок сильнее газеты. Восприятие телевизионной информации не требует усилий. Поэтому можно пропагандировать уже школьникам. Можно ежедневно доставлять десяткам миллионов людей яркую, звонкую, простую информацию. А эта последняя может подстегивать и национализм, и доверчивость к разнообразным «Хопер-инвестам», и преступность. Не секрет, что телевидение позволяет влиять и на политический, и на рыночный выбор населения. Для примера вспомним вторую избирательную кампанию Ельцина.

На пути к рыночной свободе

На пути к рыночной свободе

Проанализируем на примере известного сериала, как телевизионная продукция активизирует гопнические настроения. В сериале «Бригада» (2002) мы видим в цвете новую русскую элиту: Александра Белова, его умную и красивую жену Ольгу, славных партнеров по «бизнесу». Закономерно, что преступная шайка названа «бригадой», — ведь создатели подобных фильмов не только сами принимают уголовное наречие, но и активно его распространяют в молодежи. Дорогими спецэффектами зрителю показывают силу преступного мира. Молодые гангстеры окружены ореолом личной смелости, героизма. Ольга — не падшая женщина, а с виду высокоморальная и культурная, самоотверженная героиня. Ее фигура не случайна: садоводам гопничества она нужна, чтобы показать, что бандиты — это не отщепенцы, что бандитов ценят и любят. «Новые русские» понятия.

А вот гопническая «философия» Белова: «Жизнь моя не дороже вот этого [?] песка. Важно — что скажут люди. Если про меня или про кого-то из вас скажут, что он — фу-фло, ну зачем тогда жить, верно?»1 Мол, подросток, не цени свою жизнь! Ты еще не человек, ты станешь человеком только когда будешь богат. Докажи другим, что у тебя есть характер. Либералы предлагают молодежи не ценить жизнь и человека, а ценить богатство. Кому-то хотелось бы, чтобы молодежь погрязла в грызне за деньги, «честь», и т. д., а в свободное время — смотрела клипы и расслаблялась, употребляя алкоголь. Получив такое «народное образование», не страшен будет и человек среднего возраста — он сопьется. Балабановым и пр. нужен не человек, а хищное и глупое существо.

Обратимся к современной музыке. Гопничество выигрывает не только от шансона. Шоу-бизнес девальвирует исполнение и содержание музыки. Нередко случается, что танцуют одни девушки или парни, а поют другие. Что больше всего нужно продюсерам? Сексуальная фигура и движения, дорогая одежда, дорогие машины, дорогая обстановка. Искусство обесценивается, а роскошь возносится на пьедестал. Сюжеты клипов крайне бедны: это или романтическая игра голубка и голубки (клипы для девушек), или танцы без комплексов, или восхождение небогатых, но крутых ребят к красивой жизни путем преступлений. Этим музыкальный шоу-бизнес с идейной стороны практически исчерпывается. Девушкам — соблазнять, богатым парням — наслаждаться жизнью, бедным парням — проявлять характер в преступлениях. Заполучая такие идеалы из шоу-бизнеса, от буржуазии, воспринимая их как нечто естественное и часто даже не имея понятия о других идеалах, молодежь проникается уважением к социальной пирамиде либерализма. Богатство — на первом месте, а труд — на последнем. Наряду с алкоголем, продукция шоу-бизнеса служит фоном общения гопников, помогает коротать время вдали от умственных интересов.

Современная литература тоже стала жертвой экономических преобразований. Зайдя в читальный зал, нимало не удивляешься, если с обложки журнала на тебя смотрит небритая физиономия «культового писателя» и спрашивает: «Кто ответит за базар?»2 Разрекламированные литераторы сознательно, да и не бесплатно узаконивают гопнический жаргон, получают от либеральных политиков щедрейшие премии за опрощение литературы.3 Само собой разумеется, такими премиями награждают от имени русской литературы в целом. Литература засоряется лексикой и установками гопничества. Мол, детям простонародья незачем читать светлое. Читают они или не читают, а из них должно вырастать темное мужичье.

Многие советские писатели в 1990-е гг. начали романтизировать улицу и криминал, дали уголовной лексике права гражданства в литературе. Известный молодежный писатель А. Лиханов — не исключение: «шестилетний пацан [?!], еще не заслуживший даже клички» [вот что надо заслуживать!] «За Муслей пришла ее такая же черная [?] мать, коротенькая, невзрачная, затерханная [?], как другие матери»; «[Николай] ясно ощущал главное — что Родина его похожа на замусоленных мамашек».4 Лихановский герой, сирота знакомится в лесочке у своего интерната с молодым и богатым преступником Валентайном. Валентайн берет его на службу. Своего рода «принц и нищий». У одного — миллионы долларов, другой — «никто». Как легко догадаться, в услужении Николаю стало жить гораздо лучше. А. Лиханов отмечает, что Николая зауважали. Однако его Валентайн слишком похож на Дон Кихота и нисколько не похож на настоящего уголовного лидера. Выходит, что даже бывшие идеологи КПСС способны рисовать организованную преступность в розовом свете. Такой литературы очень много. Она беспощадно мешает жизнь и вымысел, творческое и гнусное, не дает положительных ориентиров.

Бытует мнение, что писатели, режиссеры, актеры, музыканты должны уступать «требованиям века», т. е. капитулировать перед продюсерами и спонсорами, вливающими немалые средства в общественную культуру. Но либеральная культура утверждает примат инстинктов, пошлость, продажность, культ роскоши и богатства, инфантильность. Она требует от актера и режиссера быть эффектными, показывать необычное. Она враждебна обществу как объединению людей с целью сотрудничества. Поэтому либеральную культуру вполне правильно считать антикультурой. Ее создатели — это суперцыгане, обещающие народам счастье, махающие огромным числом разноцветных платков. Они кровно заинтересованы в том, чтобы народное хозяйство было базаром, общество — свалкой, население — электоратом. Владея лучшей частью общественного достояния, они используют свои богатства на то, чтобы сыпать пыль в глаза. Населению предлагают огромное число источников развлечений. Ему бросают: обогащайтесь, потребляйте, живите на позитиве, отрывайтесь! В итоге, миллионы людей из низов тратят жизненную энергию во взаимной борьбе, на бездарной работе в сервильном секторе, в пьянстве, сборищах, потреблении продукции шоу-бизнеса.

Необеспеченная молодежь сталкивается с целой общественной школой гопничества. Коллектив гопников уже за несколько недель способен нанести удар личности человека, подавить его умственные интересы. Вместо кажущегося раскрепощения, гопнический коллектив навязывает новым участникам свои жесткие и низкие нормы. Здесь не принято рассуждать, здесь радуются тому, что «в голове нет ничего лишнего». Здесь гордятся агрессивностью, умением мошенничать, гордятся даже, как это ни странно, употреблением алкоголя. Но легко ли подростку из социальных низов уберечься от гопничества?

На пути к рыночной свободе

На пути к рыночной свободе

Гопничество окружает его всюду. Либерализм не дает ему равного шанса на образование. К тому же, легко ли учиться, если в семье ежедневно ругаются, если остро стоят материальные проблемы? Какая работа ждет человека из низов? Без умений и технических средств человеческий труд малоэффективен. В либеральном обществе цветет торговля, но и она скупа к наемному работнику. Нашему подростку недоступна и подлинная культура, потому что либерализм заваливает к ней доступ тысячами ярких изделий ширпотребной культуры. Создаваемая не массами, а для масс, она открыта лишь для детей элиты. Что остается подростку из низов? Подъезд, дискотека, «качалка» в подвале; в лучшем случае, спортивная секция. Дети одной категории граждан имеют перед собой все дороги открытыми, — хотя далеко не все это ценят, — а другие с первых лет сознательной жизни окунаются в уличную среду. Так что гопничество и либерализм взаимосвязаны.

Важнейшая характеристика гопничества — это убогая лексика, крайняя бедность словесного общения. Щедрое использование ругательств в разговоре — лишь верхушка айсберга. Главное в том, что общение ведется на примитивном наречии русского языка. Общаясь на этом наречии, невозможно формировать сложные понятия о действительности. Социальные отношения предстают в кривом зеркале. Не парень, а «пацан», не девушка, а «телка», не разговаривать, а «базарить», не ошибаться, а «тормозить», не курсовая работа, а «курсач», не «обязательно», а «по-любому», — список может занять целую брошюру. Подлинный русский язык в гопнической среде кажется смешным. На нем и вправду тяжело выражать примитивные эмоции и наивные понятия о мире. Заметим, что лексика является важнейшим средством понимания окружающего мира. Кажется невероятным, чтобы можно было приобщиться к манере гопнического общения и при этом не смотреть на общество сквозь затуманенные очки грубости и равнодушия. Культура речи — это культура мысли, а следовательно, и культура деятельности.

Находясь в гопническом коллективе, довольно быстро проникаешься его образом мыслей. Гопники — вовсе не пустые люди. Пустоту можно наполнить. Гопники крайне экспансивны и всецело уверены в правильности своих установок. Они полагают, что их «сама жизнь» учит. Это отчасти верно, но что это за жизнь и чему она их учит, — об этом не спрашивают. Вообще, задавать вопросы, мыслить критически в либеральной культуре не принято. Принято «добровольно» жить на позитиве.

Господствуя десятилетиями, либеральная культура может регулировать умственный горизонт населения. То здесь, то там капиталистический строй создает избыток населения относительно возможностей выгодного товарного производства, или относительно рентабельных в капиталистической экономике рабочих мест. Идеология гопничества предназначена как раз для «лишних людей». Более широкая либеральная культура старается охватить всю рабочую силу, в том числе мещанские слои. Ее финансируют частные компании, и она распространяет в населении мироощущение соцэлиты: погоню за счастьем и удовольствиями, эгоизм, чувственность, презрение к бедности, безразличие к общественным проблемам. Она не терпит мыслящей молодежи. Нужные либеральному строю «позитивные человечки» не выходят из сфер заработка и отдыха. Но те, кто верит в быстрое обогащение, редко задумывается о том, как можно быстро обогащаться, ничего не производя, без того, чтобы кто-нибудь не становился беднее. В жизни тип Остапа Бендера далеко не так привлекателен, как в кино. Общество жуликов органически враждебно культуре, науке, образованию, промышленному производству. Писатель М. Булгаков не обратил на это внимания, но гопниками не рождаются, а становятся, и не по своей воле.

Александр Машнин


Примечание

1 Сериал «Бригада», 2002 г.

2 «Журналист», 3, 2015 г.

3 Напр. литературная премия «Супер нацбест», 2011 г. Размер премии — 100 тыс. долл. США. В жюри — И. Хакамада.

4 А. Лиханов, «Никто».