Байки левого студента

О типажах вузовских преподавателей

От редакции.

Мы представляем читателям материал о некоторых типажах вузовских преподавателей, часто выкатывающих свои политические «шары» на студенческую аудиторию.

И пускай современная студенческая реальность выглядит уже по-другому — например, почти нет принципиально «американизированных» преподавателей — наблюдения автора интересны с точки зрения анализа веяний, происходящих в сфере образования. Либеральное начало 90-х и начала 2000-х сменилось патриотическим, очень умеренным и даже реакционным началом 2010-х.

Прослойка интеллигенции всегда была более просвещённа, чем основная масса населения; и всегда стремилась к накоплению и увеличению личной собственности, даже к появлению частной собственности. При этом интеллигенция в силу рода её занятий всегда оставалась прислужницей правящего класса. Она вынуждена подстраиваться под линию, проводимую пропагандистами от власти. Именно это определяет стиль её поведения в стенах учебных заведений.

В годы либеральных реформ преподаватели пропагандировали либеральные ценности. В годы реакции интеллигенция выступает за стабильность и закрепление социальной иерархии. Так, как говорят сверху.

А как иначе? Ведь так и работу потерять недолго. А на дворе кризис.


Необходимость посещать лекции - тяжкий крест студенчестваНеобходимость посещать лекции – тяжкий крест студенчества. Утомительно долго сидеть, слушать, иногда хочется просто «витать в облаках». Но все твердо знают, что сидеть нужно и дальше – иначе аукнется на сессии. Бывает так, что и прогуляешь, однако, чем ближе зачеты и экзамены, тем реже можно позволять себе так расслабляться. Вот и приходится пыхтеть в душной аудитории, «грызть гранит науки» или просто скучать.

Случается, что утомляются и преподаватели, начинают говорить не о своем предмете, а о чем-нибудь постороннем, например о политике. В такие моменты можно узнать, что думают умные профессора и доценты о происходящем в мире. Иногда студентам даже можно вступить в дискуссию – здесь все зависит от характера преподавателя. Когда подобное происходит, вся аудитория мгновенно оживает. Студенты откладывают конспекты, отодвигают смартфоны и начинают слушать разворачивающуюся дискуссию или просто преподавательские монологи. Здесь лектор словно сбрасывает с себя ученую мантию и предстает в том виде, какой он есть. И вид этот не всегда лицеприятен для большинства студентов, которые сами имеют различные взгляды на проблемы политики.

Но как бы там ни было, такие отступления нужны. Они всегда интересны и познавательны и часто дают пищу для размышлений всем участникам разговора. Вот только бросается в глаза какая-то однобокость у не скрывающих свои политические убеждения преподавателей.

Американка

Она профессор, преподает этику на философском факультете. Требовательна, студенты ее уважают. Университет посылал ее не раз в заграничные командировки, в том числе и в США. Побывав там в начале двухтысячных, она просто влюбилась в эту страну и каждый раз на занятиях вспоминает ее добрым словом. И то за океаном хорошо и это. А вот о Советском Союзе никогда не упустит случая сказать что-нибудь едкое. Часто она совмещает хвалу Америке и хулу на СССР. Не забывает этичка и о современной России, которая, по ее мнению, имеет шанс на развитие только в случае полного подражания Западу. Сейчас же РФ далека от идеала – совсем «не помогает» Штатам. Но именно Ельцин в девяностые годы «оживил» Россию.

«Мы должны радоваться тому, что живем в демократической стране. Наконец-то мы обрели свободу и можем говорить вслух все, что думаем. Положение сейчас «не сахар», но раньше всегда было намного хуже. И жить сейчас легче. Раньше ведь в магазинах было пусто – все увозили в Москву, а сами сидели с пустыми прилавками. Почти все было дефицитом. Если что-нибудь и появлялось, то приходилось выстаивать кошмарные очереди, чтобы купить это. Когда я рассказывала об этом своим друзьям в Америке, то они очень изумлялись – как такое может быть? Там у них всегда уважали права потребителей. Любой магазинчик предоставит огромный выбор товаров на любой вкус. Все, что пожелаете.

И люди везде не такие угрюмые, как у нас, а улыбчивые и приветливые. Все доверяют друг другу. Я часто бывала в небольших американских городках, там местные жители даже не запирают двери. И никто не ворует – все знают, что частная собственность – святое.

А квартиры, в которых мы живем! Да ни один уважающий себя американец не стал бы прозябать в подобном жилище. Даже безработных негров селят в домах более лучших, чем наши многоэтажки. А так, каждая нормальная семья имеет там свой коттедж. Их дома даже со стороны выглядят очень красиво и уютно».

После такого монолога всегда кто-нибудь из студентов не выдерживает и начинает возражать: «Как же так?! Разве в городах США нет таких трущоб, куда можно зайти и не выйти? И о какой приветливости и доверительности может идти речь, когда в Нью-Йорке каждый день происходят сотни убийств и ограблений? Да там вообще самый высокий в мире уровень преступности. А по поводу квартир – так мы вообще только из американских фильмов узнали, что люди могут жить в автофургонах. Если большинство жителей США живут в достатке, то это не потому, что они хорошо работают, а потому, что их страна занимает определенное место в мировой капиталистической системе. И место это на вершине айсберга, рядом с другими хищниками – те, правда, будут помельче».

Эти возражения, так же как и возражения студентов с другими политическими взглядами немедленно объявляются этичкой неверными и дискуссия сворачивается. Однако ей, как преподавателю нужно отдать должное – на зачётах и экзаменах она не прессует своих оппонентов и оценивает объективно. Между собой студенты ее называют Американкой. Прозвище это появились после того, как она однажды на лекции спросила у аудитории какой сегодня день недели и сослалась на то, что у нее есть только американский календарь — а там неделя начинается с воскресенья. Многие до сих пор смеются — может быть у неё и часы поставлены на американское время?

Дед

Этот профессор преподает для ряда гуманитарных факультетов русскую философию и марксизм. Поскольку он уже довольно пожилой человек, студенты за глаза называют его Дедом. Он почти никогда не ставит оценку ниже четверки, за что его студенты и любят. Иногда он приходит на лекции в подпитии и тогда вместо лекции произносит проклятия в адрес аморального современного телевидения: «Что же нам предлагают? В рот — жвачку, вниз – затычку, и быть довольными?!»

Так же он любит покритиковать современную власть за «преданность Западу» и «русофобию». Сам Дед есть убежденный славянофил и православный. Любит он сравнивать свою «веру отцов» и католицизм и делать выводы, какие католики дураки по сравнению с православными. Выглядит это довольно нудно. В споры с дедом никто не вступает, чтобы не расстраивать старика. Часто его никто не слушает, но из уважения все сидят тихо, пока тот не выговорится вдоволь и не отпустит всех с занятий пораньше. К Советскому Союзу у Деда двоякое отношение. С одной стороны, СССР был сильной страной, достойной только восхищения, с другой стороны, марксизм, как государственная идеология, по мнению Деда, никуда не годилась: «На бога замахнулись! Ишь чего захотели, мир изменить!»

Так он марксизм и преподает, каждый раз выражая к нему свое негативное отношение.

Сегодня студенты предпочитают не напрягаться и не спорить с преподавателями

Времена изменились: сегодня студенты предпочитают не напрягаться и не спорить с преподавателями.

Из лекций Деда можно узнать, что Маркс был шовинистом, прежде всего по отношению к русскому народу. Написал ряд работ против евреев, хотя и сам по матери был еврей. Еще Маркс был фанатиком и не считал зазорным уничтожить 10-20 миллионов русских в случае необходимости. В России только Плеханов понимал марксизм и поэтому считал социалистическую революцию в России бредом. Ленин же не разбирался в марксизме и только извращал это учение. Переворот в 1917 году совершила полуобразованная масса. Никакого социализма в духе Маркса в СССР построено не было и не могло быть построено. Философия Ленина – это философия мордобоя. Ленин всерьез даже и не пытался изучать теорию, а только и мог, что устраивать заварухи. И далее следовали проклятия в адрес большевиков.

В общем, все сразу поняли, что на лекциях Деда знаний почерпнуть невозможно, но чтобы не упустить халяву на экзамене, к Деду ходили. И действительно, на экзамене была халява, проблем с предметом ни у кого не возникло, хотя многие о Марксе только и знали, что он «ненавидел русский народ».

Но есть и другие преподаватели, довольно не плохо или даже хорошо относящиеся к истории Советского Союза и к учению Маркса. Сейчас они особо громко предпочитают не выступать. Если и скажут чего интересного, то как бы в пол голоса, вскользь. Спорить они, в основном, не любят, так как не хотят потерять работу. Однако многих из них можно встретить на 7 ноября на митинге или демонстрации и на других подобных мероприятиях. И как-то на одном из коммунистических пикетов преподаватель, состоящий в одной серьезной оппозиционной левой партии, тихо возмущался от того, что одному из его учеников было запрещено кафедрой писать диплом по политическим вопросам ленинизма. Окружающие его пикетчики понимающе кивали головами и кто-то из них сказал: «А что ты хотел, сейчас у власти белые, вот белые и решают, какая наука им нужна».

Вот и слушают дальше студенты монологи об улыбающейся Америке и о недоучке Ленине, который только и умел, как устраивать заварухи.

В.С.