Был ли Ленин против взятия власти?

Мотивом для написания этой статьи стало выступление Андрея Ивановича Колганова, члена редакции журнала «Альтернативы», на дискуссии о природе сложившегося в Советском Союзе общественного строя. Рассказывая о его специфике, докладчик верно отметил, что на момент Октябрьской революции в России материальные предпосылки для социализма ещё не сложились. Это наложило существенный отпечаток на процесс социалистического строительства в СССР. Отсутствие материальной базы было понятно и современникам, поэтому стратегия социал-демократии в этих условиях была предметом споров и серьёзных стратегических разногласий. Именно это было одной из основных причин, на которых меньшевики основывали необходимость сотрудничества с буржуазией и что, в конечном счёте, привело их в лагерь контрреволюции.

Тов. Колганов в своём докладе высказал тезис, что не только меньшевистская, но и большевистская партия в этих условиях стремилась избежать взятия власти. Приведём фрагмент его выступления (в записи с 23:50).

Само взятие власти большевики рассматривали не как средство движения непосредственно к социализму. Вот известные «апрельские» тезисы Ленина, которые, согласно «Краткому курсу истории ВКП(б)», характеризовались как выдвижение лозунга социалистической революции, на самом деле ничего подобного не содержали. Более того, Ленин, в дискуссии разъясняя свою позицию по «апрельским» тезисам, сказал так: «Я не только не «рассчитываю» на перерождение нашей революции в социалистическую, а прямо предостерегаю против этого». Это слова Ленина. Он прекрасно понимал, что предпосылок против социализма в России нет. Он писал, что преддверием социализма является государственно-монополистический капитализм, и кроме как через это преддверие, нами не достигнутое, войти в социализм мы не можем.

Чтобы избежать недоразумений, отметим, что под социалистической революцией Ленин понимал переход всей Путин помнит Ленинавласти в стране к рабочему классу. Для этого рабочий класс должен был быть организован (формой этой организации в 1917 году были Советы) и заручиться поддержкой части мелкой буржуазии. Авангардом же рабочего класса была партия РСДРП(б). Поэтому в тех исторических условиях социалистическая революция и захват власти большевиками воспринимались как синонимы.

Тот факт, что большевики всё-таки взяли власть в октябре 1917 года, докладчик объяснил тремя причинами. Во-первых, в противном случае они потеряли бы головы. Во-вторых, не придя они к власти, Россия оказалась бы поделённой на сферы влияния капиталистических держав, что надолго бы лишило революционное движения всяких перспектив. В-третьих, большевики рассчитывали на скорые революции в Европе и считали возможным строительство социализма при условии поддержки российского пролетариата.

Прав ли был тов. Колганов, приписывая Ленину нежелание брать власть? Попробуем разобраться.

Действительно, об опасности прихода к власти коммунистов, когда объективные исторические условия не созрели для социалистических преобразований, говорили ещё классики марксизма. Энгельс в письме Вейдемейеру писал:

Мне думается, что в одно прекрасное утро наша партия вследствие беспомощности и вялости всех остальных партий вынуждена будет стать у власти, чтобы в конце концов проводить все же такие вещи, которые отвечают непосредственно не нашим интересам, а интересам общереволюционным и специфически мелкобуржуазным; в таком случае под давлением пролетарских масс, связанные своими собственными, в известной мере ложно истолкованными и выдвинутыми в порыве партийной борьбы печатными заявлениями и планами, мы будем вынуждены производить коммунистические опыты и делать скачки, о которых мы сами отлично знаем, насколько они несвоевременны. При этом мы потеряем головы, — надо надеяться, только в физическом смысле, — наступит реакция и, прежде чем мир будет в состоянии дать историческую оценку подобным событиям, нас станут считать не только чудовищами, на что нам было бы наплевать, но и дураками, что уже гораздо хуже. [Энгельс — Вейдемейеру, 12 апреля 1853 г. ПСС, т. 28, стр. 490-491].

Однако из-за этого отказываться от взятия власти Энгельс не призывает. Далее он пишет:

Однако все это не важно, и самое лучшее, что можно сделать, — это уже заранее подготовить в нашей партийной литературе историческое оправдание нашей партии на тот случай, если это действительно произойдет. [там же]

Теперь вернёмся к вопросу, что же действительно писал Ленин в апреле 1917 года.

И здесь я подошел ко второй ошибке в приведенном рассуждении т. Каменева. Он упрекает меня в том, что моя схема «рассчитана» на «немедленное перерождение этой (буржуазно-демократической) революции в социалистическую». Это неверно. Я не только не «рассчитываю» на «немедленное перерождение» нашей революции в социалистическую, а прямо предостерегаю против этого, прямо заявляю в тезисе № 8: «…Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача…» Не ясно ли, что человек, рассчитывающий на немедленное перерождение нашей революции в социалистическую, не мог бы восстать против непосредственной задачи введения социализма? [«Письма о тактике», ПСС т. 31 стр. 142].

Октябрьская революция

Октябрьская революция

Здесь Ленин ссылается на свои «апрельские» тезисы: «Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов». Как мы видим, приведённая тов. Колгановым цитата действительно принадлежит Ленину. Однако продолжим чтение ленинской работы и посмотрим, чем же он объясняет своё нежелание немедленно переходить к социализму.

Мало того. Даже ввести в России «государство-коммуну» (т. е. государство, организованное по типу Парижской Коммуны) нельзя «немедленно», ибо для этого необходимо, чтобы большинство депутатов во всех (или в большинстве) Советов ясно сознало всю ошибочность и весь вред тактики и политики с.-р., Чхеидзе, Церетели, Стеклова и пр. А я совершенно точно заявил, что «рассчитываю» в этой области только на «терпеливое» (надо ли быть терпеливым, чтобы получить изменение, которое можно осуществить «немедленно»?) разъяснение! [Там же].

И далее:

Я глубочайше убежден, что Советы рабочих и солдатских депутатов скорее и лучше проведут самостоятельность массы народа в жизнь, чем парламентарная республика … Они лучше, практичнее, вернее решат, как можно сделать и какие именно можно сделать шаги к социализму. Контроль за банком, слияние всех банков в один, это еще не социализм, но шаг к социализму. Такие шаги сегодня делают юнкер и буржуа в Германии против народа. Их гораздо лучше сумеет сделать завтра в пользу народа Совет солдатских и рабочих депутатов, если в его руках будет вся государственная власть. [Там же]

Таким образом, Ленин прямо утверждал, что не только социалистические, но и буржуазно-демократические

Революция должна быть такой

Революция должна быть такой

преобразования будут осуществлены намного вернее под контролем рабочего класса, чем под руководством буржуазии. Предостережение же Ленина, на которое указал тов. Колганов, направлено не против взятия власти вообще, а против взятия власти в обход Советов, без опоры на организованные в них массы рабочих, крестьян и солдат. И именно потому, что в большинстве Советов преобладали меньшевики и эсеры, что Советы шли в хвосте у буржуазии и отказывались брать власть в свои руки, социалистическая революция в апреле 1917 года была невозможной. Отсутствие же материальных предпосылок для социализма, на что указывает тов. Колганов, Ленин в качестве препятствия для взятия власти попросту не рассматривал.

Думается, что и в ходе революционных событий, которые рано или поздно снова произойдут в нашей стране, поднимутся голоса, научно разъясняющие необходимость отказаться от борьбы за власть и «оставаться партией крайней революционной оппозиции».

 

И. Шмелёв