Восток по-прежнему в огне

Cу-24М: продолжение большой игры

Главным внешнеполитическим событием недели стал сбитый у турецко-сирийской границы российский самолёт. Этот инцидент вызвал большой резонанс в обществе. Впервые в новейшей истории России состоялось военное столкновение со страной НАТО. Тот случай, когда последствия могут быть далеко идущими, или же, наоборот, обе стороны попытаются замять данный инцидент.

Восток по-прежнему в огне

Восток по-прежнему в огне

24 ноября, находясь на боевом вылете и совершая бомбардировку над пограничными районами, самолёт ВКС РФ «Су-24М» был сбит турецкими средствами ПВО. Причиной такого решения турецкая сторона называет «многократное пересечение турецкой границы российским бомбардировщиком». Мог ли оказаться российский самолет над территории Турции? Да мог, на короткое время. Причиной могла быть, например, ошибка в навигации. По сети, по крайне мере, с лета 2015 года бродит фотография кокпита (предположительно — российского боевого самолета) с привязанным GPS навигатором. Говорить о достоверности, актуальности фото не стоит. Ошибки в любом случае совершаются. Да и, собственно, не так важен повод, по которому сбили. Если бы хотели сбить российский самолет, то его бы все равно сбили рано или поздно. Такой сценарий был возможен с самого начала операции.

Немалую медийную роль сыграло в данном событии спасение штурмана. Живой пилот, попавший в плен к туркам, мог бы стать козырной картой для Турции. Но, к счастью для пилота и РФ, он был эвакуирован и дал интервью журналистам. Естественно, он сказал то, что позволяет цензура и руководство. Суть проста: «Мы невиновны».

Словно на контрасте с произошедшей трагедией 29 ноября российский самолёт залетел в воздушное пространство Израиля и беспрепятственно покинул его. Министр обороны Израиля Моше Яалон достаточно миролюбиво заявил, что «поскольку российские самолеты не наносят по нам (Израилю) удары, нет необходимости их автоматически сбивать». Вероятно, это была заранее спланированная акция РФ и Израиля, призванная продемонстрировать «отмороженность» Эрдогана.

Куда важней последствия инцидента со сбитым самолётом. Первой реакцией было ожидание возможной военной эскалации. Но, к счастью, пока ничего серьезного из того, что можно было бы называть «активной фазой конфликта», не произошло. Если, конечно, не считать участившихся бомбоштурмовых ударов неподалёку от места крушения по конвоям предположительно турецких вооружённых сил.

Однако поступают сообщения о переброске турецкой армии к сирийской границе. Готовят ли турецкие власти наземную военную операцию? Или просто перестраховываются? Возможно, они хотят закрыть поток беженцев из Сирии.

Новейший зенитный ракетный комплекс С-400

Новейший зенитный ракетный комплекс С-400

Также РФ наконец-то развернула комплексы ПВО в Сирии. Многие говорят: лучше поздно, чем никогда. Но такое решение было не менее актуально, когда гражданская война в Сирии только начиналась. Быть может это позволило бы Асаду и его армии действовать более активно и не страдать от действии авиации НАТО и Израиля. И, возможно, тогда Сирийская арабская армия не оказалась бы в той плачевной ситуации, что была незадолго до начала операции ВКС РФ, Может быть, даже смысла в этой операции не было бы. Но, как и в случае с Осетией, Донбассом и другими подобными конфликтами, когда сильные мира сего принимают свои решения, интересы простых смертных не играют никакой роли…

Если говорить о политико-экономических последствиях, то стоит заметить, что в данной ситуации НАТО проявило себя куда более сдержано, чем обычно, ограничиваясь заявлениями. РФ, в свою очередь, также не спешила с реакцией. Обе стороны начали проводить экстренные совещания. Возможно, это была проверка и, что вполне вероятно, начало новой цепи событий в «большой игре на Востоке». Трудно что-либо предугадать, но, очевидно, события могут разворачиваться и по обострённому варианту.

«Турецкий поток» почти иссяк

«Турецкий поток» почти иссяк

Правительство России сейчас пытается показать народу значимость РФ в мировой политике, вводя санкции против Турции. Конечно, российская власть озабочена достойным ответом, чтобы не потерять свой статус в глазах населения. Проблема в том, что после сообщения о крушении самолета вновь начались колебания цен на валюту и нефть. Понятно, что в данном случае они были временными, обусловленными острым событием. Что же касается санкций, то цель очевидна – показать, что Турция совершила большую ошибку. Но они имеют и обратную сторону. Это потеря турецкого рынка для РФ, начиная с нефтегазового и кончая проблемами у российских туроператоров, и это только при поверхностном взгляде. Если начать вспоминать совместные проекты с Турцией, то первое, что приходит в голову, это «Турецкий поток». В него уже вложены большие деньги. Этот проект являлся достаточно перспективным для России. Да, есть альтернативы, но это новые расходы, как бы нас сейчас ни успокаивали всевозможные эксперты… С другой стороны, сбитый самолёт – гигантский информационный повод для отвлечения населения от внутренних проблем и спекуляции на патриотизме. Своего рода, подарок для власти.

Этот инцидент, в общем-то, не первый «звонок» для РФ. Эскалация на Ближнем Востоке продолжается. Вполне вероятно, что мы увидим новые последствия внешней политики РФ, которые отразятся на всех.

 

Павел Волков