В Намибии жарко: как готовится 19-й Всемирный Фестиваль молодёжи и студентов

Интервью с членом Президиума Национального подготовительного комитета

От редакции.

В России постепенно разворачивается подготовка к самому крупному и массовому событию следующего года. В октябре 2017 года в Сочи на базе олимпийской инфраструктуры пройдёт 19-й Всемирный Фестиваль молодёжи и студентов. Событие это неоднократно освещали в центральной прессе. Российским и зарубежным зрителям демонстрировали торжественные заседания с почётными гостями. Высокопоставленные чиновники в своих интервью делились общими фразами о целях и задачах Фестиваля. В начале декабря, например, эта тема ещё раз поднималась на Международном молодёжном форуме, который прошёл в Санкт-Петербурге. Казалось бы, всё идёт по накатанной «селигерной» колее… Однако у программы Всемирного Фестиваля есть «двойное дно», а вокруг процесса подготовки давно уже горят нешуточные страсти. В ноябре представительная российская делегация ездила совещаться с зарубежными партнёрами аж в далёкую Намибию, где собрались представители нескольких десятков стран со всего мира. И на этой знойной встрече россияне выступали против… россиян, которые подвергли действия правительства жёсткой критике. Что же на самом деле происходит со Всемирным Фестивалем? Каким он будет? И будет ли?

Об этом нам расскажет Александр Батов, член Президиума Национального подготовительного комитета XIX Всемирного фестиваля молодёжи и студентов 2017 года, Почётный Председатель Революционного коммунистического союза молодёжи — РКСМ(б), участник 2-й Международной подготовительной встречи в Намибии.


Логотип 19-го Фестиваля Молодёжи и студентов— Чему была посвящена встреча в Намибии? И почему пришлось ехать так далеко?

— Поскольку Фестиваль всемирный, готовятся к нему на всех континентах. И каждая международная подготовительная встреча проводится на своём континенте. Во-первых, никому не обидно, а во-вторых, встреча помогает встряхнуть молодёжные организации региона, мобилизовать их. Первая Международная подготовительная встреча всегда проходит в том регионе, где проходил предыдущий Фестиваль. В этот раз она прошла летом в Венесуэле. Теперь настал черёд Африки. А следующая встреча пройдёт весной в Азии, предположительно в Шри-Ланке.

Главным вопросом встречи в Намибии стал вопрос о программе Фестиваля. Российская делегация приехала со своим вариантом, зарубежные коллеги разработали свой. Оба варианта на ходу переделывались, притом в ожесточённых спорах. Далеко не все разногласия удалось снять.

— Кто входил в состав российской делегации?

— Делегация была довольно разношёрстной. С одной стороны, в неё входили российские чиновники, представители Федерального агентства по делам молодёжи и связанных структур. Например, Григорий Петушков, возглавляющий Национальный Совет молодёжных и детских объединений России; Ксения Разуваева, руководитель Роспатриотцентра и Дирекции по подготовке Всемирного Фестиваля. При них был секретари, референты, переводчики и другой персонал. Все они тоже входили в состав делегации. С другой стороны, присутствовали представители молодёжных организаций левой направленности. Это молодёжная организация КПРФ, молодые «справороссы», наш РКСМ(б) и некоторые другие. Формально всё это — одна делегация, хотя фактически это, конечно, не так.

— Чем вызван такой своеобразный состав российской делегации? Почему упомянуты только левые? Были ли делегаты от МГЕР или молодёжного крыла ЛДПР?

— Всё очень просто. Строго говоря, организатором всех всемирных фестивалей молодёжи и студентов выступает Всемирная Федерация демократической молодёжи (ВФДМ). Это объединение было создано сразу после Второй Мировой войны при активной поддержке СССР. Естественно, Федерация имеет левую политическую направленность, в её рядах много коммунистов, социалистов. В состав ВФДМ входят несколько молодёжных организаций из России, в том числе и наша. Поскольку именно Федерация организует международные подготовительные встречи, на них приглашаются представители всех членских организаций. Тем более, это касается страны, которая принимает Фестиваль.

— Вы хотите сказать, что незарегистрированная организация РКСМ(б), недавно прославившаяся скандальной акцией у Музея ГУЛАГа, на международной арене выступает на одном уровне с представителями российского правительства?

— Да. И не только на международной. В России мы также работаем вместе независимо от обоюдного желания. Сформирован Национальный подготовительный комитет по подготовке Всемирного Фестиваля в России. В него входят как проправительственные структуры, так и российские организации — члены ВФДМ. В том числе и Революционный комсомол, нравится это кому-то или не нравится. С нашим присутствием приходится считаться, поскольку таково требование ВФДМ.

Намибия

Намибия, недалеко от г. Виндхук

— Разве не Кремль решает, каким быть Фестивалю и кто в нём примет участие?

— В этом и состоит главная интрига всей темы. Формально за всё отвечает отнюдь не Кремль, а упомянутая Всемирная Федерация. Ею проводятся международные подготовительные встречи, ею утверждаются лозунги, программа и прочее. Фактически же заправлять всей подготовкой хочет именно российская власть. Кто платит, тот и заказывает музыку. Фестиваль будет финансироваться из российского бюджета, поэтому чиновники рассчитывают отодвинуть ВФДМ в сторону. В итоге получаем откровенно конфликтную ситуацию.

— Разве между Россией и ВФДМ есть какие-то принципиальные разногласия? Все в одном строю против «западного империализма».

— Разногласий не просто много, а всё больше и больше. ВФДМ хочет провести Фестиваль, который отвечал бы духу всех предыдущих подобных форумов, сохранял дух и традиции фестивального движения. Напомню, всемирные фестивали дважды проводились в СССР: в 1957 и 1985 годах. Нетрудно составить о них впечатление. Это были действительно антиимпериалистические форумы, объединяющие молодёжь всего мира. Там не было лукавства и «двойного дна». Политические цели озвучивались открыто и не вызывали отторжения, горячие темы соседствовали с важными культурными событиями.

Совсем иное будет в Сочи. Затея с Фестивалем призвана решать внешнеполитические задачи Российской Федерации. Если взглянете в официальную презентацию Фестиваля, подготовленную российской стороной, то найдёте там такие замечательные цели и задачи: «создание сети дружественных иностранных молодёжных некоммерческих организаций по всему миру»; «формирование сообщества проводников российских ценностей и интересов за рубежом».

Если переводить с казённого языка на разговорный русский, речь идёт о поиске и вербовке потенциальных «агентов влияния», которые будут в своих странах проводить пророссийскую линию и выполнять заказы правительства РФ. При этом российская власть не хочет допускать на фестивальных мероприятиях никакой опасной политической «крамолы», никакого обсуждения острых вопросов, особенно по ситуации в самой России. Вместо этого участникам Фестиваля хотят предложить бодрячковые пляски, попсу и другие бездумные развлечения под присмотром «старших товарищей». В общем, селигерщина как она есть.

Разумеется, это не устраивает Всемирную Федерацию демократической молодёжи.

— Почему бы тогда Кремлю не провести обычный Селигер на международном уровне? Зачем связывались с ВФДМ?

— Кремлю нужен лейбл Всемирного Фестиваля молодёжи и студентов. Нужно продемонстрировать преемственность с фестивалями, проводившимися в советское время. Это элемент заигрывания с патриотическими настроениями. Наивным гражданам внушают, что сильная Россия — продолжатель СССР. Мы возрождаемся, встаём с колен, грозим Западу, а потому надо затянуть потуже пояса и потерпеть олигархов, цены, тарифы и мракобесие… В общем, псевдосоветская оболочка и антисоветское содержание.

К тому же, Фестиваль явным образом приурочен к 100-летию Октябрьской революции. Кремлю хочется показать, что истеблишмент не отворачивается от этой даты, чтит историю страны. Хотя по сути это всего лишь заигрывание с наивными патриотами.

В силу всех этих причин России понадобилось связаться с ВФДМ и сделать попытку поставить Федерацию под свой контроль. И это только начало. Кремль намерен заняться восстановлением «Международного Союза студентов». По-видимому, российские власти имеют обширные планы по выстраиванию международных структур под своим патронажем.

— Удалось ли поставить ВФДМ под российский контроль?

— Пока нет. Конечно, сила силу ломит: у ВФДМ медийный и финансовый ресурс гораздо скромнее, чем у России. Руководство Федерации лавировало и отступало перед требованиями российской стороны. Но всему есть предел. Аппетиты российских чиновников безграничны, и скоро руководство ВФДМ оказалось перед ситуацией, когда невозможно дальше уступать, не теряя лица и авторитета среди своих собственных соратников. Поэтому переговоры в Намибии носили достаточно жёсткий характер, иногда превращавшийся в открытый конфликт.

Встреча ВФДМ, Намибия: горячие обсуждения

Встреча ВФДМ, Намибия: горячие споры с российскими чиновниками

— Как это выглядело?

— Первый день Международной подготовительной встречи в Намибии оказался фактически сорван. После торжественной церемонии открытия должно было начаться собственно пленарное заседание. Но перед ним российские чиновники отвели руководителей ВФДМ в сторонку и принялись горячо торговаться с ними. Они требовались всех и всяческих уступок по программе Фестиваля, и не только. Со стороны чиновников звучали уже не слишком-то завуалированные угрозы: мол, если не договоримся, то будем проводить «какой-то другой фестиваль». В итоге переговоры руководителей ВФДМ и руководителей российской делегации затянулись примерно на 7 часов. Они сидели за столом, остальные россияне стояли рядом, а иностранные делегаты, недоуменно взирая на происходящее, слонялись без дела. Жаркий спор продолжался дотемна. Когда закончили, проводить что-либо было уже невозможно… Конечно, поведение российских чиновников выглядело очень некрасиво. Своего они не добились, наиболее спорные вопросы были вынесены на голосование.

— Что за вопросы стали камнем преткновения?

— Прежде всего, российская сторона хотела протащить свои правки в программу Фестиваля. Никакого «антиимпериализма», зато славословия в адрес «многополярного мира». Это было отвергнуто. Также они очень настаивали на упоминании так называемых «17 целей в области устойчивого развития ООН». Мол, надо подчеркнуть, что программа Фестиваля составлялась с учётом этих целей. Руководство ВФДМ резонно возразило, что это не так и потому нечего врать людям. В итоге на следующий день вопрос был поставлен на обсуждение. Из делегатов встречи позицию российского правительства поддержала только известный блогер Дарья Митина. Все остальные делегаты дружно провалили предложение российской стороны. Многие выступающие делегаты, представлявшие Грецию, ЮАР, Иорданию, Кубу и другие страны, крайне прохладно высказывались относительно ООН и её принципов. Чиновники в итоге были вынуждены снять требования. Правда, мы видим, что это не мешает им вводить в заблуждение российскую аудиторию и говорить, будто эти «17 целей» якобы учитывались.

Встреча ВФДМ, Намибия: горячие обсуждения— Вы говорите о «российской стороне». Но Вы сами — тоже её часть. Или нет? Российская делегация выступала монолитно?

— Монолитности не было никакой. Большинство представителей российских левых организаций давно уже возмущаются грубым вмешательством Кремля в содержательную часть Фестиваля. Правда, это возмущение чаще всего высказывается шёпотом, в кухонных разговорах. Ведь эти организации давно встроены в российскую политическую систему. Вспомним, что парламентские партии официально кормятся из государственного бюджета, да и многие непарламентские структуры получают свои косточки от Администрации Президента. Поэтому сила возмущения обратно пропорциональна длине поводка, на котором власть держит ту или иную организацию. Есть среди них те, кто осмеливается немножко критиковать власть, тщательно подбирая выражения, а есть те, кто полностью её обслуживает несмотря на свою «коммунистическую» вывеску.

Наша партия РКРП и комсомол РКСМ(б) с властями не связаны никак, денег из бюджета не получают, спонсоров не имеют, поэтому мы можем говорить то, что думаем. Этим и пользуемся. Выступая в Намибии, я подробно рассказал о том, во что хотят превратить Всемирный Фестиваль российские чиновники. Иностранцы к этому прислушались. Они понимают ситуацию.

— Значит, основная линия разлома у российской стороны — между чиновниками и леваками?

— Нет, всё сложнее. С одной стороны, как я уже сказал, одни левые вполне открыто служат правительству, а некоторые другие ругают его шёпотом. Самые последовательные и непримиримые — это мы, могу сказать об этом без ложной скромности.

С другой стороны, в стане самих российских чиновников не всё ладно. Есть конкуренция, межведомственные разборки. Дело в том, что сейчас подготовкой Фестиваля занимаются параллельно две структуры. Ещё летом был создан Национальный подготовительный комитет РФ. Существование этой структуры — требование ВФДМ. Комитет объединил преимущественно левые организации, его полномочия достаточно широки. Он отвечает за формирование национальной делегации, продвижение рекламы Фестиваля среди российской молодёжи и другие аспекты работы. Но по факту НПК оказался отстранён от всех этих функций, потому что в рамках Росмолодёжи была сформирована совсем другая структура — так называемая «Исполнительная дирекция Всемирного фестиваля молодежи и студентов». Никакая она не исполнительная на самом деле. Дирекция пытается полностью определять все аспекты подготовки Фестиваля, в том числе, принимать политические решения. Например, они уже раздают медийным персонам статус «общественных послов Фестиваля», уже пишут совершенно невменяемые правила формирования российской делегации. А Национальному подготовительному комитету оставляют роль безвольного наблюдателя. Разумеется, это далеко не всех устраивает. Вопрос о взаимоотношениях двух структур до сих пор не урегулирован, конфликтность нарастает.

Представитель РКСМ(б) в Намибии с товарищами по борьбе

Представитель РКСМ(б) в Намибии с товарищами по борьбе

— Чем, на Ваш взгляд, может закончиться история с Фестивалем?

— Предсказывать будущее — занятие неблагодарное.

Если рулить будет наименее адекватная часть чиновничества, мы получим то, что они умеют делать, — большой безмозглый Селигер, с гармошками-матрёшками, Тимати и Биланом. Нормальным людям будет стыдно от этого убожества. Если же у руля встанут чиновники, способные искать компромиссы и договариваться, тогда есть надежда, что Фестиваль всё же будет наполнен реальными дискуссиями, волнующими всё российское общество, а не только пропагандистской трескотнёй правительства.

Как бы то ни было, при любых условиях и раскладах мы будем бороться за то, чтобы Фестиваль стал свободным форумом молодёжи, а не марионеточным событием Кремля.