Денис Ерохин. Молчание ягнят?

Денис Ерохин. Молчание ягнят?Долгое время, работая на Фольксвагене, я и сам был в числе терпеливых «ягнят», которые ругают руководство и обсуждают проблемы только в курилках, в своем узком кругу, а при виде начальника затихают и слушают, что им скажут. Так было до моего вступления в МПРА.

Вступив в профсоюз, я узнал много нового, как о самих проблемах, так и о способах их решения. Я сделал вывод, что нами, простыми работниками, манипулируют разными способами. Нас запугивают, шантажируют, распускают слухи и сплетни, да и просто обманывают.

МПРА открыл мне глаза на реальность. Мне стало ясно, что «молчание ягнят» только усугубляет дело. Но, оказывается, у ягнят тоже есть «зубки», которыми можно здорово ответить обидчикам.

Самую большую, на мой взгляд, проблему для работников, составляют не графики, не грейды (квалификационные разряды – ред.), не отсутствие переводов в штат сотрудников кадровых агентств. Проблема – это мы сами, отсутствие сплоченности, эгоизм, стремление унизить кого-то из своего же коллектива. Неужели большинство из нас не замечает, как намеренно ссорят смены друг с другом? А ведь три разных смены одного завода — это один большой коллектив.

МПРА на Фольксвагене удалось сорвать планы менеджмента по введению шестидневного графика. Профсоюз добился отмены рабочих шестых ночных смен (по воскресеньям), и добился отмены (пусть для начала и частично) шестых дневных смен по субботам. Казалось бы, все просто: мы, наконец, объединились, столько сделали вместе. Осталось совсем немного, и мы раз и навсегда закрепим в коллективном договоре пятидневную рабочую неделю…

Но, увы, все сложнее чем хотелось бы. На середине пути до полной победы многие люди «повалили» из профсоюза, уговаривая выйти и своих коллег, подкрепляя все это необходимостью платить кредит, нехваткой денег на ремонт или просто жадностью (это, по крайней мере, самый честный аргумент). И никто не думает о том, что за оставшиеся рабочие субботы МПРА выбил у работодателя компенсацию (40% за каждую отработанную субботу, если она есть в графике). Никто не думает, что грейд скоро станет возможным присваивать не за мифические «освоил 50% производства», а в соответствии с четко прописанными критериями. Никто не думает, что выходя из профсоюза, ослабляя его, мы снова даем работодателю шанс вернуть все, как было: «Вот вам шестые смены, и в день, и в ночь. Вот вам 0 вместо 40% компенсации, а вот вам… (ну, мало ли что менеджмент завода еще придумает)».

Радует во всем этом только одно — то, что в массе людей, ведущихся на очередной подвох руководства находятся те, кто не верят слепо всему что «сказала женщина из отдела персонала». Они стараются понять суть вопроса и спокойно получить информацию у активистов, прежде чем ругать их и угрожать выходом из профсоюза.

Источник