Заговор против трудящихся

21 марта в Калуге была совершена наглая провокация против всего профсоюзного движения России. 15 активистов профсоюза МПРА были задержаны полицией прямо во время заседания профсоюзного комитета.

Калуга. Незаконно задержанные активисты МПРА вышли на свободу

Калуга. Незаконно задержанные активисты МПРА вышли на свободу

В офис МПРА ворвались полтора десятка вооруженных полицейских, которые утверждали, что где-то поблизости произошло ограбление и преступники, якобы скрылись в помещении профсоюза. Фальшивость этого предлога обнаружилась сразу, как только задержанных (среди которых была и несовершеннолетняя дочь одной из активисток) доставили во 2-й отдел полиции. Там профсоюзников ожидали сотрудники центра по противодействию экстремизму, которые интересовались вовсе не мифическим ограблением, а текущей деятельностью и планами МПРА. Из уст представителей власти звучали лживые, абсурдные и оскорбительные обвинения в работе на иностранные разведки! При этом никаких протоколов не оформлялось, т.е. правоохранители прекрасно знали, что никаких правонарушений просто не было. Зато полицейские требовали у задержанных пройти процедуру дактилоскопии, как будто речь шла об опасных уголовниках. Уже после освобождения из полиции активисты профсоюза заметили, что за офисом МПРА ведется наружное наблюдение.

Произошедшее 21 марта – далеко не случайность. На протяжении многих лет калужские власти и правоохранительные органы рассматривают МПРА как некое преступное сообщество и не оставляют попыток давления на его активистов. Стоит вспомнить, например, о попытках отыскать «экстремизм» в листовках комитета МПРА на заводе «Бентелер» в сентябре 2013 года. Разумеется, они так ни к чему не привели. Зато несколько активистов подверглись допросам. В мае того же года столь же абсурдные обвинения с тем же нулевым результатом были предъявлены активистам первички МПРА на заводе «Фольксваген», где в тот момент продолжался трудовой спор. И это лишь немногие факты подобного рода, имевшие место в Калуге на протяжении последних лет.

Мы уверены, что речь здесь идет не о непрофессионализме полиции, хотя он и очевиден, а о последовательной политике местных властей и связанных с властными структурами работодателей, направленной на маргинализацию единственного в регионе сильного свободного профсоюза. В настоящее время МПРА действует на нескольких калужских предприятиях: «Фольксваген», «Бентелер» и «Пежо-Ситроен». Он представляет интересы двух тысяч калужских рабочих и постоянно доказывает свою эффективность в борьбе против сокращений, срочных трудовых договоров, за повышение зарплаты и улучшение условий труда.

Казалось бы, калужские власти должны быть благодарны МПРА, который способствует социальной защите населения в условиях кризиса и повышает трудовые стандарты. Профсоюз был бы вправе рассчитывать если не на содействие государства, то, во всяком случае, на уважение с его стороны. Ведь профсоюзные структуры, которые вовсе не могут похвастаться подобными успехами, пользуются всеми благами «социального партнерства». С калужским МПРА ведет продуктивные переговоры международный концерн «Фольксваген», являющийся крупнейшим работодателем региона. Профсоюз признан и на международном уровне. Но в глазах полиции и центра «Э» — это лишь группировка экстремистов, требующая постоянного надзора.

Сами того не понимая, калужские власти занимаются саморазоблачением. Устраивая необоснованные, незаконные и безрезультатные репрессии против наиболее уважаемой общественной организации региона, они расписываются в том, что интересы иностранных компаний для них важнее, чем интересы местных трудящихся. Все разговоры о социальной ответственности и уважении к человеку труда рассыпаются в пыль, как только люди труда начинают требовать социальной ответственности от крупного бизнеса.

Нет нужды напоминать, что МПРА в Калуге действует исключительно легальными методами, на основе Конституции и российских законов. Законность требований профсоюза подтверждают и многочисленные решения судебных органов (как, например, недавнее постановление областного суда о незаконности применения срочных трудовых договоров на заводе «Пежо»). Однако действия полиции наводят на мысль, что вопрос о законности или незаконности для «правоохранителей» не стоит вообще. Отстаивание трудящимися своих интересов посредством коллективных действий рассматривается как крамола, вне зависимости оттого, что говорят на этот счет Конституция и Трудовой кодекс. Паранойидальные обвинения в работе на Запад — лишь неумелая маскировка очевидного факта: МПРА защищает российских работников от произвола западных компаний, в то время, как «борцы с мировым заговором» открыто играют на руку иностранному капиталу.

В общем, если бы экстремисты на калужских заводах действительно существовали, а не были лишь продуктом больного воображения полиции, то субботний налет полиции на офис МПРА был бы для них бесценным агитационным материалом.

Источник