За что нужно сказать «спасибо» церковникам

Беспредел РПЦ в Брянске

Радостная новость – в полку защитников свободы прибыло. По крайней мере, господин Гундяев, известный широкой общественности как патриарх Кирилл, причислил свою церковь к числу чуть ли не главных защитников внутренней свободы человека.

«Те, кто желает контролировать общественное, народное сознание, понимают, что покуда будет церковь, тотального контроля никогда не будет» – заявил он представителям прессы, пытаясь дать объяснение участившимся «нападкам» на церковь.

РПЦ завоёвывает всё новые здания Брянска

РПЦ завоёвывает всё новые здания Брянска

По его мнению, именно враги свободы, которые стремятся превратить людей в «рабов идей, политических концепций, принятых точек зрения», и выступают сейчас против церкви и её служителей. Видимо, с точки зрения Предстоятеля РПЦ сама церковь не стремится контролировать то самое общественное и народное сознание. Это всем нам только кажется. Жаль, но не объяснил нам патриарх и того, чем человек с вбитыми в голову православными догматами отличается от пресловутого «раба идей», которого он так бойко заклеймил. Не прояснил он и вопрос, каким именно образом церковь и её учение, которые строго регламентируют всю жизнь человека и окружают её обрядами с рождения и до самой смерти, защищают внутреннюю свободу человека. Впрочем, пусть в этом разбираются специалисты в области схоластики и казуистики.

Нам же и так ясно, к чему патриарх пустился в эти рассуждения. Церковь стала раздражать. Причём всех. Даже тех, кто совсем недавно проливал галлоны слёз, поминая ужасные гонения на церковь и те «адовы муки», которые она перенесла при «безбожном режиме» большевиков. Церковь гонимая сменилась церковью торжествующей, но её торжествующая физиономия оказалась не слишком симпатичной. Слишком быстро она заплыла жирком, глазки её алчно заблестели, а за смиреной улыбкой, как оказалось, прятались острые клыки, которые теперь жадно вцепились в разнообразную собственность. И аппетит у великих постников оказался нешуточный. Одна только история с Исаакиевским собором чего стоит. К тому же церковь как-то сразу оказалась везде и всюду. И во всё суёт свой нос. Без них теперь даже спуск на воду подлодок не обходится. И это тоже начинает раздражать. И очень.

А богатство церковников на фоне более чем скромной жизни их паствы? А волшебные часы патриарха, которые то появлялись, то исчезали на фото? Всё это тоже не проходит мимо народного сознания, свободой которого столь обеспокоен патриарх. Поэтому зря он ищет причины «гнусных нападок» на церковь в происках поборников тотального контроля. Она кроется в ином – в алчности и агрессивности самой церкви. Даже среди верующих всё больше тех, кто говорит: «в Бога верую, но попов не люблю и в церковь не хожу». А раздражение, которое вызывает церковь своей политикой заметно уже не вооружённым глазом. Причём, проявляется оно не только в связи с какими-либо крупными событиями, вызвавшими общероссийский резонанс. На местном, региональном уровне всё обстоит точно так же.

Никольский храм напротив сквера

Никольский храм напротив сквера

Например, в Брянске сейчас разгораются страсти по поводу строительства очередного храма. К слову, они и так растут у нас, как грибы после дождя. И вот очередной храм решено возвести на территории Пролетарского сквера в Бежицком районе города. Ряд общественных организаций и местные жители выступили против его строительства, опасаясь, что в результате Пролетарский сквер – единственный островок зелени в округе – будет уничтожен. Однако, Бежицкая районная администрация уже дала разрешение на постройку храма и вырубку шести каштанов в сквере.

Казалось бы, шесть каштанов – не велика потеря. Верующие, чтобы успокоить противников стройки, даже посадили в сквере аж двадцать деревьев, да и церковь пообещала обустроить оставшуюся территорию сквера после постройки храма. Вроде бы на этом инцидент должен был быть исчерпан к всеобщему удовольствию. Ан нет, пикеты продолжаются, активисты-общественники собирают подписи под петициями, обивают пороги администраций. Неужели они и есть те самые враги свободы, о которых говорил патриарх?

Именно так Брянская епархия и пытается представить дело. «Против строительства выступают коммунисты»сказал, как отрезал, один из её представителей. Но дело вовсе не в этом. А в том, что Пролетарский сквер – это лакомый кусочек, на который давно зарятся многие застройщики: там уже пытались возвести высотный жилой дом, затем парковку для дирекции АО «БМЗ».

Тогда ничего не вышло: жители сквер отстояли. И вот новая стройка! Проблема в том, что строительство на территории сквера храма с выделением под него земельных участков автоматически потребует перерегистрации и нового межевания даже не занятых под постройку участков, что позволит изменить их статус, чем, наверняка, воспользуются разнообразные недобросовестные застройщики. Жители микрорайона опасаются именно того, что «богоугодная» стройка станет только началом полного уничтожения сквера, в существовании которого не заинтересованы ни чиновники, ни бизнесмены. Дохода-то с него никакого. Но, может быть, эти опасения не имеют оснований? Но как тогда быть с тем, что решение о постройке было принято районной администрацией втихую, фактически за спиной у местных жителей. Более того, представители администрации утверждают, что разрешение на постройку храма было принято после проведения публичных слушаний по этому вопросу, но никаких слушаний не было, как нет и упоминаний о них в прессе. Впрочем, само по себе это ещё ни о чём не говорит.

Есть ещё одно, самое важное обстоятельство, которое и заставляет людей относиться с недоверием ко всей этой истории. Дело в том, что вопреки утверждениям представителей епархии, которые заявляют, что храм в этом месте просто жизненно необходим местным православным, он им абсолютно не нужен. Просто потому, что прямо напротив Пролетарского сквера, на другой стороне улицы Ульянова уже есть храм во имя святого Николая Чудотворца, который и посещают местные верующие. Да, этот храм располагается в бывшем жилом доме, но он уже оборудован (у него даже есть своя колокольня) и ничто и никто не мешает молиться тем, кому это нужно, именно там. От него до предполагаемого места строительства, кстати, буквально метров 150-200. Зачем, спрашивается, лепить храм на храме? Другое дело, если важно как раз место, территория постройки. Тогда всё становится на свои места. Поэтому у брянской общественности сложилось мнение, что церковь заботится не о нуждах верующих, как заявляет, а расчищает дорогу для других.

Архитектор Брянской епархии Александр Перов

Архитектор Брянской епархии Александр Перов

Отдельно хотелось бы процитировать очень показательное заявление архитектора Брянской епархии Александра Перова: «Храмы должны быть в шаговой доступности, как хлебобулочные магазины, или общественные организации»сказал он, возражая противникам строительства. И эта фраза мне пришлась по душе. Особенно сравнение храма и магазина, ибо оно всё делает до крайности логичным: действительно, если РПЦ – это федеральная коммерческая сеть, в чём никто уже не сомневается, то ей нужно как можно больше точек продаж — храмов. Бизнес есть бизнес. Церковь и сама им занимается и помогает его делать другим. Просто замечательно, что представитель Брянской епархии так реально смотрит на вещи и так откровенен. И пусть все знают, что церковь считает, что в шаговой доступности нам нужны именно храмы, а не школы, детские сады, игровые площадки и поликлиники. Такие заявления как раз то, что нам нужно.

Церковникам я хочу вообще сказать «спасибо». Никакая атеистическая пропаганда не может сделать то, что делаете вы. Продолжайте в том же духе и пусть раздражение, которое вы уже сейчас вызываете, перерастёт в гнев, а гнев породит действие! Мы надеемся на вас. Давайте, давайте, ещё наглее, ещё жаднее. Как говорится, бог в помощь.

Иван Томов