Интервью с выходцем из Западной Украины

Вот уже который месяц не прекращается истерия, связанная с событиями на востоке Украины. Видимо поэтому мы стали забывать о том, что на западе этой страны тоже живут трудящиеся (в частности, русскоязычное население). Они тоже страдают от произвола нацистской хунты, пришедшей к власти в феврале 2014 года. Политика «разделяй и властвуй» позволяет списать немалую часть бед и проблем в глазах массового обывателя – представителя титульной нации – на мифические «злодеяния» «понаехавших», «нетитульников» (в данном случае, «кацапов-москалей»). Это универсальная национальная политика буржуазии, применяемая не только на Украине и не только на территории бывшего СССР.

Для иллюстрации же ситуации на Западе Украины представляем вашему вниманию интервью, взятое активистом РОТ Фронта у своего однокурсника-«западенца».

– Как тебе жилось на Украине?

– Все знали, ещё задолго до майдана, что я – русский. Было многим неприятно, что я говорю на своём языке. Когда всё это началось – все, как один, обозлились. Преподаватели занижали оценки. Русским начали говорить: «Чемодан-вокзал-Россия!». С моим соседом по общежитию мы хорошо общались. Когда всё это началось – он полез в политику и несколько раз угрожал зарезать меня. Сестра моего отца из Закарпатья поссорилась с нами, и мы больше не общаемся. Преподаватель на паре мог при всех сказать: «Езжай в свою Россию!» Русскоязычное телевидение отключили. По украинским каналам объявляли, что Россия во всём виновата, нападает на нас, Европа и Америка нам помогают.

– Как жили люди на Украине до Майдана?

– Экономически было очень плохо. Украина после развала СССР не сделала ничего для своего хозяйства. Всё что было – осталось от СССР. В культурной же сфере – у многих была личная неприязнь к русским, но всё это не очень-то проявлялось.

– У тебя были сочувствующие, единомышленники?

– Были. Один мой друг придерживался такого же мнения, что и я, мы резко отстаивали свою точку зрения. Другой был на два года меня младше, он не поддерживал никакую позицию, а просто здраво оценивал ситуацию. Он называл цирком всё, что происходило на Майдане, понимая суть всего этого. Большинство же окружающих напоминали зомби, говорили невероятные глупости.

– Каково было твоим родителям?

– Они очень переживали. Особенно о том, что меня могут забрать в украинскую армию, поэтому пришлось меня быстрее вывозить. Им эта ситуация была очень неприятна. Мать – русская, отец хоть и украинец, бывший военный, но всегда поддерживал Россию. Поэтому был шокирован происходящим. Маму сильно прижимают на работе. Если будет сокращение, то она сразу полетит. Коллеги часто обговаривают её за спиной, ругаются они часто.

????????????????????????????????????????????– На уроках истории внушают, что бандеровцы – герои и всё такое?

– Когда я учился в школе, это ещё не продвигалось так сильно. У нас историчка была более объективная, понимала суть всех этих вещей. Но сейчас уже так преподают и в школах, и в иных учебных заведениях. Бандеру реально считают героем, и не только на уроках истории, но и вообще. Там теперь модно ходить со свастикой.

– Как отреагировала церковь на Майдан?

– У нас, как бы, раскольническая церковь. Они считают, что украинская православная церковь должна быть отделена от русской. Сейчас многие хотят, чтоб на Украине была только украинская церковь.

– Как русская церковь отнеслась к путчу?

– Плохо.

– А тебе не кажется странным, что до всего этого большинство украинских граждан исповедовали русскую церковь, а теперь наоборот?

– Сейчас они начинают ходить в украинскую, не видя в этом ничего зазорного. Считают себя патриотами.

– А не кажется ли тебе, что люди до того были доведены режимом Януковича, что были готовы поддержать кого угодно ради хоть каких-то перемен?

– На этом-то и сыграли организаторы «революции». Вот Ливия, например, по африканским меркам, жила очень хорошо, сильно была развита экономически. Но всё равно американцы нашли, к чему придраться и из чего сделать «революцию».

– Что ты можешь сказать о таких элементах как Ляшко, «Свобода» и прочие?

– Ляшко – это натуральный клоун. Украинский аналог Жириновского, так сказать. Все понимают, что к власти он никогда не придёт. Кто-то ведь должен быть в оппозиции. Это разрекламированный популярный человек, которого слушают. «Свобода» – чисто нацистская партия. В Киеве они часто устраивали понты.

– Что происходило в твоём городе во время путча?

– Сняли Ленина краном с постамента, поставив туда украинский флаг и фотографии погибших на Майдане, захватили ОГА, сожгли прокуратуру. Мой одногрупник лично участвовал в захвате администрации. Правосекам специально выдавали бейджи, маски и зелёную дорогу в придачу.

– Правда ли, что при Януковиче «Свободе» и тому подобным структурам было очень вольготно?

– Это сложно сказать. При Януковиче доминировала «Партия Регионов», а те все были в оппозиции. Но в целом – у нас депутатам всегда было очень вольготно.

– Каково сейчас левым силам на Украине (КПУ, «Боротьба»)?

– Их запретили. КПУ уже, можно сказать, нет. Фракция ещё осталась, а партии нет уже. Когда кто-то из них выходит к трибуне в Раде, то им просто отключают микрофон. При Януковиче они ему симпатизировали.

Янукович вообще был очень непонятным. Хотел усидеть на двух стульях. Если Ющенко до него точно понимал, что ему нужно двигаться на Запад, то он и шёл к этому. А Янукович и с Россией хотел хорошие отношения поддерживать, и с Америкой. Это его и погубило.

–»Беркут» творил какой-нибудь произвол при Януковиче?

– Это была обычная ментура. Там была своя узаконенная мафия. Но на Майдане для них был настоящий ад. Они стояли смены в тридцать часов. Им было запрещено есть, спать, ходить в туалет. При этом терпеть, когда лупят со всех сторон.

– Почему же Янукович не принимал никаких мер?

– Боялся реакции. Но я уверен, что если бы он в начале ноября, когда всё это началось, разогнал бы их, то ничего бы дальше не было. И я убеждён, что в этом была своя выгода для Януковича.

– Чем сейчас дышат Николаев, Херсон, Одесса…

– Я знаю, что губернатор Днепропетровской области Коломойский – очень хитрый и очень злой человек. Это один из самых богатых людей Украины, миллиардер. Он спонсирует собственную армию, у него есть свои батальоны, и он до сих пор воюет отдельно на Донбассе. Даже после перемирия он продолжает обстреливать Донецк. Он как собака, сорвавшаяся с привязи. Ему никто не указ. Сейчас на Украине идёт очень сильная борьба за власть.

– По результатам всевозможных опросов – на Украине сейчас лидирует Порошенко. Неужели люди довольны его правлением?

– Порошенко ведёт очень грамотную предвыборную компанию. Люди доверяют ему до сих пор. Ведь во время Майдана Порошенко был в затишье, его не выпускали никуда. Яценюк – не тот человек, он очень амбициозный, в политике немало лет. Тягнибок поддерживает нацистские лозунги, дать ему власть – это подписать себе смертный приговор. А Порошенко – идеальная кандидатура успешного бизнесмена, точнее он хочет таким казаться.

– Тебе что-то известно про то, что Янукович кусал Коломойского?

– Было дело, просто делили территорию, деньги, власть. Коломойский до сих пор использует методы 90-х годов, спокойно занимаясь рекетом и т.д. Может прийти со своими «пацанами» на какой-нибудь завод и отобрать. Ему законы не писаны. Янукович – это тоже была мафия, но та мафия, которая сейчас пришла – она ещё хуже.

– Что изменилось на Украине за месяцы новой власти?

– Зарплаты задерживают, пенсии, цены – ввысь. Но люди не понимают этого, надеются, что потом будет лучше. Боятся признать, что когда-то были не правы.

– Каково русским в западных областях?

– Тяжело. Прессуют их со всех сторон. Несмотря на это, они не сопротивляются, подобно безмолвным овцам. Они там, примерно, как в России таджики.

– Что бы хотел от себя добавить?

– То, что Украина сейчас уже не страна. Мне кажется, что через пару лет её просто не будет существовать как таковой. Потому что экономики нет, народ сам себя уничтожает. Если они потеряют Донбасс, а они его уже, по большому счёту, потеряли, то у них не будет чем подпитывать экономику. Там самые крупные заводы. В Мариуполе есть завод, который даёт (или теперь уже давал – Ред.) 7% ВВП всей страны. Этих всех заводов не будет. На чём они жить будут?

Записал Юрий Лупиков