История написания «Безальтернативной Истории»

Рассказывает один из авторов современной «красной» литературы

От редакции. Культура, искусство, мораль — всё это понятия классовые. Их развитие впрямую зависит от развития того или иного класса. Господствующий класс, как известно, старается навязать свою идеологию, ценности, нравственность всему обществу. В современной России это вполне удалось. Поскольку российские трудящиеся слабо организованы, слабо осознают свои коренные интересы, их бытовые интересы и ценности формируются совсем другими людьми. А собственно пролетарская культура пребывает в довольно жалком состоянии.

Но среди моря пустой беллетристики всё же попадаются литературные произведения, по-настоящему умные, талантливые и при этом классовые. Одно из таких произведений — книга «Сектант» Константина Костинова.

"Сектант" (К. Костинов)Книга написана словно в пику модным нынче «альтернативкам» про «попаданцев». Сюжет произведения — настоящая «альтернативная история» наизнанку. Главный герой — обычный современный молодой обыватель с кучей предрассудков, штампов и благоглупостей в голове — попадает не в альтернативную, а в настоящую историю. Глушь в Псковской губернии, 1925-й год. Автор достаточно скрупулёзно работал с исторической фактурой, чтобы воссоздать обстановку того времени в мелочах, вплоть до особенностей говора. Однако, не всё так просто! Главный герой отнюдь не торопится разевать рот и вбирать в себя историческую правду. Он не намерен отказываться от своих «знаний». Шаг за шагом, сравнивая вдолбленные в школе антикоммунистические штампы с реальностью, он находит всё новые объяснения и, в конце концов, уверяется, что попал в «альтернативку». Само по себе это обстоятельство — тонкая ирония над всем жанром! Обычно главный герой попадает в «альтернативку», часто думая, что находится в реальном прошлом, а тут всё с точностью до наоборот.

Но в этом и состоит главная ценность романа. Вместе с главным героем читатель как бы заново проходит путь переосмысления истории, которая предстаёт перед ним непосредственно, как реальная жизнь, как непрерывная череда осязаемых фактов. Сталкиваясь с явлениями, которые не вписываются в стереотипы о «тоталитарном прошлом», главный герой активно старается залатать своё шатающееся мировоззрение. Обывательская логика с её типичными измышлениями отрисована автором мастерски. Но всё новые и новые факты не унимаются, лезут перед глаза, а иногда и бьют по лицу. Медленно, с ошибками и перекосами главный герой бредёт навстречу справедливости. Сам себе удивляясь, а иногда даже стыдясь, он становится смертельным врагом белогвардейских бандитов, коллективистом, беспартийным сторонником большевиков. Учится радости свободного творческого труда — неведомой в современном мире радости. И читатель, не свободный от антикоммунистической пропаганды, постигает этот путь вместе с ним.

"Сектант" (К. Костинов)

Книга Костинова «Сектант» дала стимул творческой мысли другого «красного» публициста и писателя, который известен под псевдонимом «Шлифовальщик». Результатом его усилий стала повесть «Безальтернативная История». О том, как возник замысел произведения, расскажет нам сам автор. А мы от всей души рекомендуем нашим читателям обе книги. И почаще заглядывать на авторскую страницу 🙂


 

Коммунистической фантастики в Интернете немного, особенно крупной формы. Из последней больше всего запомнились «Солнечная сторона» Сергея Эса, «Красный броневик» Хабаровой Елены и «Марсианин» Александра Богатырёва. По совету товарищей из РКРП прочёл яркий роман Костинова «Сектант» (авторское название более ёмкое – «Неинтересное время»), который поразил великолепным знанием описываемого исторического периода. Всё перечисленное и натолкнуло на мысль о написании собственной фантастической повести «красной» направленности.

"Безальтернативная История" (Шлифовальщик)В большинстве произведений современные коммунистические авторы рисуют картины коммунистического будущего. Побоявшись, что не достигну ефремовской глубины проработки и лиризма ранних Стругацких я отказался от изображения общества будущего, решив писать повесть в привычном сатирическом жанре. Ведь красная литература – это не только моделирование коммунистического общества, но и критика капиталистического.

Мысль описать прошлое, существующее в головах антисоветчиков, пришла неожиданно. По телевизору шла какая-то очередная передача, в которой ведущий рассказывал о Гражданской войне. Аккуратно обходя краеугольные камни белого террора, он концентрировался на зверствах красных. Я люблю такие передачи и смотрю их в качестве юмористических. Слушая байки ведущего, я представлял толпы пьяных небритых матросов, по какой-то непонятной блажи расстреливающих кристальных белых, изображённых в передаче чуть ли не святыми. И вот тут пришла в голову идея описать «как бы серьёзно» антисоветскую историю, для чего следовало собрать в повести основные либерально-националистические мифы. С такими мифами можно бороться двумя способами. Первый, наиболее часто используемый – спорить с мифотворцами, доказывать их неправоту цифрами и фактами. Но, увы, зачастую этот способ не работает, поскольку здравый смысл у оппонентов отсутствует: эмоции от миллионов расстрелянных лично Сталиным полностью затмевают разум. Было решено воздействовать на читателя вторым способом: «поверить» в эти мифы и изобразить их так, чтобы при этом все нелепости и нестыковки выплыли наружу.

Для вдохновения я прочёл десятки мегабайт разнообразных антикоммунистических сочинений, от изящного «тонкого троллинга» вроде «Собачьего сердца» до термоядерной антисоветчины — романа «Плач по красной суке». А для полноты картины пришлось и посмотреть с десяток антисоветских фильмов разной степени шизофреничности. Теперь представление об антисоветском прошлом, куда было решено отправить главного героя, было полным. В качестве фантастического допущения была принята гипотеза о существовании некоего мемориума – единой памяти Вселенной, в которой хранится информация о каждом событии. Для усиления сатирической составляющей этот мемориум «разрешено» изменять, причём каждая политическая группировка, пришедшая к власти, будь то либералы, ура-патриоты или умеренные националисты, старается перекроить события прошлых лет.

"Безальтернативная История" (Шлифовальщик)Сначала я планировал главного героя сделать коммунистом, который борется за чистоту истории, но потом понял, что это придаёт произведению излишний пафос, который уменьшит сатирическую остроту повести. Поэтому было принято решение сделать героя политически нейтральным, обстряпывающим по ходу повести свои личные делишки, эдаким «хорошим парнем» из американских боевиков. Аналогичный приём был использован Ильфом и Петровым, когда на первый план выдвигался аполитичный герой со своими приключениями, а сатира проходила как бы на заднем плане. В «Безальтернативной истории» то же самое: главного героя не удивляют и не возмущают нелепости изменённой истории, потому что он к этому привык и даже научился извлекать выгоду.

По моему мнению, сатирическая фантастика сейчас как никогда актуальна и востребована, и хотелось бы в будущем ещё немного поработать в этом жанре.

Шлифовальщик
специально для сайта РОТ ФРОНТ