Какая зарплата, такая работа

Сколько получал почтальон, выбросивший письма?

Душещипательная история произошла недавно в городе Могоча, что расположен в Забайкальском крае. Какие-то случайные прохожие обнаружили в лесу, прямо на земле, кипу писем и других почтовых отправлений. Почтальон решил не заморачиваться с доставкой конвертов, а просто скинул их в безлюдном месте.

Сумка почтальона Справедливо возмущённые граждане принесли несколько «вещдоков» главе Могочинского района и тот разразился в фейсбуке:

«…Я возмущён. Это свинство! Это сволочизм какой-то. Люди пишут письма, отправляют, покупая марки оплачивают услуги доставки, а работники почты просто выбрасывают это в лес…»

И ведь действительно свинство – с главой района тут не поспоришь. Кто-то не получил важные медицинские документы, кто-то информацию о погибшем человеке и таких примеров десятки, если не сотни.

Почтальон уже уволен – информационные агентства эту новость подверстали в заголовок первоначального сообщения обо всём происшествии. Выглядит это, к примеру, так: «В Забайкалье «Почта России» уволила сотрудницу, выбросившую письма в лесу».

Так что ж, справедливость, пусть и с опозданием, но восторжествовала?

Как сказать. Во всей этой истории есть ещё одна возмутительная, прямо таки свинская грань.

Статистика зарплат профессии «почтальон» в Забайкальском крае беспристрастно сообщает, что в среднем люди с такой должностью получают в текущем, 2016 году, около 8000 рублей в месяц.

Зарплата почтальона

Зарплата почтальона

Или вот другой источник, сайт с вакансиями – здесь зазывают всех желающих поработать в «Почте России» за 10 800 в месяц. Только здесь речь идёт уже о Чите, краевом центре.

Такие зарплаты говорят о многом. Например, о том, что «работодатели» совсем свихнулись, если рассчитывают от нанимаемых работников прилежного или хотя бы в меру добросовестного отношения к своему труду. А ещё нищенские почтальонские оклады дополняют информацию о рынке труда в целом.

Текущие условия, в которых существуют российские рабочие, нельзя назвать для них благоприятными. Общая тенденция такова, что капиталисты, управление предприятий и вообще все, кто именует себя напыщенным словом «работодатель», имеют в своём распоряжении целый набор законных инструментов, позволяющих влиять на понижение заработной платы на своих предприятиях и, как следствие, на рынке вакансий сейчас творится сплошной беспредел. Рабочая сила «сбита» в цене до крайне низких отметок. «Почта России» – это госпредприятие. Либералы могли бы здесь закатить истерику о том, что государство не эффективно. Но у частных хозяев такой же мрак: все массовые рабочие должности оплачиваются совершенно по нищенски.

Вакансия почтальона в Чите

Вакансия почтальона в Чите

Несмотря на то, что средняя заработная плата в стране в июне была больше 38 тысяч рублей, в реальности этот показатель можно сравнивать со средней температурой по больнице. Баснословные зарплаты небольшой по численности прослойки менеджеров высшего звена и «приподнятых» чиновников (есть ещё рабочие мегаполисов, которые лучше оплачиваются, чем рабочие провинции) тянут цифру вверх, тогда как миллионы граждан получают за свой труд суммы и в два, и в три, и в четыре раза меньшие.

Вся трагедия российского рабочего класса сейчас заключается в том, что он не освоил пока основные инструменты, позволяющие влиять на размер зарплаты в сторону увеличения. Инструменты эти давно известны: профсоюзы, классовая организованность, солидарность.

Но классовую борьбу никто не может отменить до тех пор, пока существуют классы. И рабочие, припёртые к стенке нищенской оплатой труда, раздавленные чудовищным отчуждением, и не имеющие пока массовых боевых профсоюзов, вынуждены выходить на зыбкий путь индивидуального саботажа.

Что такое письма, выброшенные в лесу? Это акт презрения работника к своей работе, приступ безысходности от жизненной ямы, заставившей человека продавать свою рабочую силу за 8000 рублей в месяц. Кто-то не получит письма? Это плохо. Но тот, кто должен эти письма разносить был доведён до отчаяния ужасными условиями, устроенными «работодателями». И не стоит обвинять рабочих в лени, иначе трудно будет объяснить, почему в других условиях такие же рабочие совершают трудовые подвиги.

Индивидуальный саботаж как метод очень не эффективен, однако в случае с письмами в городе Могоче он оказался совсем не холостым выстрелом. Субъект саботажа, сам работник, был уволен – это потери. В данном случае они вряд ли являются неприемлемыми, так как речь идёт работе с бросовой зарплатой. Пострадали адресаты почтовых отправлений – это сопутствующие потери. Им не повезло, и они очутились между «двух огней». Сам «работодатель» – это объект саботажа. Он привык подавлять и угнетать, раздавать кнуты рабочим и пряники своим управленцам. А в этот раз к нему тоже «прилетело» – публичная огласка данного случая вполне себе не плохой «камень в огород». Но тоже не смертельный.

Вот так же каждый день неорганизованные рабочие пытаются навредить своему «хозяину», и этим неосознанно подтачивают капитализм, устраивая тысячи актов индивидуального саботажа. Изредка удары достигают цели, но чаще страдают сами саботажники. Выход на путь классовой рабочей организованности – это просто вопрос времени. До тех же пор, пока это не стало «трендом», дороги будут разрушаться сразу после ремонта, письма не доходить, а краска отшелушиваться от ржавой поверхности.

Попав случайно под раздачу, оказавшись в графе «сопутствующие потери», направляйте своё справедливое возмущение по адресу – не на затравленных наёмных работников, а на распалившихся от отсутствия организованного классового отпора «работодателей».

Вячеслав Сычёв