Когда идея овладевает массами

О том, как важно разговаривать с людьми

От редакции.

Левые часто забывают, как вредно вариться в собственном соку.

Левые часто пренебрегают общением с простыми смертными — теми, за благосостояние кого они борются.

Левые считают, что они вполне самодостаточны и лучше всех знают о чаяниях трудящихся масс.

На деле выясняется, что левые — маргиналы, сектанты, слабые кучки, оторванные от жизни. Про таких говорил, предвосхищая, Владимир Ильич: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа».

Наш соратник, рабочий, постоянно контактирует с обычными людьми, которых так боятся левые активисты. Он решил поведать редакции о том, как происходят такие разговоры. Ведь в кругу, где люди объединены общей проблемой, наиболее эффективно вести пропаганду. Именно в таких «коллективах поневоле» часто возникают поистине революционные настроения.

Товарищ, в следущий раз, когда ты будешь ехать в маршрутке, когда будешь стоять в злой очереди, когда будешь оставаться один на один с большой толпой недовольных людей, не отворачивайся. Помни, что это те люди, во имя которых ты ведёшь свою борьбу. Помни, что большая победа складывается из маленьких побед.

Начни разговор. Поведай о своей проблеме. Объясни, кто виноват. Выслушай. Будь частью общества, ради освобождения которого ты на словах готов отдать жизнь. Оттачивай свои аргументы. Не стремись оказаться правым, но непонятым. Добивайся сочувствия твоим идеям. В конце концов… Разве не это — твоя главная обязанность?


"Очередная" российская реальность

«Очередная» российская реальность

В маршрутках, в больничных очередях, в очереди в ПФР и т.д я поднимаю подобные разговоры. Для чего? Ну, во-первых, живое общение с народом — это то, что не позволяет оторваться от реальности. Во-вторых, интересно и важно знать, что думает народ по тем или иным вопросам, какие темы его наиболее активизируют, злят, а на какие он не обращает внимание.

Еду в маршрутке и тут, человечек, лет 45-50 на вид, начинает рассказывать, какая несправедливость вокруг — цены растут, зарплаты падают, сокращения повсюду, лекарства дорожают, пенсии мизерные — и денег в бюджете нет, чтобы поддерживать всех. Хохлы и американцы, сволочи, покоя не дают.

— А знаете ли вы, — направляю беседу в нужное мне русло, — что Рашников (хозяин Магнитогорского металлургического комбината) в прошлом году купил яхту стоимостью 130 млн. долларов, что равно по прошлогоднему курсу 4,2 млрд руб. И это 210 тысяч средних (20 тысяч рублей) зарплат работников комбината. 210 тысяч! Вдумайтесь в эту цифру. Если разделить на 12 месяцев, мы получим 17,5 тысяч годовых зарплат!

А утечка капитала в прошлом году — 150 млрд. долларов. Это более 5 трлн. рублей. Куда они текут? Кому? Нашим же чиновникам. А Вы говорите, денег нету. Деньги есть, но не для всех. Вместо того, чтобы поднять зарплаты рабочим — яхта, вместо того, чтобы поддерживать учителей и врачей — их сокращения и одновременно — дворцы и замки в Европе. А что мы?

— А что толку бастовать? Уже бастовали — без толку. Нас уже не раз обманывали, в том числе и с акциями комбината. Дали всем акции и устроили многомесячные задержки зарплат. Тут же аферисты и скупали их за копейки. А куда людям деваться? Жить-то надо.

— Ну Вы же сами говорите, что это обман, афера. А значит, комбинат принадлежит вам. Поднимайте этот вопрос снова и снова.

— Как поднимать? Ты знаешь, что творится на комбинате? Там ФСБ-шники слушают. Ходят и слушают, кто и что говорит. Натуральные ФСБ-шники. Рашников и Путин — друзья. Сколько раз Путин к Рашникову в гости приезжал? Все бесполезно. Уже было много таких как ты. И где они теперь? Любого, кто поднимает подобные вопросы, увольняют тут же.

— Не нужно возмущаться по одиночке. Нужно всем сразу.

— Молодые нахапали кредитов — теперь боятся возмутиться. Работают на двух-трех работах, чтобы рассчитаться. В таксисты после работы, а по выходным ремонтами промышляют: окошко кому вставить, паркет уложить. Жены мужей дома не видят. А мы, старики, чего нам надо? Мы заслужили пенсию. Все. Нам больше не надо.

— А Вашим детям? Ваших же детей обманывают везде и всюду, а Вы — в кусты? Кредит — это тоже афера. Даже без кредитов — всех нас обманывают. Взять хотя бы квартиры — себестоимость строительства от 30 до 50% от стоимости жилья — а остальное куда? Всё нашим чинушам да богатеям в карман. Они — в Куршавели, а Вы во вторую смену таксёриком подрабатывать. Это правильно?

Или, еще пример, доля зарплаты в стоимости товара — 5-10%, когда во всем мире 40-60. Всю промышленность, что есть у нас, мы уже выкупили. Повторно. Мы уже 25 лет работаем бесплатно. Сталин за 30 лет построил страну в чистом поле. А мы — просто дарим свой труд, непонятно зачем, за что и кому.

— Сынок, ты отработай моё, а потом говори. У меня, вон, зубов не осталось. Я простой рабочий — ни в профком, ни на выборы — никуда не лезу. Знаю, как там задницы лижут. Ничего не поделать. Так просто эту систему не изменить.

— Выборы нам не нужны. Они нужны им. Они существуют для замыливания глаз. Для создания видимости, что ты на что-то влияешь. Никто не говорит, что будет просто. Но если ничего не делать, ничего и не изменится. Вам же самому не нравится жить, как мы живем. Так в чем проблема?

— Сынок, я все эти аферы знаю, как например, аферу с выборами, аферу с НПФР. Заставляли всех перечислять часть пенсии, в один и только один НПФР. А если хочешь в другой — отпуск только зимой, отпроситься — никуда, путевки — не получишь. Фондом заведовала жена высокого комбинатовского начальника.

— И все промолчали. А если бы все возмутились — может, и результат был другой.

— А ты попробуй возрази. Статья есть. «Экстремизм» называется. Даже у нас, в Магнитогорске, уже есть не один осужденный.

— Откуда берется экстремизм? Что является его почвой, питательной средой? Это нищета масс, отсутствие перспектив, переросшее все пределы социальное расслоение, глухое к нуждам масс государство. Когда вас чиновник обвиняет в экстремизме — смело плюйте ему в лицо. Он сам экстремист. Он ничего не сделал, чтобы уничтожить почву на которой произрастает экстремизм, а напротив — вместо того, чтобы помочь нуждающимся — купил себе новенький «Порше» и закатил многомиллионый банкет по этому случаю.

— У них сила: полиция, ФСБ, суды.

— А у нас — численность, массы. Будем настойчивы, проявим солидарность — им не устоять.

— Ты посмотри на Украину, что там творится. Нам оно надо? Нам бы до пенсии допыхтеть. Революция — это кровь. Да и лидеров нету.

— А разве сейчас мы не вымираем по полмиллиона в год? Разве коэффициент рождаемости, о котором писала «Российская Газета» не ниже порога воспроизводства населения? Правда, словно опомнившись, удалили ту статью и опубликовали другую — о превышении рождаемости над смертностью. Что явная чушь, учитывая коэффициент рождаемости.

Вы пенсии ждете, а Ваши дети? А куда деть тех, кто официально не работает? Добрую половину работяг. Им и кредит законным способом не дают. Они не могут даже попытаться приобрести жилье иначе, чем впутываясь в криминал… Что Вы говорите собственным детям? «Терпите, как Я терпел»? И какой Вы после этого отец? Кого Вы воспитываете в детях? Холопов? Рабов?!

Что получается: сами Вы успели получить, бесплатно, при Советской власти и образование и квартиру, стаж заработали, квалификацию. Выбились в люди. А детям желаете в дерьме кувыркаться всю жизнь? Я даже не знаю, как это назвать. Даже животные не лишаются полностью инстинктов самосохранения, в каком бы отчаянном положении они не находились. Вы же — полностью обезумели. Вы сами твердите: плохо, все плохо — кругом обман. А когда говоришь — нужно прекращать этот беспредел — грудью кидаетесь на его защиту.

Лучше бы Вы говорили, что все у нас хорошо. Тогда бы я сказал, что Вы просто дурак. Но Вы не дурак, а обычный трус. Причем, настолько трусливый, что готовы пожертвовать и личным благополучием и собственными детьми.

Если бы мне был шестой десяток — я бы не задумываясь участвовал в акциях протеста, даже на баррикады бы полез. Что терять старику, у которого дети уже взрослые? Свою немощность, беспомощность. И обрести при этом силу духа. Настоящую свободу. Да мне бы было за радость! Но к кому я обращаюсь? К мелкой мещанской душонке, которая дальше собственной кишки видеть не желает. И таких, которые понимают, куда мы катимся, но малодушничают сопротивляться, увы, абсолютное большинство. Что с ними делать? Воспитывать! Как я сейчас Вас воспитываю, несмотря на возраст. Доказывать, что такое поведение, — это катастрофа.

О каких лидерах Вы можете говорить? Любой лидер завязнет, утонет, сгинет навеки в этом мещанском болоте. Пока Вы сами не измените свою потребительскую психологию на решительность и нетерпимость к эксплуататорам и притеснителям, на боевой настрой и недружелюбное отношение к работодателям и чиновникам, непримиримость к тем, кто творит несправедливость — ничего не изменить.

Прежде, чем требовать лидера, — сами станьте лидером. Хоть небольшим. Иначе — любой «лидер» будет водить Вас за нос и использовать в своих, а не в Ваших, интересах.

Научитесь не бояться начальства. Научитесь задавать неудобные вопросы. Будьте солидарны со своим коллективом. И вы сразу почувствуете себя другим человеком. Настоящим человеком.

А не навозным червем, весь смысл жизни которого — копошиться в дерьме и в нем же и подохнуть.

Агитировать всегдаНаучитесь говорить правду в глаза не боясь, что за это могут наказать. Могут и даже скорее всего накажут. Однако наказание должно только укрепить ваше мнение о вашей правоте. И чем сильнее на Вас давят, тем громче должны Вы говорить, тем солидарнее должны быть со своим коллективом. И никак иначе. Иначе — нас так и будут гнуть и ломать.

Революции создают массы, а не начальники, не руководители, не партии.

P.S.: Я все время следил за реакцией людей. Люди старшего возраста поддерживали. 40-50-ти летние — самый проблемный возраст с двойственной позицией: вроде согласны, но… Причем, количество этих «но» таково, что нивелирует в ноль все их согласие. Они недовольны. Очень недовольны. Но, они боятся решительных действий. В предпенсионном возрасте, рискуешь остаться без работы и нормальной жизни навсегда. Молодые нахватались кредитов, слушают молча, хоть и видно по выражению лиц, что одобряют. Пенсионеры — самые активные. Что очень печально.

P.P.S.: В маршрутке, в отличие от интернета, никакой тролль не может испортить твою речь. Никто не заблокирует твои слова и не удалит их. И не напакостит другими способами. Все зависит только от твоих способностей говорить.

Товарищ Владимир