Комитет по труду против реальности

29 июля прошла пресс-конференция председателя петербургского Комитета по труду и занятости Дмитрия Чернейко. Вместе с ним о ситуации с безработицей говорили Юлия Горохова из Центра занятости населения и Екатерина Скляренко из компании HeadHunter. Петербургские чиновники сразу дали понять, что у них есть своя реальность, в которой нет ни безработицы, ни задержек зарплаты. Вопрос о соотношениях между различными реальностями был признан ими философским.

Комитет по труду против реальностиПо официальной статистике, безработица в Петербурге снижается 9 недель подряд и составляет всего 2,5%. По той же официальной статистике, задолженность по зарплате в городе – всего 0,1% от общего фонда зарплаты и тоже снижается. Похоже, что сам Дмитрий Чернейко не очень понимает, как интерпретировать такие позитивные данные, потому что ситуация в экономике все-таки тяжелая. Он объяснил это, во-первых, успешной работой центров занятости и, во-вторых, серьезным оттоком мигрантов. Причем не только иностранных рабочих, но и жителей других российских регионов, прежде всего – Ленобласти. Типичный безработный в Петербурге сегодня – это женщина от 30 до 55 лет, уволившаяся по собственному желанию, работавшая служащим.

Журналисты задали ему прямой вопрос о том, сколько жителей Петербурга реально нуждаются в работе, но не регистрируются в центрах занятости, то есть о том, каков реальный процент безработицы? Чернейко сказал, что это – «философско-политический вопрос». С одной стороны, он признал, что если бы пособие по безработице составляло не 850 рублей, а равнялось хотя бы прожиточному минимуму, то число зарегистрировавшихся выросло бы с 13 тысяч (как сейчас) до 60 тысяч. С другой стороны, он намекнул, что если не регистрируются, то значит, не стремятся найти работу.

Посчитать, сколько в России безработных на самом деле, крайне сложно. Некоторые эксперты говорят о 15%. Официальная статистика не хочет и не может выяснить реальный уровень безработных. То же самое можно сказать и о задолженностях по зарплате. Росстат и Гострудинспекция учитывают долги только на крупных предприятиях.

Номинальная зарплата за год выросла на 3,7%. Неплохой показатель при официальной инфляции в 15%.

Отдельно Чернейко упомянул о ситуации на GM. Он сказал, что компания проявила свою социальную ответственность, предложив увольняемым рабочим по 7 зарплат. По мнению Чернейко, это больше, чем требовал профсоюз МПРА (от 12 до 18 месячных окладов). Кроме того, он заявил, что проблем с поиском рабочих GM сейчас нет. В центр занятости обратилось 200 человек (напомним, что с марта работу потеряли более 1000 человек), и всем им помогли. Мы попросили прокомментировать эти заявления рабочего GM Романа Косенкова. Роман ответил: «Конечно, предложенные GM 7 зарплат – это меньше, чем 12 окладов, которые требовал профсоюз. Непонятно, как считает председатель Комитета по труду. Что касается трудоустройства бывших рабочих GM, то пусть покажут хоть одного, кто был бы сейчас доволен. Большинство сидит без работы. Некоторые нашли какие-то подработки, на которых получают гораздо меньше, чем на заводе».

Екатерина Скляренко из HeadHunter отметила, что в последнее время (с июня) на рынке труда наблюдается некоторая стабилизация. Однако конкурс на одно рабочее место все равно довольно высок. На одну вакансию приходится 9,8 резюме. Нормальный показатель – 5 резюме на вакансию. По официальным данным, конкурс – 0,41 человека на вакансию. Вновь – две параллельные реальности. В завершении представительница HeadHunter отметила, что главным приоритетом для соискателей при выборе работе является белая зарплата и официальное трудоустройство (41% опрошенных компанией говорят об этом). Это еще раз говорит о том, как уродливы трудовые отношения в России, если оформление по закону и белая зарплата – редкость и недостижимый идеал для многих.

 

Источник