Коммунисты и царствие небесное

От редакции. Мы представляем статью, посвящённую интересной и по-настоящему злободневной теме — религии. Коммунисты часто отворачиваются от верующих, считая себя на голову выше тёмных и закостеневших мракобесных умов.

Стоит ли так рьяно порицать любые проявления религиозности в суждениях наших сторонников или это приведёт к замыканию в себе, к превращению партии в секту, неспособную расширяться и привлекать новых людей?

Приглашаем и вас к дискуссии, дорогие читатели.


Религия или наука?Разглядывая общество как некий копошащийся объект, левые периодически останавливают своё внимание на религии. «Ба! Да это же опиум народа, вздох бездушной твари! Ну, здравствуй, сейчас я тебя буду громить».

И громят – на бумаге, словами, роликами в интернете. Поводов для приложения критической мысли здесь действительно масса: повсеместное строительство церквей-новостроев с участием госбюджета, массовые истерии с мощами святых, захват памятников архитектуры и предметов искусства для религиозных нужд, да много ещё чего.

Есть примеры действительно возмутительных действий с участием церковников.

Однако, несмотря на обилие подобных фактов, почитателей бога в нашем современном российском обществе меньше не становится.

Часто со стороны коммунистов исходит предубеждение ко всем верующим, которых не принято даже рассматривать в качестве потенциальных союзников. Здесь даже можно утверждать, что если всех религиозных автоматически зачислить в стан противников социалистических идей, то левые однозначно проигрывают битву за умы современников. Число верующих – с разной степенью вовлечённости к участию в обрядах – очень велико.

А ведь классики, бывало, строго настрого наказывали: забудете классовый подход, будете блуждать в трёх соснах и ничего не сможете объяснить. Даже при взгляде на православную церковь, на ислам, на католичество и всё остальное необходимо помнить – это не только набор абстрактных идей и догм, это, прежде всего группы людей, очень большие группы. И классовый разлом, вся противоположность и экономических и политических интересов зачастую проходит прямо по телу этих исторически сложившихся человеческих сообществ.

Возьмём в качестве примера православие – оно более широко распространено в нашей стране.

Несмотря на декларативную приверженность древним догмам, православие чётко встроилось в современный мир. Оно не похоже на то, каким оно было сто лет назад и, тем более, тысячу лет назад. Оно новое и изменившееся. Поддержка, которую оказывает государство и правящий класс православию, говорит об одном – их общие цели во многом совпадают.

Миллионы людей – наших сограждан – считают себя приверженцами именно этой, византийской ветви христианства. Структура православной церкви строго централизована, иерархична. Большое количество филиалов (приходов, монастырей, специализированных учебных заведений, часовен и т.п.) развёрнуто по всей стране. Тысячи священников, дьяконов, монахов и всевозможных святых старцев строго следят за соблюдением устоявшихся традиций и распространением влияния православия в обществе. Вокруг церкви вращаются огромные капиталы.

Ведущая мировая религия - капитализм

Ведущая мировая религия — капитализм

Служители церкви сами умеют делать деньги: изготавливают и продают предметы культа, сдают в аренду помещения, устраивают на базе монастырей хостелы и гостиницы для прихожан, собирают всевозможные пожертвования на строительство храмов и на другие нужды. Но это всё – лишь часть капиталов церкви. Правящий класс России, новая буржуазия, активно сотрудничает с церковью и жертвует огромные суммы на взаимовыгодное партнёрство. А ещё православную организацию периодически поддерживает государство, выделяя церкви средства из бюджета для различных нужд.

Церковь широко представлена в популярных СМИ. Например, на «Первом канале» постоянно идёт «Слово пастыря», на новостном канале «Россия 24» о различных вопросах рассуждает митрополит Илларион, многие другие СМИ активно транслируют события церковной жизни: праздники, визиты иерархов, пресс-конференции и тому подобное. Церковь имеет и свои собственные телевизионные каналы («Союз», «Спас»), не говоря уже о большом количестве журналов, газет и ресурсов в Интернете.

Надо ли говорить, что влияние церкви огромно и что она ежегодно привлекает под своё влияние тысячи новых сторонников?

Современные российские левые, а особенно коммунисты, привыкли воспринимать церковь как врага, а православных граждан как потенциальных политических противников. Марксизм уже давно дал научные определения религии. Однако церковь и огромная масса православных – это не одно и то же. Левым нужно научиться проводить границу, отделять мух от котлет, то есть классово враждебных адептов православия и классово близких верующих.

Нет православия единого и монолитного, воспевающего канонизированных царей и проклинающего преданных анафеме большевиков, думающего обо всех жизненных вопросах так, как сказал патриарх. Есть два православия.

Первое погрязло в роскоши, лицемерии и близости к власти. Оно включает в себя не только высших церковных иерархов, но всех тех, кто духовную сивуху готов продавать оптом и в розницу – точно так же, как торгаши сбывают сивуху настоящую. А ещё тех, кто выпячивает свою принадлежность к православию, а на самом деле является ловким и крупным хапугой (например Васильева, подельница бывшего министра обороны Сердюкова).

Даже декларируемые православными канонами этические нормы вступают в противоречие с кричащей реальностью, особенно в мегаполисах. Дорогущие иномарки столичных «батюшек». Золото циклопических храмов-новостроек. Уход от налогов под церковной крышей. Операции с недвижимостью. Платные услуги по прейскуранту. «Отжим» у беззащитных общественных организаций и музеев всего, что плохо лежит. Бриллианты церковных ювелирных салонов.

Православие эксплуататоров работает как бессердечная и лицемерная машина. Под крышей двухтысячелетних догм продвигаются совсем другие идеи, очень даже классовые и современно-буржуазные: право богатых богатеть неоспоримо, обеднение бедных – их обязанность. Православие как идеологическое прикрытие олигархов-приватизаторов, готовых и дальше грабить рабочий народ, никогда не выступает с требованием смягчения социальной политики государства. Наоборот, всегда декларируется поддержка олигархическому режиму – но такая поддержка, которая не называет вещи своими именами, якобы, у нас нет горстки толстосумов и миллионов беднеющих рабочих, одни только «соотечественники».

Такая «духовность» имеет рыночный спрос у тех, кто готов щедро оплачивать подходящее предложение. Буржуазии выгодно декларируемое духовное единство с теми, кого она подавляет и грабит. Классовая борьба не может в нашей стране выйти на новый уровень, в том числе и потому, что этому активно противодействует православная церковь. «Вера» богатых освятит всё, что выгодно заказчикам. Налоги, поборы, повышение цен, деградацию образования.

Но самое главное, что «уважаемые» спонсоры ожидают от своего купленного духовно-религиозного прикрытия – это одобрение назревающего национального предательства.

Ред. Национальное предательство, о котором говорит автор, произошло ещё в 1991 году вместе с развалом Советского Союза. Куда же дальше?..

Капитал выше всех богов

Никогда власть бога не будет выше власти капитала

Очевидно, что в разворачивающемся мировом экономическом и политическом кризисе российская буржуазия пойдёт до конца лишь в одном вопросе – в удовлетворении своих классовых интересов. Проекты «Новороссия» «Крымнаш», «Великая Россия» для олигархического режима есть лишь инструменты для увеличения и сохранения капиталов. Как только патриотизм и «русский мир» окажутся нерентабельными, крысы-приватизаторы побегут с корабля, все проекты будут банально слиты. Вот здесь-то и понадобится идеологическое прикрытие и мастерство ловких «духовных отцов». Тем уже не впервой предавать анафеме Россию, признанную буржуазией «империей зла». Не трудно представить, как в разгромленной, разваленной на части стране какие-нибудь церковные иерархи будут мешать народной борьбе. Ничего страшного, что страна распалась, унижена и подвергается грабежу, зато теперь мы все ещё теснее сможем сплотиться на почве духовного православного единства.

Подобным образом власовские священники освящали национальное предательство во время Великой Отечественной войны.

Но есть и другое православие, его составляют простые люди, бедные, как церковная мышь. Все капиталы и бюджетные вливания идут мимо этих аутсайдеров рынка. Они – те самые миллионы православных граждан, которые ищут в религии, в светлом мифологическом мире отдушину. Под гнётом жизненных проблем человек может начать воспринимать все совокупные общественные механизмы как противостоящие ему одному и наделить эти могущественные силы личностными и божественными характеристиками.

Отсутствие работы, низкие заработки, неизлечимые болезни, бесперспективность и безнравственность бытия рабочего человека в условиях капитализма – всё это может поспособствовать вовлечению в мир религии. Попадая в церковный приход, человек часто встречает там дружную общину, которая и поможет, и утешит в трудную минуту. Этот мир завлекает того, кто устал от сомнений и мрачной рутины. Особенно эффективно влияние низового уровня православия срабатывает на уголовниках, имеющих желание прекратить заниматься криминалом. А провинциальные приходские священники могут оказаться мудрыми психотерапевтами, имеющими либо военное, либо врачебное, а то и педагогическое прошлое. Они искренни и действительно верят в то, что проповедуют. Эти люди зачастую душой болеют за Россию и готовы идти на серьёзные личные жертвы ради своей паствы.

Ред. Провинциальные приходские священники, веря в то, что проповедуют, не перестают соглашаться с навязанной им точкой зрения властьимущих. Они согласны с проводимой политикой, ставя выше классовых интересов интересы т.н. «национальные». Пожалуй, не будет ошибкой упомянуть и о том, что такие проповедники сейчас, вслед за многими россиянами, повторяют старую, как мир, идею: была бы страна родная, а там уже всякое можно стерпеть. Вот и помогают они людям выживать, не сойти с ума. Не бороться, а терпеть.

Такое православие многим людям позволяет выжить, не сойти с ума, утешиться в горе.

Да, вера отвлекает от классовой борьбы, но вовсе не является непреодолимым препятствием для участия в работе профсоюзов, общественных классовых организаций и даже коммунистической партии.

Работники тысяч российских предприятий, поверившие, что Россия возрождается, что нужно много работать и верить в христовы заветы двухтысячелетней давности – это, безусловно, потенциальная аудитория коммунистов. Если кто-то ходит в церковь и читает Библию, это вовсе не значит, что он не испытывает экономического гнёта и не является участником разворачивающейся исторической классовой драмы. Его экономические и политические интересы вполне совпадают с общими интересами рабочего класса. Нужно ли левым отталкивать миллионы рабочих от себя только потому, что они в вопросе религии не разделяют точку зрения марксизма?

Религия - оружие классового гнёта

Единым фронтом против фашизма и религии. Или нет?..

При агитации по конкретным ситуациям иногда вопрос религии выгодно выводить за скобки. И наоборот – вредно заострять тему борьбы с религией, когда ведётся работа в профсоюзе, решается тактика митинга, демонстрации, забастовки, в которых могут принять участие не только свои уже давно проверенные единомышленники, но и широкие массы новых для протестной борьбы людей.

Сказанное не означает, что с религией не нужно бороться. Этот вопрос просто не является основным для коммунистов. Об этом, а ещё о том, как правильно привлекать на сторону большевиков верующих говорил Ленин в работе «Социализм и религия».

Поиск сторонников в борьбе с капитализмом заставляет искать компромиссы и работать с теми союзниками, которые лишь по некоторым вопросам согласны с сознательными коммунистическими активистами. Противоположная стратегия приводит к превращению любой левой группы в секту, не имеющую никакого влияния за своими пределами.

Верующие вовсе не обязательно являются историческими сторонниками белых. В Красной Армии периода гражданской войны находились десятки тысяч православных и приверженцев других религиозных учений. В годы Великой Отечественной войны духовенство разделилось на два лагеря – на тех, кто принялся прислуживать фашистам и на тех, кто активно боролся с коричневой чумой даже с оружием в руках.

И в наше время исторические потомки красных вполне могут преуспеть в привлечении на свою сторону верующих людей – если только научатся мыслить перспективно, не сектантски.

Вячеслав Сычёв