Ко дню ВДВ

Краткие воспоминания рядового десантника об участии в миротворческой миссии в зоне грузино-абхазского конфликта

2 августа исполняется 85 лет ВДВ. Как сейчас принято говорить – ВДВ России. Однако, это не совсем правда. В 1930 году 2 августа под Воронежем тактическую задачу с применением десантирования на парашютах выполняло подразделение Рабоче-крестьянской Красной армии. ВДВ СССР – вот как правильно называть тот героический род войск. Легендарный советский генерал Василий Филиппович Маргелов более двух десятков лет командовал крылатой пехотой, обеспечивая безопасность страны Советов.

Но когда СССР не стало, многое было разбито на части. Осколком от великой Советской Армии стали ВДВ России. Люди, захватившие власть и собственность на территории бывшего СССР, зачастую развязывали кровавые локальные конфликты. За последние два с половиной десятилетия десантники и воевали, и выполняли миротворческие миссии. Краткие воспоминания рядового ВДВ России об одной из таких миссий могут дополнить картину разрушений и деградации, в которые погрузился некогда мирный и счастливый Советский Союз.

1999 год, июль, Абхазия. Горная дорога из Сухуми в Гали. Несколько часов назад мы прилетели из Иваново нести здесь миротворческую миссию. Выглядываем из машин. На особо опасных узких участках мемориальные доски. Здесь когда-то горстка абхазских ополченцев сдерживала чуть ли не всю грузинскую армию. Чувствуется, что местные жители помнят своих героев, у мемориалов много свежих цветов.

Опустевший город Гали. На всем виден отпечаток недавних жестоких боев. Полуразрушенная школа, в которой с недавнего времени расположилась база российских миротворцев. Здание  во время вооруженного конфликта находилось под обстрелом. Об этом говорят следы пуль крупнокалиберного пулемета на стенах. Трудно поверить, что всего несколько лет назад здесь о войне никто не думал, в школе учились дети всех местных национальностей, проводились утренники, первые и последние звонки, «веселые старты». Сейчас же учиться некому, большинство жителей покинуло эти места.

Ко дню ВДВРядом со школой стоит мертвый квартал пятиэтажек.  Дома не обитаемы, мебель вся кем-то вынесена, поломана. На полу валяются книги – наверное, мародеры читать не любят. По каждому зданию можно пройти по любому этажу из конца в конец. Для этого в стенах между квартирами разных подъездов сделаны проломы. Так удобнее держать оборону. В окнах нет рам, на подоконниках простреленные мешки с песком.

Люди, остающиеся в городе, молчаливы и невеселы. Им трудно смириться с тем, что такой цветущий край в одночасье превратился в очаг кровавого межэтнического столкновения.

Наш парашютно-десантный батальон сменил по ротации псковичей. Теперь мы здесь на четыре месяца. Замполит на ближайшем занятии по общественно-государственной подготовке инструктирует как себя вести. С населением без нужды в контакт не вступать. Что значит почему? А вдруг это какой-нибудь лазутчик. Тут надо держать ухо востро!

На КПП приходят абхазские ополченцы. По всему видно, что нас они считают за своих. Молодой парень в каске, камуфляжном кителе, спортивных штанах и военных ботинках с миноискателем в руках останавливается около меня.

— Здорово, брат! Какие войска, певео, мевео? Что, ВДВ? Это десант значит? С парашютами прыгаете? А здесь, наверное, не будете прыгать. Смотри, как тебя хорошо одевают, не то, что меня!

Летние ночи в Абхазии очень темные. Можно в двух метрах от себя не заметить человека. Зато на небе отлично видны все звезды и млечный путь. Но вот среди звезд пронеслась пунктирная линия трассирующих пуль. Кто стрелял? Откуда? Выстрелов мы не слышали. Такое бывает часто, как мы потом заметили.

Когда осенью зацвели мандарины, повариха попросила отпуск. У нее свой сад. Забив урожаем цитрусовых огромные клетчатые сумки, пожилая женщина повезла их через таможню в Россию. Без этого трудно прожить, говорила она.

Месяца через два нашего пребывания в Гали неизвестные люди обстреляли сто первый блокпост. Убили нашего товарища. Наша группа реагирования примчалась туда через десять минут, кроме того, на вызов прилетела авиация. Но уже поздно. Парень стоял на посту, когда его обстреляли. Потом ребята с поста слышали, как он поливал автоматными очередями склон, откуда по нему велся огонь. Подумали, значит живой. А он был ранен. Потерял много крови, умер по дороге в госпиталь.

Ко дню ВДВА так обычная служба, наряды, физо по утрам. В конце ноября в Гальском районе нас сменил батальон из нарофоминской бригады.

Город Гудаута спокойнее, чем Гали, да к тому же рядом море. Но нищета и запустение точно такие же. Местные жители мечтают устроиться на работу в российскую воинскую часть. Другой работы нет. Часто общаемся с пожилым абхазцем, который приходит к нам за пищевыми отходами для своей домашней живности.

Поражают стада одичавших свиней, обитающих вокруг помоек. Наш абхазец пояснил, что во время войны животные разбежались от хозяев, а сейчас они дикие уже в нескольких поколениях.

Иногда нам удавалось убить бесхозную свинку и разбавить свой рацион свежим мясом – уж больно тушенка надоела. Но командиры запрещали промышлять этим делом. Да и местные, бывает, злились при виде такой охоты. Подходили и с вызовом в голосе говорили – ты зачем, мол, мою свинью убил?

Иногда к расположению батальона приближались табуны таких же одичавших лошадей. Мы их не любили, они ломали ограду, которую приходилось все время восстанавливать.

Часто мы ходили на море, до которого от расположения было двести метров. Зимой оно, конечно, холодное, но приятно даже постоять у кромки воды и подышать соленым воздухом. Волнами на каменистый пляж все время выносило драную обувь и стабилизаторы мин. Какие отчаянные бои здесь шли, если даже спустя несколько лет осколки и гильзы валяются на каждом видном месте!

По всему берегу стоят опустевшие санатории, но они охраняются. Абхазы еще надеются, что край снова зацветет и к ним из России поедут массы туристов.

Постояв в охранении аэродрома, в апреле наш батальон погрузился в транспортные ИЛ-76 и полетел домой. Все радовались, скоро дембель.

Но на душе оставался неразрешенным вопрос – ведь в советские времена в Абхазии и Грузии был прекрасный курорт, почему же теперь здесь люди воюют?

 

СЫЧЁВ Вячеслав