«Красные самолёты должны летать лучше чёрных»

14 мая 2017 года исполняется 120 лет со дня рождения Роберто Ороса ди Бартини (1897 — 1974), — выдающегося советского физика, авиаконструктора и философа.

"Красные самолёты должны летать лучше чёрных"

Роберто Орос ди Бартини

По своему этническому происхождению Р.О. Бартини итальянец. Согласно официальной версии он был приёмным (а, возможно, и не только приёмным) сыном итальянского аристократа Лодовико ди Бартини, служившего сперва Австро-венгерской империи, а затем родной Италии. В начале первой мировой войны Р. Бартини окончил офицерскую школу в Австро-Венгрии, а затем сражался на фронте и попал в русский плен. В плену он познакомился с большевиками и связал свою дальнейшую жизнь с коммунистическим движением.

Еще в ранней юности Р. Бартини увлекся авиацией. После возвращения из плена он сдает экстерном экзамены по курсу Политехнического института в Милане и становится авиационным инженером.

В то же время официальная биография Бартини вызывала сомнение как у сотрудников НКВД, которые вели его дело в 1938 году, так и у некоторых современных исследователей. Ибо в ней видны явные нестыковки. И многие факты не подтверждаются документами.

В 1921 году Бартини вступает в ряды Итальянской коммунистической партии, которой передает отцовское наследство (около 10 млн. долларов). А после прихода к власти Муссолини эмигрирует в Советский Союз, где начинает работать в конструкторских бюро, занимающихся проектированием самолетов.

В 1930 году Бартини назначается руководителем КБ завода № 240 Гражданского воздушного флота. При поддержке Михаила Николаевича Тухачевского (1893 — 1937) он разрабатывает небольшой самолет, который может функционировать, в качестве истребителя. Этот самолет (он получил название Сталь-6) достигает невиданной по тем временам скорости 420 км/час. Такая скорость достигается отсутствием выступающих частей. После взлета шасси убирается, а кабина пилота опускается.

В 1933 году в Наркомате обороны под председательством Климента Ефремовича Ворошилова (1881 — 1969) и Григория Константиновича Орджоникидзе (1886 — 1937) состоялось совещание, на котором представители авиационной промышленности говорили о том, что создать истребитель, летающий со скоростью более 400 км/час невозможно. А затем выступил М.Н. Тухачевский и сказал, что такой истребитель реально создан и представил участникам его создателя Р.О. Бартнни. После этого Бартини стал известен советскому руководству.

В дальнейшем Р.О. Бартини разработал модификацию своего истребителя, получившую название Сталь-8. Этот истребитель, в отличии от прежних, был полностью металлическим. При этом листы металла соединялись между собой не клепкой, а сваркой. Однако в большую серию они не пошли: руководство сделало ставку на более дешевый истребитель И-16 («ишак») конструкции Николая Николаевича Поликарпова (1892 — 1944).

В эти же годы Бартини разрабатывает самолет Сталь-7, сочетающий большие грузоподъемность, скорость и дальность полета. Он мог использоваться и как пассажирский и как транспортный самолет. В дальнейшем, уже после ареста Бартини, его заместитель Владимир Григорьевич Ермолаев (1909 — 1944) модифицировал самолет, превратив его в дальний бомбардировщик ДБ-240 (другое название Ер-2). 10 августа 1941 года три самолета ДБ-240 сбросили бомбы на Берлин.

Работая в Гражданском ведомстве, Р.О. Бартини считался военнослужащим Рабоче-Крестьянской Красной армии и носил воинское звание «комбриг» (выше полковника, но ниже генерал-майора).

В феврале 1938 года Р. Бартини был арестован органами НКВД. Ему было предъявлено обвинение в связи с врагом народа Тухачевским (Тухачевский действительно поддерживал Бартини) и в шпионаже в пользу фашистской Италии. Его приговаривают к расстрелу. Но приговор был отменен. Бартини получил 10 лет лишения свободы и был направлен в «шарашку» — ЦКБ-29, где работали заключенные конструктора. Причины отмены смертного приговора описывают следующим образом:

Самолет «Сталь-7» установил рекорд скорости на огромной по тем временам дальности. По этому случаю в Кремле состоялся прием, как тогда было заведено. Сталину представили и экипаж, и ведущего конструктора.
А кто главный конструктор, почему его здесь нет?
— Бартини, — сказал летчик Шебанов. — Он арестован.
Ворошилов продолжил:
— Надо бы отпустить, товарищ Сталин. Уж больно голова хорошая!
Сталин — Берии:
— У тебя?
— Да.
— Жив?
— Не знаю…
— Найти, заставить работать!

Р.О. Бартини работал вместе с А.Н. Туполевым над бомбардировщиком ТУ-2, а затем был переключен на создание других самолетов. В 1946 году Бартини был освобожден, а в 1956 – реабилитирован.

Среди конструкций, разработанных Бартини в годы пребывания в заключении, следует особо отметить две.

Первая – реактивный сверхзвуковой истребитель-перехватчик Р-114 с четырьмя жидкостными реактивными двигателями конструкции В.П. Глушко (1908 — 1989). По расчетам он мог развивать скорость, в два раза превышающую скорость звука. В реальность реализации такого проекта никто не поверил. Только в самом конце Второй мировой войны на фронте появится первый серийный реактивный истребитель Мессершмидт-262, намного уступающий конструкции Бартини.

Вторая — транспортный самолет Т-117 – первый самолет, на котором можно было перевозить танки. В серию он не пошел, поскольку для него требовался мощный мотор, которых в стране выпускалось мало.

В авиационных кругах существует легенда о том, что Бартини изобрел самолет, который, взлетая, становился невидимым. Хотите — верьте, хотите – нет…

Самолеты, которые конструирует Р.О. Бартини, в крупные серии, как правило, не идут (из 60 разработанных им конструкций в серию пошли только 5). Но практически каждая конструкция содержит какую-то новую идею, опережающую свое время. По существу, Бартини – не конструктор – создающий новую технику. Он — теоретик, открывающий новые пути для конструкторской мысли.

Конструктор М.А. Гурьянов, работавший с Бартини, писал: «Бартини не был авиаконструктором в общепринятом смысле. Он даже простейший узел не мог расчитать. Зато он был знаком с невероятным множеством вещей за пределами специальности. Его машины рассчитывали и чертили другие люди. Бартини видел! Сядет, глаза закроет. Проходит час, другой… Потом берет карандаш и рисует. Рисовал он превосходно!»

Свидетельство совершенно потрясающее: Бартини, при всей его гениальности, не владеет простейшими инженерными навыками своего времени! Чем напоминает героиню фильма «Гостья из будущего», не знавшую правил уличного движения и оказавшуюся по этом причине в больнице.

В 1952 году Р.О. Бартини был назначен начальником отдела перспективных систем Сибирского НИИ авиации в Новосибирске. Это не случайно. Уже в 1930-х годах он начал работать над созданием Общей теории конструирования летающих устройств (и общей теории конструирования вообще).

Один из самых распространенных приемов в конструировании техники — поиск золотой середины. (Тем же путем зачастую идет и биологическая эволюция.) Изменения параметров какого-либо устройства обычно ведет к улучшению одних свойств и ухудшению других. Поэтому их значение устанавливается на промежуточном уровне, который не дает ни крупных потерь в одних свойствах, ни крупных выигрышей в других. «Если ни больших, ни малых злодейств совершать не можно, то нельзя ли хоть средние совершать?» — спросил у министра Осла назначенный воеводой в дальний лес маиор Топтыгин третий. На этот прямой вопрос, по свидетельству Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, Осел ответил уклончиво.

Уже в середине 1930-х годов Бартини пришел к выводу о том, что это не самая лучшая стратегия. Лучше выбрать крайний вариант, найдя какой-то способ нейтрализации его негативных последствий. Уже после Великой Отечественной войны идею отказа от золотой середины независимо от Бартини сформулировал инженер и писатель фантаст Генрих Саулович Альтшулер (1926—1998), разработавший мощный инструмент конструирования — теорию решения изобретательских задач (ТРИЗ).

Давайте рассмотрим это на биологическом примере. Изменяя первичные структуры (последовательности аминокислот) белков, мы можем изменять эффективность их работы при оптимальной температуре и широту диапазона температур, при которых белки могут работать. Но по чисто статистическим причинам выигрыш в эффективности работы в оптимуме оплачивается сужением диапазона работы, и наоборот. До поры до времени проблема решалась выбором «золотой середины». Но птицы и млекопитающие пошли другим путем: они начали использовать белки, предельно эффективно работающие в узком оптимуме температур и научились с очень большой точностью свою температуру стабилизировать. Будь снаружи тепло или холодно, внутри тела птицы или млекопитающего температура всегда постоянна и белки работают на полную мощность. За исключением тех моментов, когда мы болеем: подъем температуры на каких-нибудь два градуса резко снижает нашу умственную продуктивность. Ящерица выдерживает повышение температуры на десяток градусов без особых проблем с поведением, но у млекопитающих есть много преимуществ, которых нет у нее.

А вот занятный пример из техники, который приводит Г.С. Альтшулер. По трубе движется жидкость, в которой изредка появляется нехорошее вещество, которое нужно разрушить. Разрушается вещество в керамическом фильтре, перекрывающем поток воды. Но этот фильтр резко замедляет скорость движения воды по трубе. Как быть?

Противоречие решается просто. В норме фильтр стоит не поперек, а вдоль течения, а когда появляется нехорошее вещество (о чем сигнализирует датчик), фильтр автоматически поворачивается на 90 градусов.

Нельзя не увидеть тесную связь между формулировкой этих идей именно в СССР и коммунистической идеологией. Западные социал-демократы пытаются найти нечто среднее между капитализмом и социализмом, коммунисты ищут качественно новое решение.

Другой важнейшей идеей Бартини стало построение «ящика логических возможностей». Для построения такого ящика Бартини выдели группу независимых свойств технических систем и изобразил их возможные сочетания в виде многомерной матрицы. Выполнив такую работу для транспортных средств, Бартини увидел, что реально существующие транспортные средства соответствует лишь небольшому числу клеточек матрицы. А в большинстве клеточек ещё и конь не валялся. Хотя эти клеточки явно имели хорошие перспективы.

Независимо от Бартини эту идею предложил в 1942 году работавший в США швейцарский астроном Фридрих Цвикки (1898 — 1974). Он назвал её «морфологическим анализом». Морфологический анализ широко используется в конструкторской деятельности.

Работа с ящиком логических возможностей убедила Бартини в большой перспективности экранопланов.
Ещё в конце 1920-х годов было замечено, что вблизи от поверхности земли (на высоте нескольких метров) подъемная сила крыла самолета резко возрастает. И была высказана мысль о том, что самолет, летящий на такой высоте, будет очень экономичным и грузоподъемным. Разумеется, лететь он может только над очень ровной поверхностью. На суше такие условия встречаются редко, поэтому летать такой самолет сможет, как правило, только над водой. И аэродромы ему не нужны: он сможет взлететь с водной поверхности.

Такую конструкцию пытался создать в начале 1930-х годов авиаконструктор Павел Игнатьевич Гроховский (1899 — 1946), но потерпел неудачу. В середине 1950-х годов этой идеей активно заинтересовался Бартини. Он сделал количественные расчеты и убедился, что самолет, летящий на высоте нескольких метров над водой, может со скоростью самолета перевозить грузы такого веса, которые перевозит пароход.

В 1955 году Бартини разрабатывает проект летающей лодки А-55, которая может лететь над водой со сверхзвуковой скоростью и перевозить большие грузы.

"Красные самолёты должны летать лучше чёрных"

А-57

Форма лодки была совершенно необычной. Мы привыкли к тому, что самолет должен иметь фюзеляж, крылья и хвост. У А-55 и следующей конструкции А-57 были только крылья. При взгляде сверху конструкция имела форму равнобедренного треугольника (правда, его боковые стороны были не прямые, а вогнутые) с острым углом при вершине. А отсеки, несущие полезный груз, были встроены в продольную медиану треугольника. Лодка могла нести большой груз и использоваться в качестве стратегического бомбардировщика.

Конструкция А-57 позволяла установить на ней ядерный двигатель, которых тогда не было.

Ознакомившись с проектом, руководящие товарищи из Министерства авиационной промышленности пришли к выводу, что уважаемый конструктор переутомился и нуждается в длительном отдыхе для поправки здоровья. Однако Сергею Павловичу Королеву (1907 — 1966) проект показался интересным. Он помог Бартини провести испытания, но их результаты убедить начальство не смогли.

Однако разработка сходных конструкций проводилась и в системе другого министерства – Министерства судостроительной промышленности.

В конце 1930-х годов в Горьковском индустриальном институте учился очень оригинальный студент Ростислав Евгеньевич Алексеев (1916 — 1980), увлекавшийся разного рода завиральными идеями. В конце концов эти идеи оказались очень перспективными, признанием чего стало принятое в 2007 году решение о присвоении имени Р.Е. Алексеева этому уважаемому вузу.

Одной из завиральных идей, которыми увлекался Р.Е. Алексеев, были корабли, днище которых находится над водой. А под водой – только крылья. По мнению Алексеева, эти корабли могут двигаться с очень большой скоростью.

На эту тему Р.Е. Алексеев защитил дипломную работу. Государственная комиссия отнеслась к его идее скептически, но все-таки поставила автору отличную оценку. Молодой инженер был распределен инженером на танковый завод. Вскоре он пишет письмо государственному руководству с предложением начать разработку судов на воздушной подушке. В результате создается сперва рабочая группа при заводе «Красное Сормово», а затем и конструкторское бюро. В конце 1940-х годов суда на подводных крыльях были созданы. А в 1957 года появилось первое пассажирское судно на подводных крыльях – «Ракета».

В конце 1950-х годов между Бартини и Алексеевым завязываются деловые контакты. И вскоре в СКБ Алексеева начинается разработка первого экраноплана. И 22 июля 1961 года советский экраноплан совершает свой первый полет. В этом полете его пилотировал сам конструктор. В конце концов, привычка лично испытывать свои конструкции будет стоить Алексееву жизни: 14 января 1980 года во время испытаний он получит тяжелые травмы и вскоре умрёт в больнице.

Вскоре экраноплан был продемонстрирован Н.С. Хрущеву. Р.Е. Алексеев предложил Никите Сергеевичу прокатиться на экраноплане, но тот вежливо отказался. После чего программа получила щедрое финансирование.

В 1968 году Главный Конструктор СКБ в Таганроге Георгий Михайлович Бериев (1903 — 1979), многие годы сотрудничавший с Бартини, предложил ему переехать в Таганрог для конструирования самолетов, взлетающих с поверхности воды. В Таганроге Бартини работает над проектом самолета ВВА-14, способного летать и в режиме экраноплана и в режиме обычного самолета. На этот самолет можно было ставить торпеды для уничтожения подводных лодок противника.

Были изготовлены опытные экземпляры ВВА-14. Но в серию он не пошел.

Ряд замечательных проектов Бартини остался нереализованным: монорельсовый поезд на магнитной подушке, десантный экранолет большой грузоподъемности, летающий авианосец, орбитальный космоплан.

Одним из увлечений Роберто Бартини была теоретическая физика, в которой он пытался разрабатывать наиболее глубокие вопросы. Он предложил систему размерностей физических величин, включающую только длину и время в степени от -6 до +6. В этой системе масса (гравитационный заряд), так же, как и электрический заряд, имела размерность L3 T-2. (L- длина, T- время). Эта система размерностей опиралась на им же сформулированные представления о трехмерности времени. Согласно этим представлениям, прошлое не исчезает, а будущее уже существует, только они лежат за поворотом, и поэтому создание машины времени не противоречит фундаментальным физическим принципам.

Ряд своих работ в области теоретической физики Р.О. Бартини выполнил в соавторстве со своим младшим другом Побиском Георгиевичем Кузнецовым (1924 — 2000). Так же, как и Бартини, П.Г. Кузнецов был очень незаурядным человеком. Он занимался разработкой технологии выделения редких металлов из примесей, созданием систем жизнеобеспечения космических кораблей, биофизикой, управлением экономикой и социальными процессами, был неофициальным консультантом советского руководства. Кузнецов не был ни академиком, ни даже доктором наук, но, тем не менее, был удостоен очень высокого звания «Генеральный Конструктор СССР». Такое звание в нашей стране носило всего около 30 человек (У самого Бартини его не было).

Современная теоретическая физика предпочитает воздерживается от каких-либо комментариев по поводу физических работ Бартини.

Живя в Советском Союзе, Р.О. Бартини всю жизнь носил один и тот же потертый костюм. Но перед его обаянием не могла устоять ни одна женщина.

У Р.О. Бартини было двое сыновей. Один из них был альпинистом и погиб в горах в 1959 году. А второй подарил Бартини двоих внуков (второго — уже после смерти конструктора в 1976 году). Авиаконструктор очень любил свою семью, но жить с ней вместе не мог: ни одна женщина не смогла бы вытерпеть такой беспорядок, который царил в доме у Великого Человека.

Существует версия о том, что Р.О. Бартини был прототипом Воланда из «Мастера и Маргариты» М.А. Булгакова и Дар Ветра из «Туманности Андромеды» И.А. Ефремова. По крайней мере, личное знакомство Бартини с авторами этих произведений точно установлено. Говорят даже, что идея перебросить Степу Лиходеева гипнозом Воланда из Москвы в Ялту возникла у писателя после разговора с Бартини о будущем авиации.

"Красные самолёты должны летать лучше чёрных"

Картина Р.О. Бартини «Изобретение колеса»

Р.О. ди Бартини очень любил искусство, был прекрасным пианистом и художником. На потолке своей комнаты он нарисовал Солнце, а на стенах – море и диковинные острова. Ближе к полу нарисованная вода, как и в настоящем море на глубине, становилась все более и более темной.

В 1947 году Бартини нарисовал картину, изображающую старт космической ракеты. Картина была очень похожа на то, что видели на космодроме Байконур в 1961 году.

Заполняя анкеты, в графе «национальность» Р.О. Бартини всегда писал «русский».

Роберто ди Бартини скоропостижно умер в ночь с 4 на 5 декабря 1974 года. Рассказывают, что после его смерти остался запечатанный ящик с надписью «Вскрыть в 2197 году». Члены семьи Бартнии эту историю опровергают.

Р.О. Бартини был похоронен на Введенском кладбище. На его памятнике высечена надпись: «В стране Советов он сдержал свою клятву, посвятив всю жизнь тому, чтобы красные самолеты летали лучше черных».

Многими чертами своей личности Р.О. Бартини напоминал выдающегося советского палеонтолога и писателя-фантаста Ивана Антоновича Ефремова (1907 — 1972). Оба они обладали даром предсказывать будущие научные и технические достижения. И социальные тоже. В период массового разочарования в коммунистических ценностях ни Бартини, ни Ефремов от них не отказывались. И, что удивительно, официальные биографии обеих мыслителей вызывали сомнения у работников компетентных органов. После смерти Ефремова в 1972 году в его квартире даже был произведен самый тщательнейший обыск. Что там искали – никому не известно.

Неявное влияние идей Бартини на развитие отечественной авиации было огромным. По-существу, он был главным генератором идей, многие из которых опередили свое, а некоторые – и наше время. Генеральный Конструктор Сергей Павлович Королев (1907 — 1966) называл Р. Бартини своим учителем.

"Красные самолёты должны летать лучше чёрных"

В 1997 году последний сохранившийся самолет ВВА-14, сконструированный Бартини, был разрезан на металлолом.

К.б.н. С.В. Багоцкий