Красный батюшка

Камило Торрес — красный еретик

15 февраля 2016 года исполняется 50 лет со дня гибели колумбийского революционера Камило Торреса Рескрепо (1929-1966).

У Камило Торреса была редкая для революционера профессия. Он был священнослужителем Римско-католической церкви. И искренне верил в Бога, что редко встречается в революционной, и, что греха таить, не слишком часто в церковной среде.

Камило ТорресВ 1947 году Камило Торрес, сын преуспевающего врача, поступил на юридический факультет Национального университета Колумбии. Однако перспектива сделать юридическую карьеру его не вдохновляла: Камило хочет служить людям. Как человек глубоко верующий, он решает стать священником. Камило Торрес уходит из университета и поступает в духовную семинарию. В 1954 году он был рукоположен в сан. Уже став священником, он учится в Европе, изучая не только богословие, но и социальные науки.

По возвращению в Колумбию Камило Торресу предлагают пост священника университетской церкви и, по совместительству, университетского преподавателя. Вскоре молодой священник и преподаватель становится одним из лидером левой университетской молодежи. Вместе со студентами он помогает обитателям бедных кварталов, устраивает дискуссии на острые политические темы. В 1960 году Камило Торрес и его товарищи создают в университете факультет социологии.

В эти годы Камило Торрес пишет ряд работ, посвященных острым социальным проблемам Колумбии. Эти работы выдвигают его в число ведущих теоретиков левой оппозиции. При этом левые взгляды отца Камило, становящиеся все более и более революционными, вполне согласуются с его религиозными убеждениями. «Не служат ближнему, давая ему старые ботинки или крошки со стола, не нужные богачу. Служат ближнему осуществлением аграрной реформы, бесплатным образованием, разумным распределением богатства, равными возможностями для всех. Всего это можно достигнуть, только взяв власть, а взять власть можно только совершив революцию.»,- благочестиво пишет падре.

В 1962 году церковное руководство, недовольное оппозиционной деятельностью молодого священника, переводит его из столицы в провинцию. Однако отец Камило не прекращает своей оппозиционной деятельности.

В 1964 году Камило Торрес вновь возвращается в столицу и, продолжая церковную службу, получает должность профессора университета. А в 1965 году он завершает работу над фундаментальными трудом «Социальная структура и экономическое развитие Колумбии».

Камило Торрес не ограничивается чисто теоретической работой. Он выступает перед трудящимися, организует манифестации и массовые кампании. В июле 1965 года он тайно встречается с Главнокомандующим партизанской армией, ведущей борьбу против правительства Колумбии. Эта встреча окончательно убеждает Торреса в необходимости вооруженной борьбы с режимом. И тогда он произносит свою историческую фразу «Если бы Иисус жил сегодня, то стал бы партизаном».

В конце 1965 года Камило Торрес тайно переправляется в расположение партизанской армии. Священник и университетский профессор берет в руки автомат и становится солдатом.
Падре Камило Торрес был убит в бою с правительственными войсками 15 февраля 1966 года.

Камило Торрес в партизанском отряде

Камило Торрес в партизанском отряде

Отец Камило Тореес не был единственным священнослужителем, вставшим на сторону народа. В 1960-х годах в разных странах Латинской Америки независимо друг от друга появляются католические батюшки, которые приходят к выводу о том, что революционная борьба – это дело глубоко благочестивое и угодное Господу. Среди них отец Иван Иллич и отец Сэмюэль Руис в Мексике, отец Леонардо Бофф в Бразилии, отец Густаво Гуттьерес в Перу, отец Энрико Карденаль и отец Гаспар Гарсия Лавиана в Никарагуа, отец Оскар Ромеро и отец Антонио Карденаль в Сальвадоре, отец Жан Бертран Аристид на Гаити. Эти батюшки находят общий язык с революционерами, а в ряде случаев и непосредственно участвуют в вооруженной борьбе (падре Антонио Карденалю было даже присвоено воинское звание «команданте»).

В 1971 году отец Густаво Гуттьерес в своей книге впервые произносит слова «Теология Освобождения». «Грех задан в структурах угнетения и эксплуатации человека человеком», — справедливо и вполне по-марксистски писал перуанский священнослужитель.

Теология Освобождения постепенно становится влиятельной политической силой, пользующейся поддержкой народа. Жан Бертран Аристид и близкий к Теологии Освобождения парагвайский епископ Фернандо Луго даже избираются в своих странах Президентами. Впрочем, их правления были не слишком успешными.

Отношение руководства католической церкви к Теологии Освобождения было резко отрицательным. Особую активность в борьбе с Теологией Освобождения проявил кардинал Иозеф Ратцингер, ставший в дальнейшем римским папой Бенедиктом XVI.

Однако мир меняется. И в 2014 году римским папой впервые в истории становится латиноамериканец, хорошо знающий реалии своего многострадального континента. Папа Франциск I начинает осторожный диалог с Теологией Освобождения. Он встречается с отцом Густаво Гуттьересом, беседует с ним, совместно служит мессу.

Разумеется, за новым курсом Ватикана стоит политический расчет. Латинская Америка разворачивается влево. И открытое противодействие этому процессу чревато для католической церкви потерей своего влияния на континенте. Как справедливо писал бразильский архиепископ Элдер Камара: «Настанет день, когда массы Латинской Америки с нами, или без нас, или против нас, прозреют. И когда наступит этот день, горе христианству, если в массах создастся впечатление, что их тяжелое положение — это следствие того, что христианство было заодно с богатыми и имущими». Поэтому церковь волей-неволей должна приспосабливаться к происходящим переменам.

С точки зрения католической церкви падре Камило Торрес не вполне соответствовал идеалам христианского пастыря. Но если рай и ад действительно существуют, то нет сомнений в том, что душа отца Камило, так же, как и души погибших в бою отца Гаспара Гарсия и отца Антонио Карденаля, вместе с душой убитого правым террористом епископа Оскара Ромеро, пребывают ныне на небесах, где наслаждаются пением ангелов. А грешные души их убийц находятся в другом месте. Там, где очень жарко. Как справедливо говорят в определенных кругах, «Бог – не фрайер, он все видит!».

И, может быть, если не мы сами, то наши дети доживут до того времени, когда отец Камило Торрес будет официально причислен к Лику Святых. Так же, как Зоя Космодемьянская и генерал Карбышев.

С.В. Багоцкий