Красный транзит

От редакции. Демократический транзит. Этим термином в западной и отечественной историографии часто называют процесс восстановления капитализма в странах Восточной Европы в 1980-90-х. Охотно и подробно рассматривая этот период, современные историки и публицисты меньше внимания уделяют другому явлению — процессу ликвидации капитализма и прихода к власти компартий в странах Восточной Европы в 1940-х. Обычно постулируется простая до примитивности схема: советские «оккупанты» силой и обманом навязали народам Восточной Европы «тоталитаризм». Но все ли так просто? Давайте разберемся и посмотрим как в действительности происходил «красный транзит», обратив особенное внимание на столь любимые либералами «демократические выборы». Этому как раз и посвящена объёмная и богатая материалами работа Николая Соснова. Первую её часть, посвящённую приходу коммунистов к власти в Чехословакии, Югославии и Албании, мы представляем вашему вниманию.
Красный транзит

Большевистская теория революции и сталинская концепция народных фронтов

 

Изначальная идея Маркса о пролетариате как гегемоне, ведущем за собой мелкобуржуазные слои трудящихся и в первую очередь крестьянство, предполагала относительное или абсолютное численное превосходство рабочего класса над другими социальными группами. В связи с этим Маркс одно время не без основания рассчитывал на революцию после победы английских рабочих на парламентских выборах (при жизни Маркса английский пролетариат с учетом сельских батраков составлял более 50% населения собственно Англии с Уэльсом). Варианты революции рабочего меньшинства также рассматривались Марксом, но в основном предполагали «добрать» недостающее число рабочих за счет полупролетарских слоев, например, работающих по найму беднейших крестьян. При любых сценариях рабочая революция по мысли Маркса — это революция пришедшего к идеям социализма большинства над меньшинством.

Основатель большевизма В. И. Ленин творчески переработал изначальную идею Маркса, исходя из условий Российской Империи начала 20 века, в которой к 1913 году на 165 млн. населения приходилось всего 18 млн. наемных работников, из них промышленных — 4 млн.

По Ленину гегемоном может стать и боевитое рабочее меньшинство, если оно хорошо организовано, дисциплинировано, сконцентрировано в промышленных центрах. При наличии во главе его марксистской партии профессиональных революционеров рабочее меньшинство может завоевать на свою сторону симпатии беднейшего и даже среднего крестьянства, передовой интеллигенции. Из союзников рабочее меньшинство может создать политическую армию революции. При этом данная политическая армия тоже не обязательно должна составлять большинство населения (перед Октябрьской революцией большевики вели за собой не более 25% граждан новой республики). Главной для Ленина была не численность, а способность политической армии к борьбе за симпатии большинства и к подавлению противников.

По мере углубления революции социальный состав политической армии может меняться, какие-то ее части подпадут под влияние большевиков и станут по сути частью ядра, другие отойдут в сторону или превратятся в противников революции. Появятся и новые союзники. Возникающие при этом прорехи во фронте борьбы закрываются смелыми политическими и экономическими маневрами (вспомним НЭП).

Рассматривались большевиками (Лениным, Троцким и другими) и варианты внедрения социализма в других странах путем интервенции. Однако эти варианты все как один предполагали наличие в какой-либо стране борющегося под руководством компартии рабочего класса, который начинает революцию меньшинства и призывает на помощь собратьев-интервентов. Ленин предостерегал от революционного авантюризма и предлагал учитывать все факторы при принятии подобного решения.

Учение Ленина о революции активного меньшинства практически подтвердила Октябрьская революция. Именно на основе этой концепции разрабатывал свою (коминтерновскую) политическую линию И.В. Сталин.

Во главу угла Сталин поставил интересы выживания и развития Советского Союза как цитадели мировой революции и второй родины рабочих всего мира. Советские интересы требовали от компартий всего мира следовать в русле советской внешней политики. В свою очередь СССР оказывал компартиям значительную помощь в их борьбе.

Приход в 1933 году НСДАП к власти в Германии поставил перед компартиями европейских стран вопрос о выживании, а перед советской внешней политикой — вопрос о противостоянии созданию единой фашистской Европы.

С целью противодействия распространению фашизма Коминтерном была разработана тактика народных фронтов. Суть ее, если говорить предельно просто, состояла в том, что компартии временно объединялись в блок со всеми партиями, не желавшими прихода к власти фашистов. Блок принимал как правило социал-демократическую программу различной степени умеренности. Компартия при этом не претендовала на лидерство в блоке, уступая первенство социалистам или левым республиканцам. По мысли Сталина, в благоприятный момент компартия могла при советской поддержке сплотить вокруг себя весь народный фронт или его часть и начать революцию большинства или меньшинства. Победы народных фронтов на выборах во Франции и Испании в 1936 году давали надежду провести революцию в Восточной и Центральной Европе парламентским путем. Однако тогда этот сценарий не сработал. Удачный момент для компартий Восточной и Центральной Европы настал в 1945 году после победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Литература:

  1. К. Маркс, Ф. Энгельс. Собрание сочинений (особенно «Гражданская война во Франции», «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», «Обращение Центрального комитета к Союзу коммунистов (март (1850)», «Билль о десятичасовом рабочем дне», «Капитал» т. 1., гл. 23).
  2. История Великобритании (под редакцией Кеннета О, Моргана). М.: Весь мир, 2008.
  3. Ленин В. И. Полное собрание сочинений (все тома).
  4. Ананьич Б.В. Россия и международный капитал. 1897 — 1914. Ленинград: Наука, 1970.
  5. История России и Украины (XIX – начало ХХ в.): пособие для студентов ист.фак.спец. 1–21 03 01 «История (по направлениям)»: в 2 ч. Минск: БГУ, 2008.
  6. Протасов, Л. Г. Всероссийское Учредительное собрание: История рождения и гибели. М.: РОССПЭН, 1997.
  7. Маккензи К. Коминтерн и мировая революция. 1919 – 1943. М: Центрполиграф, 2008.
  8. Димитров Г. В борьбе за единый фронт против фашизма и войны, Москва, Партиздат, 1939.
  9. Сталин И. В. Беседа с Лионом Фейхтвангером 8 января 1937 г. (сборник «Так говорил Сталин», СПб: Питер, 2013 или любое другое издание).

 

Красный транзит Чехословакии: абсолютно конституционная революция

 

Не так давно чешский президент Милош Земан сделал сенсационное для сегодняшней Чехии заявление во время интервью одной из пражских радиостанций.

«Советские воины в 1945 году пришли в Чехословакию именно как освободители, и уже осенью того же года они покинули нашу страну«, — сказал Земан, отвечая на реплику ведущего пражского радио о том, что некоторые публицисты заявляют ныне, что Советская армия в мае 1945 года не освободила, а завоевала Чехословакию. «Кто заявляет обратное, тот элементарно не знает истории«, — подчеркнул президент.

«Ну а в 1946 году в Чехословакии состоялись свободные выборы, которые, к сожалению, выиграла компартия«, — сказал Земан.

Действительно, чехословацкий красный транзит — самый неудобный для прокрустова ложа новой либеральной мифологии. Советские войска из страны быстро ушли, у власти остался прежний президент Бенеш, выборы 1946 года в Учредительное Национальное собрание по настоянию буржуазных партий (а отнюдь не компартии Чехословакии — КПЧ) планировались антидемократически. Избирательное право было предоставлено только гражданам чешской, словацкой или другой славянской национальности. Чехословацкие граждане немецкой и венгерской национальности, отказавшиеся от принятия гражданства Германии и Венгрии в 1938-1945 (что было мужественным актом сопротивления фашизму и связывалось с немалым риском), были лишены права участвовать в выборах. Евреи и цыгане вынуждены были записываться славянами для участия в выборах. В числе лишенных избирательных прав оказались несколько узников концлагерей и политэмигрантов.

К выборам были допущены все политические партии страны кроме фашистских при этом каждая партия должна была баллотироваться либо в Чехии либо в Словакии, но не в целом по стране. У буржуазии к 1946 году не было чехословацких партий поэтому эта мера была направлена исключительно против КПЧ.

Голосование было обязательным для избирателей, но при этом они могли воздержаться, опустив в урну незаполненный бланк. Бенеш и его сторонники опасались, что часть их электората не придет на выборы тогда как дисциплинированные избиратели коммунистов явятся все и задавят их искусственным большинством.

КПЧ конечно тоже не дремала. Коммунисты добились определенных изменений избирательной системы, тракутемых нынешней историографией как манипулятивные и мошеннические: распространение избирательного права на солдат, снижение возрастного ценза избирателей до 18 лет (оба изменения вовлекали в голосование массово поддерживающую КПЧ молодежь), отмена ценза оседлости, лишение коллаборационистов избирательных прав.

Красный транзит

Колонна молодых мам-коммунисток с детьми в колясках на первомайской демонстрации КПЧ в городе Табор, 1948 год

К выборам 1946 года миллионная компартия стала самой крупной политической силой Чехословакии. В ней состоял каждый седьмой избиратель страны. Сторонники коммунистов преобладали в профсоюзах численностью 2,5 миллиона человек. Помимо большого количества коммунистов и сторонников социализма среди военнослужащих и полицейских КПЧ поддерживалась военизированной рабочей милицией численностью 45 тысяч бойцов (43 тысячи в Чехии и около 2 тысяч в Словакии). Руководство КПЧ осознавало поддержку масс и рассматривало вооруженный конфликт только как крайнюю ответную меру на возможный путч.

Красный транзит

Марш рабочей милиции КПЧ

Буржуазия тоже обладала серьезной силой. В ее руках еще оставалось 49% всех предприятий (около 8,5 тыс. заводов и фабрик), вся внутренняя и внешняя торговля. Сильные позиции она имела и в деревне. В руках капитала были важные посты в государственном аппарате (пост президента, ряд министерств и др.). Хотя буржуазные партии пользовались поддержкой многих офицеров армии и спецслужб и имели свои боевые дружины (главным образом в Словакии, где националисты содержали несколько тысяч боевиков) в силовом компоненте они проигрывали коммунистам. Таким образом, все должны были решить выборы.

Компартия в своей избирательной программе предлагала начать разработку новой конституции социал-демократического содержания и приступить к осуществлению двухлетнего плана экономического восстановления и строительства. На предвыборных митингах коммунисты призывали народ готовиться к тяжелой работе и самим добиваться лучшей жизни, не надеясь на иностранную помощь или некие хитромудрые рецепты капиталистов. Вопреки современному мифу тема помощи со стороны СССР не выдвигалась на первый план тогда как основное содержание кампании буржуазных партий составляла пропаганда «плана Маршалла».

Агитация КПЧ взывала к национальной гордости чехословацкого народа. Проигрышный с точки зрения стандартной политтехнологии лозунг «Больше труда республике — вот наша агитация!» стал главным предвыборным лозунгом КПЧ и неожиданно для сторонников Бенеша завоевал симпатии электората, особенно молодежи.

 

Красный транзит

Избирательный плакат КПЧ «Больше труда республике — вот наша агитация!»

 

Коммунистическая партия Чехословакии баллотировалась только на территории Чехии, где получила 40% голосов и 93 места в парламенте из 300. Компартия Словакии, выступавшая на выборах как отдельная политическая сила, собрала в Словакии почти полмиллиона голосов (30% избирателей Словакии) и прибавила КПЧ еще 21 место. Таким образом, коммунисты заняли в Национальном собрании 114 мест.

Еще 15% чешских избирателей поддержали социал-демократов, сходившихся в тот период с коммунистами по основным вопросам и также настроенных на социалистическое развитие Чехословакии. Вместе коммунисты и социал-демократы составили левое большинство Нацсобрания (151 мандат из 300), что позволило сформировать правительство с премьером-коммунистом. Это большинство было неустойчивым так как некоторые депутаты социал-демократов колебались при принятии важных решений на сторону буржуазии. Поэтому для устойчивости в коалиционное правительство привлекли и буржуазные партии.

Красный транзит

Лидер профсоюзов Чехословакии коммунист Антонин Запотоцкий в прямом эфире пражского радио объявляет о победе левых сил на выборах 1946 года

Национально-социалистическая партия Бенеша, стоявшая на позициях либерального национализма, завоевала 23,66 % голосов и заняла 55 мест в парламенте. Христианско-демократическая Народная партия добилась значительного успеха и получила 46 мандатов.

Важным успехом антикоммунистических сил стала победа в Словакии националистической Демократической партии, поддержанной почти миллионом избирателей (62% избирателей Словакии). Ей предшествовал сговор словацких националистов с клерикалами, в результате чего местные священники агитировали с амвона голосовать за демократов.

Вместе с мелкими словацкими партиями в общей сложности буржуазные силы имели в парламенте 149 мест. Таким образом не менее чем каждый второй чехословацкий избиратель выступил на выборах 1946 года за тот или иной вариант социалистического развитие своей Родины.

На деле же и в партии Бенеша и в Народной и в Демократической партии существовали левые крылья, выступавшие если не в поддержку социализма, то во всяком случае против либеральной модели капитализма и за социальное государство. В ходе февральского кризиса 1948 года, когда буржуазия пыталась спровоцировать отставку правительства, эти силы вместе с социал-демократами поддержали КПЧ, получив взамен различные государственные посты, Общая поддержка такого широкого левого блока на выборах в мае 1948 года достигла 80% от общего числа избирателей (6.5 миллионов человек). Эта цифра отнюдь не является плодом фальсификаций или запрета другим партиям принимать участие в выборах. Выборы проходили по тем же правилам, что и в 1946 году, правые крылья расколовшихся буржуазных партий отказались участвовать и призвали к бойкоту выборов. И их призыв был услышан почти миллионом чехословаков, голосовавших «против всех» и более чем полумиллионом избирателей, не пришедших на выборы.

Косвенно результат выборов подтверждается и данными об участии народа в февральских событиях. В чудовищный для Чехословакии мороз (минус 25) 21 февраля 1948 года на Староместской площади Праги собрались, чтобы поддержать КПЧ, 100 тысяч человек (каждый восьмой житель столицы).

Красный транзит

Народный митинг на Староместской площади — «красный майдан» 21 февраля 1948 года

В однодневной забастовке 24 февраля в поддержку КПЧ приняли участие 2,5 миллиона человек по всей стране — весь наличный состав профсоюзов. Для сравнения: разогнанный в тот же день рабочими пражский митинг буржуазных партий против КПЧ собрал всего 3 тысячи человек, в основном студентов.

Взятие группами рабочей милиции под контроль узлов связи, радиостанций, аэродромов, типографий, промышленных предприятий в большинстве случаев выглядело так: некоторые рабочие одевали форму (если она была, обмундирование тогда еще приобреталось многими милиционерами за свой счет), брали винтовки и охраняли территорию собственного предприятия под руководством имевших военный опыт и прошедших подготовку в СССР командиров в то время как прочие продолжали работать или бастовали по указанию профсоюза.

Красный транзит

Лидер КПЧ и премьер Чехословакии Клемент Готвальд проходит к трибуне митинга мимо одетых в армейскую форму и вооруженных ППШ бойцов пражского батальона рабочей милиции — элитного отряда охраны КПЧ

Ни один рядовой солдат не выполнил приказов реакционно настроенных офицеров, пытавшихся вывести армию из казарм на «защиту республики», и наоборот приказы офицеров-коммунистов соблюдать нейтралитет и не вмешиваться в конфликт были выполнены неукоснительно. Полиция выполняла приказы премьера Готвальда и следила за порядком на улицах, почти не вмешиваясь в противостояние (все функции по пресечению выступлений оппозиции были возложены на рабочую милицию, только в некоторых городах отдельные полицейские помогали милиционерам). Словацкие дружины националистов могли бы оказать некоторое сопротивление, но жители деревень, где они базировались, сами разоружили боевиков, не дожидаясь появления рабочей милиции.

Вмешательство СССР в конфликт свелось к одной-единственной спецоперации МГБ: агент Абакумова встретился с президентом Бенешем и пригрозил ему в случае неконституционных действий (то есть отказа в утверждении нового правительства парламентского большинства) публикацией накопленного советской спецслужбой компромата, в том числе о денежных выплатах, полученных в свое время Бенешем от НКВД. Бенеш вынужден был поручить Готвальду заменить выбывших министров новыми из числа членов левых партий.

Бескровная (ни одного убитого или раненого и вообще ни одного выстрела кроме пальбы в воздух на радостях) февральская революция 1948 года стала закономерным итогом социалистического выбора, свободно сделанного чехословацким народом. При том, что высшие государственные посты с этого времени стали занимать члены КПЧ, на протяжении всех лет социалистического развития вплоть до отстранения коммунистов от власти в 1990-е годы традиции многопартийной системы в Чехословакии не прерывались. Партии-инициаторы февральского кризиса не были принудительно распущены; в некоторых из них произошёл раскол, другие же продолжили существовать под прежним именем, но с новым составом руководства.

250 тысяч чиновников лишились работы в результате чистки госаппарата, но все они сразу же были трудоустроены по специальности на различных предприятиях. Политическая эмиграция из Чехословакии после кризиса 1948 года оценивается цифрой всего в 3 тысячи человек.

Несомненно, значительная часть тех 6,5 миллионов, кто голосовал в 1948 году за установление социализма, просто устала от политических интриг (а к этому прибавлялась еще усталость от недавней германской оккупации) и готова была поддержать какое угодно правительство лишь бы снять социальное напряжение. Многие политики и интеллектуалы, поддержавшие КПЧ, прямо заявили, что просто хотят избежать гражданской войны. Однако, сути дела это не меняет: народ Чехословакии в тот исторический момент выбрал социализм.

Литература:

  1. Интервью Милоша Земана.
  2. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
  3. Československé dějiny v datech. Praha : Svoboda, 1987.
  4. Краткая история Чехословакии с древнейших времен до наших дней. М.: Наука 1988.
  5. Рапош, П. Чехословакия: путь к социализму. М.: Прогресс 1988.
  6. Поп, И.И. Чехословакия — Советский Союз, 1941-1947 гг. М.: Наука 1990.
  7. Орлик И. Прага в феврале 1948 года Чехословакия стала жертвой молчания Запада. Независимая газета. 1998. 12 февр.
  8. Орлик И.И. Запад и Прага в феврале 1948 г. // Новая и новейшая история. 1998. №2.
  9. Мурашко Г. Февральский кризис 1948 г. в Чехословакии и советское руководство. По новым материалам российских архивов // Новая и новейшая история. 1998. №2.
  10. Мурашко Г. Февраль 1948 года в Чехословакии Новые документы российских архивов // Международная жизнь. 1998. №6
  11. Марьина В.В. Чехословацкий «февраль» 1948 г. Современное видение проблемы // Вопросы истории. 1998. №10.
  12. Свобода Алоиз и др. Заговор Ватикана против Чехословацкой республики. М: Изд-во иностр. Лит., 1950.
  13. Недорезов А. И. КПЧ — организатор победы социализма в Чехословакии. М: Знание, 1961.
  14. Брейтр М. Разработка КПЧ путей перехода Чехословакии к социализму (1945-1948). М..: Мысль, 1968.
  15. Вашкевич И. В. Внутриполитическая борьба в Чехословакии 1943—1948 гг. // Российские и славянские исследования. 2009. № 4.
  16. Мурашко, Г. П. Политическая борьба в Чехословакии в 1944—1948 гг. и национализация средств производства. М. : Наука, 1986.
  17. Готвальд, К. Избранные произведения: в 2 т. М : Гос. изд-во полит. Литературы, 1957.
  18. Broklová E. Politický systém v Československu 1945–1948 // Československo. Na rozhraní dvou epoch nesvobody. Sborník z konf. k 60. výročí konce druhé světové války / Uspořad. Zd. Kokošková, J. Kocian, St. Kokoška. Praha: Národní archiv a Ústav pro soudobé dějiny AV ČR, 2005.
  19. Приступа Н. Н. Национальный фронт чехов и словаков и его место в политической системе Чехословакии (1945–1960) // Труды кафедры истории Нового и новейшего времени СПбГУ. 2014. №13.
  20. Интервью Эвы Брокловой чешскому радио.
  21. Манусевич А. Я. и др. Народные и национальные фронты в антифашистской освободительной борьбе и революциях 40-х годов. М. : Наука, 1985.
  22. Медведев И. Н. Строительство народно-демократической Чехословакии. М.: Госполитиздат, 1948.
  23. Судоплатов П. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930—1950 годы. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997.
  24. Снитил З., Цезар Я. Чехословацкая революция 1944–1948 гг. М.: Наука, 1986 г.

 

Красный транзит Югославии: подтверждение победы

 

После нападения гитлеровцев на Югославию в 1941 г. партизанское коммунистическое движение во главе с Тито развернуло широкомасштабную войну против оккупантов и коллаборационистов. Это (а также предательская позиция монархического движения четников) после победы над фашизмом сделало компартию Югославии (КПЮ) безусловным политическим лидером страны, а 800-тысячную Народно-освободительную армию (НОАЮ) — гарантией от буржуазного переворота.

Армия СССР покинула Югославию в 1944 году. В 1945 году в Югославии состоялись парламентские выборы. Право голоса получили все граждане в возрасте от 18 лет (бойцы НОАЮ — без возрастных ограничений) кроме не совершивших уголовные преступления коллаборационистов (3% избирателей Югославии).

Победа в освободительной войне и создание федеративного государства подняли популярность КПЮ на невиданную высоту. Националистические принципы буржуазных партий развенчали себя в ходе войны, потерпели крах коллаборационисты. Сильного общеюгославского либерального движения, которое могло бы составить конкуренцию КПЮ, не было.

К выборам КПЮ выдвинула простой и ясный лозунг «Подтвердите нашу победу!». 8 партий (КПЮ, Хорватская крестьянская партия, Независимая демократическая партия, Партия фермеров, Национальная крестьянская партия, социалисты, социал-демократы, Югославская республиканская демократическая партия) Народного фронта, принимавшие участие в борьбе с фашизмом, выступили на выборах единым списком и получили поддержку 90% пришедших на выборы избирателей, значительная часть которых опять же по аналогии с Чехословакией просто хотела пресловутой стабильности.

10% подали голос против списка Нарфронта. Буржуазная и монархическая оппозиция понимала неизбежное поражение и потому бойкотировала выборы под предлогом закрытия одной из газет, призывавших США и Великобританию осуществить интервенцию в Югославии. По призыву оппозиции 12% избирателей не явились на участки. Таким образом, Нарфронт пришел к власти голосами примерно 80% всех избирателей Югославии.
Характерно, что даже современные историки бывших югославских стран редко оспаривают честность этих выборов настолько очевидна была победа коммунистов. Тем не менее, их западные коллеги настаивают, что к власти КПЮ пришла путем фальсификаций. В первую очередь сторонники этой версии обращают внимание на способ голосования.

Голосование в силу неграмотности 50% избирателей проводилось следующим способом. Избиратель получал резиновый шарик такого размера, что он полностью закрывался кулаком среднего человека, но при этом второй шарик нельзя было зажать в одной руке. На шарике стояла печать избиркома. Голосовавший в кабинке зажимал шарик в одной из рук, выходил и помещал руки в две урны: левую урну с эмблемой Народного Фронта и правую урну с надписью «оппозиция». Надо было опустить шарик в нужную урну, а затем снова сжать кулаки, вынуть руки из урн и разжать их. Никаких хотя бы относительно достоверных доказательств фальсификации выборов в Югославии так и не было представлено.

Литература:

  1. Тимофеев, А.Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии. 1941-1945. М.: Вече 2010.
  2. Марянович И. Освободительная война и народная революция в Югославии. М: Изд-во иностр. Лит., 1956.
  3. Очерк истории Союза коммунистов Югославии. М.: Изд-во иностр. Лит, 1963.
  4. Yugoslavia At The Polls, The Times, 12 November 1945.
  5. Elections In Yugoslavia, The Times, 9 November 1945.
  6. Yugoslavia In Transition, The Times, 22 November 1945.
  7. Фрейдзон В. История Хорватии. СПб.: Алетейя, 2001.
  8. Миличевич Предраг. Шесть агрессий запада против южных славян в ХХ-ом столетии. М.: ООО Палея-Мишин, 1999.
  9. Холодная война. 1945 — 1963. Историческая ретроспектива. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003.
  10. Жилин Д. М. Становление новой Югославии. М.: Б.и. 1990-2012.
  11. Ramet, Sabrina P.; The three Yugoslavias: state-building and legitimation, 1918–2005; Indiana University Press, 2006.
  12. Kowalski, R. European communism 1848-1991. New York: Palgrave Macmillan, 2006.

 

Красный транзит Албании: естественная однопартийность

 

Во время войны Коммунистическая партия Албании (КПА) была единственной последовательной антифашистской политической и военной силой. Ее политическое руководство признали даже последовательные албанские националисты.

Конкурирующие с КПА буржуазные партии запятнали себя сотрудничеством с немецкими оккупантами и разделили политическую судьбу своих хозяев. Новых партий к выборам 1945 года албанские капиталисты не успели создать. Таким образом в отличие от прочих стран Восточной Европы в Албании однопартийная система установилась, так сказать, естественным путем. На выборах созданному компартией Демократическому Фронту Албании противостояли 18 независимых кандидатов буржуазной оппозиции (всего было образовано 82 одномандатных округа). Голосовали все граждане от 18 лет кроме коллаборационистов и эмигрантов. Способ голосования из-за неграмотности большинства избирателей был аналогичен югославскому. Избирателю предлагалось определиться между двумя урнами: красной Демфронта и черной для независимых кандидатов там, где они были.

По итогам выборов все 82 парламентских места с общим результатом в 93% голосов получил Демократический фронт. Независимые оппозиционные кандидаты набрали на всех 6% голосов.

Американские и британские дипломатические наблюдатели пришли к выводу, что выборы были проведены честно. Это мнение разделили и западные журналисты, посетившие Албанию для наблюдения за выборами.

Литература:

  1. Манчха П. Албания на пути к социализму. М.: Госполитиздат, 1951.
  2. Nohlen, D., Stöver, P. Elections in Europe: A data handbook. Baden-Baden, Germany: Nomos, 2010.
  3. Peter R. Prifti. Socialist Albania since 1944: Domestic and Foreign Developments. Cambridge, MA: The MIT Press. 1978.
  4. История Албанской партии труда. М.: Прогресс, 1971.
  5. Смирнова Н. Д. История Албании в XX веке. — М.: Наука, 2003.
  6. Kowalski, R. European communism 1848-1991. New York: Palgrave Macmillan, 2006.

 

СОСНОВ Николай

Источник