Кресло для дядюшки Зю?

Россияне уже привыкли к перманентным изменениям российского законодательства о выборах. Основной смысл десятков изменений, вносимых ежегодно, — обеспечение сохранения сложившейся системы власти и персонального состава политической элиты разрешённых и допущенных во власть партий. К этим нововведениям относятся: возврат к выборам половины депутатов ГосДумы по мажоритарным округам, необходимость сбора 200 тысяч подписей для непарламентских партий, введение муниципальных фильтров, отказ в возврате графы «Против всех» и многое другое. Всё это подкреплено увеличенным в 100 раз финансированием парламентских партий из госбюджета. Так что новыми перекраиваниями закона «О выборах» россиян удивить трудно. Но то, что произошло 23 мая, ошарашило даже бывалых политологов.

20140603_deputati

Депутаты Совета Федерации принимают новый закон

23 мая ГосДума конституционным большинством приняла в третьем чтении Закон о поправке к Конституции РФ «О Совете Федерации Федерального Собрания РФ». Проект закона был внесён лидером ЛДПР Владимиром Жириновским, хотя никто не сомневается, что его основа разработана в недрах кремлёвской администрации. Суть новшества сводится к тому, что президент получает право без всяких выборов назначать и освобождать 10% членов Совета Федерации. Владимир Жириновский, анонсируя этот законопроект, так прямо и заявил, что это своеобразная ложа «старейших мудрецов» в СовФеде. «В некоторых странах подобное назначение считается пожизненным», — уточнил замысел доступной пониманию фразой главный либерал-демократ. То есть господин Жириновский с самого начала не скрывал, что считает себя одним из главных претендентов на неограниченное сенаторство.

В принципе, фактическое положение дел и сегодня таково, что состав Совета Федерации полностью определяется желаниями Владимира Путина. Достаточно вспомнить многолетнее сенаторство Людмилы Нарусовой, вдовы учителя и шефа нынешнего президента А. Собчака. Или стремительный ввод «за уши» в СФ и в кресло спикера Валентины Матвиенко. Если исходить из практики голосования в Совете Федерации, то в 99,9% случаев голосование проходит единогласно. Чрезвычайно редко 1 – 2 голоса выпадают из данного ряда, и то по непринципиальным законам и вопросам. Так что можно сказать, что это Конституция подгоняется под сложившееся статус-кво. Что тоже уже не удивительно. Большее удивление в этой ситуации вызывает позиция фракции партии, называющей себя «коммунистической». Фракция КПРФ вернулась к своей давней практике свободного голосования: из 92 депутатов только 15 проголосовало против этого закона, воздержалось 8, уклонились от голосования или не присутствовали на заседании — 58 , а 11 депутатов-«коммунистов» и вовсе высказались за принятие этого закона. Любопытно и даже умилительно выглядит объяснение видных руководителей КПРФ, которые не только голосовали за законопроект, но и вошли в число его авторов. Так, отвечающий в ЦК КРПФ за пропаганду и идеологию Олег Куликов заявил, что в Совете Федерации « … должны быть люди авторитетные, известные, с незапятнанной репутацией и высоким профессионализмом. Считаю, что таких граждан позволит ввести в Совет Федерации предлагаемый метод квотирования. У нас подобным образом формируются Центральная избирательная комиссия РФ, Счётная палата, благодаря чему КПРФ имеет там своих представителей … Сейчас в Совете Федерации КПРФ практически не имеет своих выдвиженцев, потому что наша партия не имеет большинства в Законодательных Собраниях и губернаторов своих у нас нет. Квотирование даёт нам шанс иметь своих товарищей в Верхней палате».

Позиция, как нам представляется, весьма понятная, впрочем, как и столь же позорная для людей, называющих себя «коммунистами». Позиция, скажем прямо, вполне холуйская. Руководство КПРФ уже давно теряет свою самостоятельность, и даже кадровые вопросы согласовывает с президентской администрацией. Своеобразной точкой невозврата в этом процессе следует считать выборы в ГосДуму 2011 года, когда руководство КПРФ отказалось от предложения РКРП о включение в состав центральной части списка хотя бы одного лидера рабочего движения, но зато включило личного друга Путина генерала ФСБ Виктора Черкесова. Абсолютно ясно, что Черкесов легко мог пройти в депутаты Госдумы и от «Единой России», но данный факт потребовался кремлёвской администрации именно для того, чтобы показать абсолютную управляемость руководства партии во главе с Г.А. Зюгановым. КПРФ практически поставлена в один ряд с ЛДПР.

Новый законопроект, закрепляющий возможность практически пожизненного сенаторства (снять назначенного сенатора может только следующий президент, и только на втором сроке своего правления), уводит Россию ещё дальше от демократии и закрепляет систему абсолютизма. Стыдно и печально наблюдать, как в этом процессе участвует КПРФ, которую многие люди внутри России и за рубежом ещё продолжают в соответствии с названием считать коммунистической.

20140603_Zu2

То, что вполне возможно Путин будет готов предоставить пожизненное сенаторское кресло Геннадию Зюганову, подтверждается тем фактом, что исполняющим обязанности губернатора родной для Зюганова Орловской области с хорошей перспективой победы на следующих выборах назначен депутат фракции КПРФ бизнесмен из Ленинградской области Вадим Потомский. Тот самый Потомский, который, выступая на одном из каналов питерского ТВ, как-то заявил, что собирается строить в России такой же социализм, … как в США.

Ну что же, Путин ещё в 1999 году сказал, что КПРФ вполне может стать крупной парламентской партией европейского типа, если избавится от своих идеологических тараканов (революция, национализация, диктатура пролетариата). Как мы знаем, никаких революционных тараканов в программе и политической практике КПРФ сегодня не осталось. Поэтому вполне возможно, что сенаторское кресло и достанется дядюшке Зю, как кпрфная молодёжь за глаза называет Зюганова.

Только вот не место красит человека.

Т. Викторов,
политолог