Курс доллара неотвратим, как смерть

«Курс доллара неотвратим, как смерть. Ты не можешь от него уклониться», — писал Эрих Мария Ремарк в романе «Чёрный обелиск». Это сказано о временах гиперинфляции в Германии незадолго до прихода к власти Гитлера.

Безусловно, стремительное обесценивание национальной валюты это рай для спекулянтов и голодный желудок для простых работников.

Курс доллара неотвратим, как смерть

Но это ещё и ощущение беспомощности, когда твоё благополучие, а иногда даже твоя возможность поужинать сегодня зависит от игры цифр на валютной бирже. Вас не смущает столь явное столкновение с несвободой? Не беспокоит ли вас, что ни умная голова, ни умелые руки, ни упорный труд не могут принципиально улучшить положение, когда вокруг разворачивается череда банкротств и сокращений, когда цены и безработица безудержно растут?

Вот банки обращаются к Центробанку с просьбой снизить ключевую ставку, ранее повышенную им до безумно высокой величины в 17%. Банкиры сетуют на то, что столь высокая ставка грозит волной банкротств предприятий, не способных брать кредиты по повышенным ставкам. А за ними последуют и банки, которым обанкротившиеся предприятия не смогут вернуть кредиты.

Что это значит для нас с вами, для наёмных работников? Это значит, что на наших зарплатах и на безопасных условиях нашего труда хозяева предприятий будут экономить, пытаясь вынести тяжкое бремя кредитов. Это значит, что нас массово будут лишать права на труд, ведь предприятия ради экономии будут сокращать сотрудников, а работники разорившиеся фирм окажутся на улице полным составом.

В общем, высокая ключевая ставка и нам не сулит ничего хорошего. Так, может, её просто нужно снизить? Но это приведёт к ещё большему падению курса рубля. Это значит, что наши зарплаты будут всё больше сокращаться в долларовом выражении. А Россия — это не СССР, который умел производить почти любую продукцию сам. Капиталистическая Россия глубоко встроена в мировой рынок и подавляющую долю как оборудования, так и потребительских товаров ввозит из-за бугра. Значит покупаемый за валюту импорт будет дорожать и тянуть за собой вверх общий уровень цен. То есть ослабление рубля чревато сокращением нашего потребления. А это означает падение спроса и, опять же, разорение предприятий со всеми вытекающими последствиями.

Вот и получается, что от одной цифры, установленной финансистами, зависит будущее миллионов. Причём пока выходит так, что от того, какой будет эта цифра, зависит лишь то, по какому из сценариев будет ухудшаться наша жизнь.

Но, может, это лишь следствие кризиса? Может быть, при нормальном функционировании экономики всё совсем не так? А разве всё то, что совершается бизнесом ради прибыли, не подчинено одной логике — логике возрастания цифр на счетах акционеров?

Подумайте, ведь миллиардеры, контролирующие наиболее крупные и могущественные корпорации, не в состоянии даже вместе с родственниками проесть — потратить на потребление — накопленные миллиарды. И тем не менее они заботятся о том, чтобы бизнес продолжал приносить прибыль, чтобы их капиталы росли. Их действия подчинены уже не человеческими потребностями, а логике самовозрастания стоимости, логике роста капитала. Для рабочих-то они хозяева, но для его величества Капитала и они рабы.

Ради растущих цифр на банковских счетах людей, включая детей, заставляют работать по 12 и более часов в сутки, обрекают рабочих на труд в ужасающе вредных и опасных условиях. Ради них отравляют воздух, реки и землю. Ради этих цифр разжигают войны, чтобы выгодно сбыть оружие и дорваться до дешёвых ресурсов.

Система экономических отношений вынуждает владельцев бизнеса действовать не во благо людей, а в угоду росту капитала. Кто отказывается поступать так, тот быстро сходит со сцены, проиграв в конкурентной борьбе. Прочие же подчиняются торжествующему бесчеловечному закону. Хорошо написал об этом Джон Стейнбек в романе «Гроздья гнева»:

— Жаль, но что поделаешь. Мы тут ни при чем. Это все оно — чудовище. Ведь это банк, а не человек.
— Да, но в банке сидят люди.
— Вот тут вы не правы, совершенно не правы. Банк — это нечто другое. Бывает так: людям, каждому порознь, не по душе то, что делает банк, и всё-таки банк делает своё дело. Поверьте мне, банк — это нечто большее, чем люди. Банк — чудовище. Сотворили его люди, но управлять им они не могут.

Сказанное о банке совершенно справедливо и в отношении капиталистической финансовой системы в целом. Только она представляет собой чудовище не только для простых людей, но и для самих банков. И когда разворачивается кризис, это чудовище требует особенно массовых жертв.

Можно ли побороть эту систему, в которой жизни людей подчинены чудовищу Капитала? Есть ли у неё альтернатива?

В мире ничто не вечно, не вечен и капитализм. И положить конец этой бесчеловечной системе могут те, кто страдает от неё больше всего, — наёмные работники, прежде всего рабочие. Для этого им требуется осознать необходимость перемен и объединиться в организацию, ставящую целью свержение власти капитала и построение более совершенного общественного устройства. Такого устройства, при котором средства производства будут принадлежать всему обществу и использоваться для удовлетворения потребностей всех его членов, — социализма.

Олег Таранов

Олег Таранов

Дежурный по сайту: Олег Таранов

Инженер-программист, работаю на одном из высокотехнологичных предприятий Москвы. Счастливо женат. Любимая цитата: «Пессимизм ума, оптимизм воли». В Московской организации РОТ ФРОНТ отвечаю за распространение партийных взглядов и идей.

Tags: