К вопросу о взаимодействии партии с массами

О задачах левых организаций

От редакции. Мы публикуем дискуссионную статью активиста РОТ ФРОНТа, который ищет ответы на чрезвычайно важные вопросы, касающиеся перспектив развития рабочего движения и взаимодействия коммунистов со своей социальной базой. Тов. Шмелёв знает об этой проблеме не понаслышке, поскольку уже не первый год ходит с партийной прессой к заводским проходным. Мы не во всём согласны с автором, но считаем, что эта статья, безусловно, будет полезной и интересной для наших читателей.

Введение

«По сути всё левое и рабочее российское движение – это движение тины на болотистой отмели российской политики». Пётр Принёв

Российское левое и, в частности, коммунистическое движение находится в состоянии затяжного идейного и организационного кризиса. Хотя большинство левых активистов сосредоточено в КПРФ, как партия она занимается обслуживанием своего депутатского корпуса, всё чаще поворачивающегося спиной к трудящимся. Будучи замкнутыми на буржуазное руководство, идейные члены КПРФ не могут ни координировать свою общественную работу, ни приближать ей победу социализма. Остальные «старые» компартии постепенно перестают реагировать на протекающие в обществе процессы и, тем более, участвовать в них. Периодически возникающие или возрождающиеся молодёжные организации проявляют достаточную активность, но либо с самого начала устраняются от работы с социальной базой, либо за время своего существования не успевают выработать адекватную стратегию и реорганизовать свою деятельность в соответствии с ней.

Пикет КПРФ. Регион неизвестен.

Пикет КПРФ. Регион неизвестен.

Кризисное состояние левого движения обусловлено двумя взаимосвязанными причинами. Первая – это отсутствие стратегии у левых организаций (левое движение в целом разнородно и у него не может быть единой стратегии). Вторая – это отсутствие потребности у современного российского общества в несистемных политических организациях в принципе. Недавний опрос ВЦИОМ показал, что участие в общественной и политической жизни представляет ценность только для 8% россиян. Тем более обществу не нужно то болото, которое сейчас из себя представляют левые и коммунисты.

Но сколь бы ни напрашивался вывод, что левое/коммунистическое движение в этих условиях не имеет перспектив и потому в его развитие не стоит вкладывать силы, этот вывод неверен. В момент вспышек общественной активности потребность в несистемных организациях неизбежно будет возникать. И она будет удовлетворяться теми организациями, которые лучше всех готовы к этим событиям. Оказаться востребованной обществом в этот момент – главная задача, на которую должна ориентироваться каждодневная работа левых организаций. Быть полностью готовым к изменению обстановки невозможно: это требует не только идейной готовности, но и таких ресурсов, людских, организационных, социальных и материальных, которые левые организации в принципе не способны накопить в условиях застоя. Но именно те организации, которые справятся с этой задачей лучше других, выживут на следующем этапе и смогут бороться за достижение своих целей.

Начнём с рассмотрения вопроса, в каких условиях у общества возникнет потребность в политических организациях. Поскольку все прикормленные партии не предлагают никакой альтернативы существующей системе общественных отношений, эта потребность одновременно будет и потребностью в несистемных организациях.

Зачем массам политика

«Политика начинается там, где миллионы; не там, где тысячи, а там, где миллионы, там начинается серьёзная политика». В. И. Ленин

Российскому обывателю политика кажется чем-то оторванным от реальной жизни. Слово «политика» у него ассоциируется с несколькими лидерами парламентских партий, мелькающими в телевизоре. Фактически, это не политика, а её симуляция, не парламентская борьба, а лишь её форма, начисто лишённая содержания. К этим клоунам добавляется фигура Навального, окружённая множеством стереотипов и часто воспринимаемая либо как абсолютное зло, либо, наоборот, в качестве очередного спасителя. О нём ещё пойдёт речь ниже.

Предпосылки для адекватного отношения масс к политике возникают тогда, когда массы вступают в борьбу за те или иные свои права: трудовые, связанные с пенсионным обеспечением, здравоохранением, образованием и т. д. Защита прав обычно начинается с локального конфликта: спора об условиях труда на отдельном предприятии, защиты конкретной территории от застройки, противодействия «оптимизации» конкретного учреждения. Политизация протеста часто воспринимается как взаимодействие с политическими партиями или дополнение требований протеста лозунгом отставки того или иного чиновника. Люди часто боятся такой «политизации», поскольку считают, что она будет их дискредитировать, позволит смешать их благородный протест с «грязной политикой».

Рабочие завода «Антолин» (Ленинградская обл.) протестуют против действий полиции. Фото: anticapitalist.ru

Рабочие завода «Антолин» (Ленинградская обл.) протестуют против действий полиции. Фото: anticapitalist.ru

Однако мало-помалу начиная взаимодействовать с государственной машиной, люди видят, что она защищает чуждые им интересы. Исполнительная власть, надзорные органы, полиция, суды чаще всего встают на сторону противника. И даже если люди и добиваются успеха на своём очаге борьбы, то те же самые проблемы возникают снова через некоторое время, либо в соседнем дворе, школе, парке, заводе, городе и т. д. Одновременно с этим люди осознают себя силой, способной, пусть в малом, но отстаивать свои интересы. Таким образом им становится ясно, что система общественных отношений и, в первую очередь, отношений власти и общества не отвечает интересам простых людей. Люди приходят к выводу (если не сделали этого вывода раньше), что эту систему нужно исправлять, или менять, или разрушать и выстраивать новую. И, что более важно, политические взгляды проходят проверку практикой, рассеивающей стереотипы и пропагандистские штампы. Люди начинают чётче представлять себе те изменения, которые они хотели бы видеть в общественных отношениях, связывать их с реальными проблемами.

Фото: anticapitalist.ru

Фото: anticapitalist.ru

Пока протест носит очаговый характер, политические разногласия не являются первостепенными. Защита своих интересов в конкретном малом конфликте объединяет людей разных политических взглядов и диктует столь же независимый от их взглядов набор действий: информирование о проблеме, сбор подписей, проведение пикетов и митингов, обращение в надзорные органы, судебную волокиту и т. д. По мере количественного роста очагов борьбы и участвующих в них людей они будут приобретать возможность решать более крупные задачи, например, добиваться принятия или отмены законов и других нормативных актов. Чем больший размах приобретает активность народных масс, тем сильнее сходятся интересы людей, борющихся за разные типы прав, но принадлежащих к одному классу или дружественным классам, поскольку корень их недовольства заключается в общей для всех системе общественных отношений. Одновременно с этим открывается более широкий простор для выбора стратегии и тактики борьбы.

Первый секретарь Ленинградского комитета РКРП-КПСС С. С. Маленцов поддерживает требования рабочих завода «Антолин»

Первый секретарь Ленинградского комитета РКРП-КПСС С. С. Маленцов поддерживает требования рабочих завода «Антолин»

В условиях развитой борьбы будут разниться взгляды как на цели, так и на тактику борьбы. Начнём с вопроса о тактике. Любая договорённость может заключаться только в том, что обе стороны берут на себя обязательство совершить некоторые действия или, наоборот, не совершать их. Любое обещание будет выполняться только тогда, когда его невыполнение будет чревато большими потерями, чем выполнение. Любая борьба есть нанесение ущерба противоположной стороне или угроза нанесения такового. Ущерб может иметь разные формы (материальный, репутационный и т. д.) и наноситься как власти в целом, так и отдельным её представителям. Конкретный чиновник боится потерять своё кресло. Конкретная капиталистическая фирма боится понести убытки. Только напирая на эти «болевые точки», можно чего-то добиться. А господствующий класс в целом не боится ничего, кроме потери власти. Предпосылкой к этому является потеря управляемости, создание неподконтрольных ей реально действующих структур, обладающих солидной людской и ресурсной базой. Уже поэтому люди, которые ограничивают свои интересы своей узкой проблемой, лишаются одного из средств для достижения своих целей. Тем не менее, многие люди не готовы с смириться с тем, что за свои права нужно бороться, и предпочитают апеллировать к собственным идеалистическим (в философском смысле) воззрениям, например, надеяться на справедливость. И всегда найдётся много советчиков, которые будут сознательно культивировать такие настроения. Таким образом, тактика борьбы может стать предметом больших споров.

Ещё большее различие будет в целях участников общественного движения. Часть людей будет ограничиваться защитой своего узкого интереса. Другие же, видя несовершенство общественных отношений, будут желать их изменить, причём разные люди будут желать их изменить по-разному. Например, патриот-государственник будет исходить из необходимости усилить государственное регулирование. Наоборот, либерал будет исходить из необходимости независимой судебной системы и снижения вмешательства исполнительной власти в общественную жизнь. Коммунист будет доказывать преходящий характер любых завоёванных прав в условиях господства капиталистических монополий и стремиться к развитию существующих протестных структур вплоть до формирования из них параллельных органов власти. Спектр политических взглядов и их отражений в путях к решению конкретных проблем может быть весьма широким. Отчасти на них будет оказывать влияние социальное положение конкретного человека или протестной группы.

Таким образом, люди разных политических взглядов, изначально боровшиеся за общие интересы, неизбежно начнут вступать в противоречие друг с другом, а люди схожих взглядов, напротив, будут сближаться. Этот эффект есть политизация протеста. Она является качественным изменением, возникающим в результате количественного роста очагов протеста и количества вовлечённых в него людей.

Народ и партия едины

«К укреплению и расширению связей с массой направлена вся обычная, регулярная, текущая работа всех организаций и групп нашей партии, работа пропаганды, агитации и организации». В. И. Ленин

Отвлечёмся пока от текущего, довольно низкого уровня развития общественных и политических движений и представим ситуацию развитого протеста, активной борьбы. Раз уж люди схожих взглядов неизбежно будут сходиться, а первоначальные узкие интересы – теряться, то отраслевая структура, разделяющая протестующих на «образованцев», «жилищников», «социальщиков», «профсоюзников» и т. д. не будет соответствовать дальнейшему развитию борьбы. Структуры, объединяющие людей в их узких интересах (я буду дальше называть такие организации «общественными»), конечно, сохранятся, но первоочередной значение примут другие, политические организации, то есть сложившиеся на основе общности взглядов на назревшие изменения в общественных отношениях.

Почтовая марка СССР

Почтовая марка СССР

Политические организации (или общества) могут быть сколь угодно свободными, вплоть до отсутствия фиксированного членства в них. Однако если численность слабо структурированного общества будет составлять сотни и тысячи человек, то возникнет объективная необходимость в координации активности его членов. Лидерство в таком обществе примут одна или несколько узких групп людей, более тесно связанных друг с другом, чем обычные члены общества. То есть фактическое причисление к политической организации широкого круга лиц делает необходимым создание более узкой организации внутри более широкой. Так или иначе, их ядром будет сплочённая дисциплинированная организация, причём по мере увеличения её численности она не сможет обойтись без иерархического устройства. Для простоты будем такие «ядра» называть партиями.

Вопрос о взаимодействии партии с массами является важным стратегическим вопросом. Этот вопрос стоит перед всеми партиями и решается ими по-разному.

Специфическая стратегия взаимодействия с массами характерна для партий, основным полем деятельности которых является буржуазный парламент. В этом случае основным мерилом эффективности партии является её электоральная поддержка. Для её получения партии могут оказывать ту или иную помощь общественным организациям. Но самостоятельные действия масс как субъекта политики для них, как правило, нежелательны: парламентская партия потеряет своё влияние на общественную организацию, если та окажется достаточно сильной для самостоятельной активности и будет готова в своих требованиях идти дальше опекающей её партии. Поэтому партии, замкнутые на парламентскую борьбу, действуют и будут действовать в общественных организациях непоследовательно.

Принципиально иной стратегии должны придерживаться коммунисты. Их цель – социалистическая революция и последующее строительство нового общества – может быть достигнута только активным участием народных масс, причём руководить ими должен класс, заинтересованный в социалистическом преобразовании общества. Таким классом сейчас является рабочий класс – класс наёмных работников, живущих своим производительным трудом и отчуждённых от основных средств производства. Чтобы выполнить свою историческую миссию, рабочий класс должен обладать идеологией и быть организованным. Следовательно, коммунистическое движение в силу своих целей неразрывно связано с рабочим движением.

Революционная партия может достичь своей цели, если её идеология овладеет массами, и массы же будут основной силой в реализации выработанной стратегии. Основная задача партии – обеспечить развитие борьбы, направить её в нужное русло и не дать политическим противникам увести её в выгодное им или безобидное для существующего порядка направление. Добиться этого, противопоставляя себя массам, находясь отдельно от них, партия не может. Партия должна пронизывать все остальные общественные структуры. Партия должна обладать информацией с мест из первых рук, далее обобщать опыт, вырабатывать тактические решения, соответствующие своей цели, и далее предлагать массам эти решения и убеждать массы в их правильности. Например, в отношениях с профсоюзами партия через своих членов в составе профсоюзов может влиять на лозунги, выдвигаемые профсоюзами на акциях, на допуск на акции тех или иных представителей буржуазных партий, на формат и содержание профсоюзных мероприятий.

Таким образом, партия не может руководить классовой борьбой, если она не будет преимущественно состоять из представителей борющегося класса. Рост партийных рядов на развитом этапе борьбы должен происходить преимущественно за счёт вовлечения в партийные структуры активных участников общественных организаций, разделяющих цели и задачи партии.

Отношение к профсоюзам заслуживает отдельного внимания. В условиях, когда члены профсоюза малоактивны, профсоюз оказывается придатком узкой группы своих лидеров. Профсоюзы для рабочего класса являются школой демократии, и если в её рамках воспроизводятся пассивное созерцание или отчуждённость от принятия решений, то она ничему не научит членов профсоюза. Даже если партия будет иметь значительное влияние в профкоме, польза для партии от этого невелика: нужно не влияние на профком, а влияние на массы посредством профсоюза. Поэтому коммунисты должны быть заинтересованы в таких профсоюзах, члены которых принимали бы активное участие в его работе. В таком случае и влияние партии, в первую очередь, должно быть идейным влиянием на профсоюз. Партия должна предлагать своё видение деятельности профсоюза, в т. ч. и на необходимость (или отсутствие таковой) выдвижения политических (демократических и социалистических) лозунгов. Но партия не должна добиваться от него поддержки партийной программы или иным образом сужать профсоюз до организации своих сторонников.

Доверие к партии в целом помогает ей в руководстве классовой борьбой, но не всегда является задачей первостепенной важности. Например, в 1917 году солдаты в окопах клеймили большевиков как немецких шпионов и одновременно принимали большевистские резолюции. Вера в немецкий след большевизма отпала сама собой, – ибо всякие слухи, которые в период мирного развития могут существовать годами, при включённости рабочих и солдат в политическую жизнь отживают довольно быстро. А то, что большевистские газеты и листовки помогали солдатам прийти к правильным выводам, делало своё дело.

Стратегия и тактика

«Каждый этап борьбы опирается на предыдущий, но исходит он из своей конечной цели, т. е. из следующего этапа». Проект программы РКСМ(б)

Вернёмся от перспектив к сегодняшнему дню. Рост протестного движения, развитие экономической борьбы рабочего класса и активности иных слоёв населения находится на достаточно низком уровне. Протест представляет собой множество локальных очагов, на большинстве которых основную нагрузку несут на себе 3-4 человека (1-2 человека обычно не справляются со всей работой, а больше людей, готовых к систематической работе, не набирается). Слово «солидарность» является частым лозунгом на митингах, но редким в повседневной жизни борющихся и протестующих.

Как пройти на площадь свободы

В этих условиях условия для политизации не созрели. Роль политических организаций в протесте невелика: общественные движения не нуждаются в организующей и направляющей политической силе. Кое-где протестные структуры формируются на базе местных ячеек КПРФ или РКРП-КПСС, но лишь потому, что эти ячейки сохранились с 90-х годов. Такой сценарий взаимодействия политических и общественных организаций постепенно отживает. Чаще отдельные члены разных партий участвуют в общественных организациях, возникающих на базе проблем по их месту работы или месту жительства. Иногда буржуазные партии выступают в качестве сервисной структуры: помогают согласовать митинг, составляют депутатский запрос и т. д.

В то же время, и рост общественного движения мало зависит от существующих политических организаций. Они могут тем или иным способом влиять на протест, организуя его или, наоборот, отваживая людей от борьбы, но чтобы существенно повлиять на основной фактор – желание людей защищать свои права и участвовать в формировании будущего своей страны – нужны ресурсы, сопоставимые с теми, которыми располагает государственная машина пропаганды. Таких ресурсов нет ни у одной другой политической организации, включая КПРФ.

Таким образом, для тех политических организаций, которые связывают своё будущее с развитием общественного движения, в сегодняшних условиях нет никакой возможности для успеха. Предпринимаемые сейчас действия должны быть нацелены на будущий этап борьбы, на удовлетворение потребностей, которые будут у организации. И только когда эта цель определена, имеет смысл определять путь к ней, учитывающий текущие условия. Все показатели, по которым левая (или правая) организация оценивает свою работу, если они никак не отражают подготовку к более развитому этапу, являются лишь средством для самолюбования. Глупо, например, на ритуальных митингах сравнивать количество участников из числа членов РОТ ФРОНТа, ОКП, РРП и других организаций. Не большее значение имеет и количество «лайков» или перепостов статей в социальных сетях, если оно не насчитывается тысячами и если за ними не стоит никакой другой задачи.

В то же время, если политическая организация будет просто ждать развития общественной борьбы, когда политические организации станут востребованными, то такая организация востребована как раз-то и не будет. Потому что востребована будет не политическая вывеска, а организация, обладающая определёнными свойствами.

Когда общественная обстановка будет способствовать росту рабочей борьбы, то соответствующие организации будут возникать стихийно и в подавляющем большинстве случаев безо всякого взаимодействия с политическими организациями, так как последние просто слишком малочисленны, чтобы охватить все очаги протеста. Этот протест неизбежно начнут пытаться подмять под себя самые разные буржуазные партии: от КПРФ до либералов и националистов, которые внезапно начнут строить из себя главных защитников трудового народа.

Итак, какие характеристики, которые могут быть выработаны в эпоху застоя, будут необходимы партии для работы на этапе общественного движения?

Во-первых, это наличие стратегии. Партия должна иметь чёткий ответ на вопрос «а что вы предлагаете». Этот вопрос и сейчас постоянно задают левым активистам как при распространении партийных газет, так и при общении в интернете. Другое дело, что те, кто его задаёт, чаще всего не готовы принять никакое предложение, и поэтому отсутствие чёткого ответа на этот вопрос не приносит большого вреда. Но в условиях подъёма на него нужно будет отвечать. Причём ответ должен не только содержаться в программных документах, но и каждый член партии должен понимать программу и уметь отвечать на этот вопрос исходя из программных установок. Програмнные установки должны соединять конечные цели и практические шаги, которые необходимо предпринимать общественному движению. «Мы должны быть готовы не сегодня-завтра услышать призывный клич: «Ведите нас, куда вы нас звали!», и страшно, если этот миг застанет нас врасплох» («Искра», №32, 1903 г.)

Во-вторых, это наличие организационных отношений, позволяющих партии действовать как единое целое. Чтобы претендовать на руководящую роль, партия должна быть организована лучше, чем общественные организации, с которыми она должна работать.

В-третьих, партия должна обладать опытом работы с массами. Это не только опыт непосредственной работы с людьми, но и разноплановая проверка организации на практике: её позиционирования, её организационных отношений, отчасти и её программы и т. д. Значение при этом имеет именно фактический опыт работы членами организации, а не опыт работы под какой-то определённой вывеской: вывеску всегда можно будет создать и задним числом.

В-четвёртых, партия должна должна понимать настроения масс. Для этого необходимы множественные связи в различных трудовых коллективах и общественных движениях.

Грамотное осознание целей текущего этапа необходимо для определения направлений работы и, в их рамках, конкретных задач. Оно должно сочетать в себе постановку реалистичных и необходимых для дальнейшей работы целей с отсутствием заведомо невыполнимых. Например, добиться партийного влияния в большом количестве трудовых коллективов, что безусловно будет целью развитого этапа, на данном этапе нет никакой возможности. Постановка невыполнимых целей обычно ведёт к выбору тактики, препятствующей борьбе за нужные и достижимые цели.

Также для того, чтобы применить перечисленные наработки, партия должна «дожить» до того момента, когда они понадобятся. Эта задача оказывается сложной: характерное время существования молодёжной левой организации составляет 3-4 года. За это время даже при сохранении вывески состав организации меняется почти полностью.

Проблемы работы с людьми

«Все эти [празднующие очередную годовщину Октября] организации годами прекрасно существуют вне поля классовой политики, растрачивая силы на бесплодные электоральные инициативы или ритуальные пикеты и митинги». Андрей Заводской

Большинство современных левых организаций признают ленинский тезис о том, что основной задачей партии является укрепление связи с массами посредством пропаганды, агитации и организации. Они худо-бедно занимаются пропагандой социализма, а вот с задачей организации дело обстоит плохо. В результате и задачи агитации и пропаганды, стоящие перед партией, обычно понимаются довольно узко: агитация ассоциируется с призывом прийти на митинг за что-нибудь хорошее или проголосовать на выборах, а пропаганда – с распространением информации о проблемах в обществе с указанием на то, что при других общественных отношениях этих проблем бы не было. Такого рода агитация и пропаганда, ведущиеся должным грамотным образом (что далеко не всегда так), тоже нужны, но их значение ослабевает, если они оторванны от задачи организации. Пропаганда становится наиболее эффективной, а идеология усваивается наиболее целостно, когда пропаганда накладывается на деятельность самих масс и даёт им лучшее понимание тех целей, за которые они стихийно борются.

Член ЦК РКРП-КПСС Г. В. Алёхин раздаёт газету «Московский фронт» у проходной завода «Салют». Москва, 2015

Член ЦК РКРП-КПСС Г. В. Алёхин раздаёт газету «Московский фронт» у проходной завода «Салют». Москва, 2015

Основная проблема заключается в том, что большинство активистов левых организаций попросту не умеют работать с трудящимися. Молодёжь, приходящая в организации в период учёбы в школе и ВУЗе, не имеет опыта трудовой деятельности в коллективах и поэтому воспринимает отношения на производстве очень искажённым образом. Нередки случаи, когда представление левых активистов о рабочем движении и о рабочем классе бессистемно и сильно отличается от реальности. Многие молодые люди ожидают от своих собеседников те эмоции и впечатления, которым сами подвержены. Наконец, сами активисты порой до конца не понимают, что стоит за абстрактными лозунгами о самоорганизации и борьбе за права, то есть к чему они призывают тех, к кому обращаются. Работа с людьми требует высокой квалификации.

Но даже если работа по пропаганде, агитации и организации поставлена хорошо, то она не даёт быстрого эффекта, поскольку её результат зависит от желания самих масс и условий, в которых они находятся. Если обстановка не будет способствовать укреплению классовых организаций (в первую очередь, профсоюзов), если профсоюзы не будут восприниматься рабочими как необходимый элемент их трудовых отношений, создаваемые организации (независимо от участия в них левых активистов) будут, скорее всего, временными. Независимые профсоюзы находятся в кризисе, и всегда велик риск, что их лидеры, не имея прочной опоры среди членов своего профсоюза, отойдут от дел или перейдут на сторону классового противника. Поддержка левых может помогать созданию организаций или препятствовать их разложению, но этот фактор не может быть решающим. Даже если группа активистов, фанатично преданных рабочему делу, будет организовывать рабочих на создание следующей профсоюзной ячейки, большинство предыдущих будет деградировать.

Работники ЖКХ читают газету «Московский фронт»

Работники ЖКХ читают газету «Московский фронт»

Проблема также возникает и при желании подключить к работе новичка, пришедшего в левую организацию, поскольку для работы с целевой аудиторией он должен получить квалификацию, а на это требуется много времени и желания.

Поэтому мы не видим сейчас множества левых организаций, бросающихся работать с рабочим движением. Махать флагами, кричать «вступай к нам», «капитализм – дерьмо» или «голосуй за нас» оказывается проще. Хуже того, такой стиль работы вызывает привыкание. Показательно, что все отколы от КПРФ достаточно быстро угасали: привыкнув к обслуживанию парламентской вывески и одномоментно лишившись её, организации вместе с ней теряли и цель своего существования. Владимир Лакеев, будучи исключённым из КПРФ в 2011 году, только в Москве собрал вокруг себя около 2000 человек. Но до образования новой партии дошла только десятая часть, да и та, по большому счёту, уже неактивна.

Обзор: как ведётся работа с массами

«Католические и монархические рабочие союзы в Европе – тоже необходимый результат взаимодействия среды и элементов, но только участвовала в этом взаимодействии сознательность попов и Зубатовых, а не сознательность социалистов». В. И. Ленин

Обратим внимание на то, как работают с массами политические организации. И прежде чем обсудить деятельность несистемных организаций, рассмотрим крупные буржуазные партии.

В КПРФ работа с массами, выполняемая высокопоставленными партийными функционерами, явно ориентирована на получение электоральной поддержки. Иногда она старается решить конфликт силами своих депутатов, чтобы заслужить репутацию «щита трудового народа», а иногда и ограничивается имитацией этой деятельности, чтобы потом приписать себе чужие заслуги. Стремясь решить проблему вместо людей, КПРФ отваживает их от борьбы и тем самым вредит им, пусть и не ставя перед собой явным образом такую цель. На местном уровне возможна самая разная ситуация, отдельные члены или районные организации могут вести работу по организации людей на борьбу. Есть примеры, когда действия «низов» и «верхов» партии вступали в противоречие друг с другом.

Не лишним будет отметить, что подавляющее большинство протестующих будет заинтересовано взаимодействовать с той организацией, которая сможет оказать наибольшую помощь в их узких интересах. Поэтому в крупных городах, где у КПРФ есть работающие с населением освобождённые работники, она ещё долгое время будет вытеснять несистемные организации, если только они не имеют прочных связей среди протестующих. Недавно так, например, произошло с независимым профсоюзом работников «Мосгортранса».

Митинг против строительства церкви на территории парка. У трибуны местные жители и представители Яблока, ПАРНАС, Партии прогресса. Выступает Евгений Чупов. 2016

Митинг против строительства церкви на территории парка. У трибуны местные жители и представители Яблока, ПАРНАС, Партии прогресса. Выступает Евгений Чупов. 2016

Простую и понятную деятельность ведёт в Москве «Яблоко» применительно к протестам против точечной застройки. Члены партии лично участвуют в общественных организациях по месту жительства, а на городском уровне партия помогает жителям в организации митингов и оказывает юридическую помощь. В период предвыборных кампаний партия использует возникающий благодаря этому ресурс доверия для предвыборной агитации.

Иной стратегии придерживается другая либеральная организация, предположительно, связанная с Навальным. В отличие от КПРФ и «Яблока», она не использует собственную политическую вывеску. Её члены выступают (во всяком случае, публично) исключительно в качестве активных участников общественных организаций, в частности, градозащитных и экологических. Но при этом деятельность членов этой организации хорошо координируется, что позволяет им проводить общую линию, например, набирать людей в школу наблюдателей на выборах, школу муниципальных депутатов и т. д. Результатом является, с одной стороны, создание скрытой от постороннего взгляда и прочно связанной с массами организации и, с другой стороны, увеличение числа людей, выступающих с общедемократическими лозунгами и выходящими на митинги Навального «не за Навального». На этот опыт нужно обратить внимание.

Перейдём теперь к несистемным левым организациям. В большинстве крупных организаций можно найти отдельных членов, занимающихся работой с социальной базой по существу. Однако приоритетный характер эта работа по факту в Москве имеет для двух организаций – Революционной рабочей партии и «Рабочей платформы».

РРП уделяет профсоюзным организациям второстепенное значение. В своей программе она пишет: «ставя себе задачу сделать пролетариат способным выполнить свою историческую миссию, коммунисты организуют его в самостоятельную политическую партию…» Профсоюзы же в программе упоминаются лишь единожды – в разделе о демократических правах, за которые партия выступает. От представителей РРП также можно услышать утверждение, что профсоюзы нужны в качестве маскировки для партийных организаций на предприятиях. В другом документе партия сетует: «Основная часть рабочих выступлений проходит без нашего участия». Данный путь – организация класса непосредственно в партию – на практике является попыткой сужения рабочей борьбы до тех пределов, которые удобны партийной организации. Это стратегия, ведущая в тупик.

«Рабочая платформа» занимает во многом противоположную позицию, ориентируясь на профсоюзы, входящие в Конфедерацию труда России. Её ядро составляют профсоюзные активисты, в особенности освобождённые профсоюзные работники. Это одновременно является её достоинством, позволяя вести более серьёзную работу, и её недостатком ввиду незаменимости профсоюзных органайзеров и ограниченности их числа. Своё развитие РП видит в вовлечении в свою работу организации активных членов профсоюзов, с которыми она взаимодействует. Фактически, организация накопила и продолжает накапливать связи и опыт работы с трудовыми коллективами. Насколько она может решить остальные задачи, стоящие перед левой организацией на текущем этапе, неясно.

Объединение сил или распил протеста

Все живое делится на три разряда: на врагов, конкурентов и добычу. Карел Чапек

В процессе своей деятельности политические организации взаимодействуют не только со своей социальной базой, но и между собой. Отношения между организациями, придеживающимися разной идеологии, в общих чертах понятны: разногласия между ними ясны, слияние таких организаций принципиально невозможно, а по тактическим вопросам они могут где-то заключать союз, где-то действовать порознь, где-то конкурировать. Возникающие отношения обычно легко объяснимы, если знать цели взаимодействующих организаций.

Заседания Форума левых сил. В ряду слева направо: Д. Зоммер, С. Удальцов, Б. Кагарлицкий, Д. Митина, И. Пономарёв, С. Биец. Фото: kolobok1973.livejournal.com

Заседания Форума левых сил. В ряду слева направо: Д. Зоммер, С. Удальцов, Б. Кагарлицкий, Д. Митина, И. Пономарёв, С. Биец. Фото: kolobok1973.livejournal.com

Более интересны отношения между организациями, придерживающимися близкой идеологии. Постороннему человеку совершенно непонятно, чем эти организации различаются и почему они не объединяются. И действительно, близкие по идеологии организации объединяются редко, зато могут враждовать едва ли не сильнее, чем с политическими противниками. Так почему в одних случаях силы складываются, а в других каждая организация, как говорится, тянет одеяло на себя? В каждом конкретном случае на отношения организаций могут влиять множество разных факторов, но одним из главных всегда является следующий.

Если у организации есть стратегия (в данном случае неважно, на что она направлена и насколько адекватна объективным условиям), значит, некоторые достижения сегодняшней работы предполагается использовать в будущем. Важно то, в какой форме эти достижения организации сохраняются для дальнейшего использования.

Когда результаты работы организации присваиваются напрямую обществом (например, результаты просвещения или рост рабочего движения), одинаковые действия разных организаций приводят к одному и тому же результату. В этом случае нет предпосылок для конкуренции; такие организации, если они ставят перед собой одни и те же цели, скорее всего, объединятся. Когда результатом работы является накопление опыта работы с социальной базой или наработка связей, это также не вызывает противоречий между организациями, поскольку опыт и связи присущи не столько организации как таковой, сколько конкретным её членам.

Противоречия между организациями возникают на почве создания средств для своей дальнейшей деятельности. В этом случае каждая организация, выполняя ту же работу, что и другие организации, работает на себя. К тому же при этом они конкурируют за ограниченный ресурс: известность в буржуазных СМИ, популярность собственных информационных ресурсов в интернете, возможность саморекламы на почве того или иного социального конфликта. Особенно явно в виде противников организации предстают при соперничестве на электоральном поле.

В случае, если в деятельности организации будет преобладать работа по организации трудящихся, по созданию и развитию самодостаточных профсоюзных структур, она избежит объективной необходимости конкурировать с другими организациями, следующими той же стратегии. У организации нельзя украсть связь и влияние в боевом профсоюзе или иной инициативной группе, нельзя украсть опыт работы. Даже использования завоёванного авторитета для пропаганды в профсоюзах своих идей не будет разделять идеологически близкие организации настолько, насколько их разделяет самореклама и стремление «засветиться» в буржуазных СМИ.

Таким образом, работа с трудящимися должна не только проверить на практике умение организации взаимодействовать с социальной базой, но и стать основой для преодоления раздробленности в левом движении, понимаемой, конечно, не как объединение «всех», а как ликвидацию препятствий для совместной работы в пределах общих целей. Если же пытаться создавать какие-то новые профсоюзные центры и объединения, задаваясь целью обеспечить их лояльность к той или иной политической организации, это будет дробить рабочее движение, а вместе с ним и нацеленные на работу с ним левые силы.

Выводы

  1. Основными задачами левых организаций на данном этапе являются:
    • собственное выживание;
    • выработка и усвоение идеологии и стратегии;
    • подготовка квалифицированных кадров;
    • наработка опыта взаимодействия с массами.
  2. Взаимодействие с массами должно включать в себя их организацию, то есть создание структур борьбы, действующих при поддержке левой организации. Приоритет должен отдаваться качеству и глубине работы перед широтой охвата.
  3. В работе с рабочим движением нужно ориентироваться на существующие классовые профсоюзы и на совместную работу с другими классовыми организациями, работающими с этими профсоюзами, пока такое сотрудничество не станет препятствовать проведению организацией своей политической линии.

Илья Шмелёв