К вопросу о национализации

От редакции.
Редакция сайта партии РОТ ФРОНТ вновь представляет статью нашего читателя, попытавшегося вскрыть противоречивый характер национализации (прим. национализация — передача в собственность государства земли, промышленных предприятий, банков, транспорта или другого имущества, принадлежащего частным лицам). В статье автор упрекает современные левые партии в отсутствии верного подхода к проблеме национализации.

В конце материала мы позволили себе дать развёрнутый комментарий на предлагаемые тезисы и доводы. Пусть читатели решают сами, соглашаться ли им с тов. Валежниковым, по итогам этой захватывающей баталии.


Национализация выгодна не всем

Национализация выгодна не всем

Отношение к вопросу о национализации — это, пожалуй, тот пункт, в котором едины чуть ли не все левые партии. Небольшая разница лишь в том, что именно каждая их них хочет национализировать.

КПРФ, например, предлагает «национализировать природные богатства России и стратегические отрасли экономики». РОТ ФРОНТ считает, что «в качестве первой меры необходимо провести национализацию стратегических отраслей экономики, банковского дела, производства и торговли алкоголем, табачными изделиями и лекарственными препаратами».

Думаю, не ошибусь, если предположу, что в программах и других левых партий найдется что-то в этом роде.

Требование национализации внешне очень революционно, и, видимо, должно указывать на связь со славным большевистским прошлым, но на деле лишь доказывает, что нынешние коммунисты не только не собираются учиться на опыте своих предшественников, но даже готовы перещеголять их по части ошибок.

У меня был большой соблазн сделать подробный экскурс в историю по этой теме, но, по здравому размышлению, решил отложить его до другого раза. Однако же не удержусь от напоминания, что большевики пошли на национализацию банков и предприятий не от хорошей жизни. И что, будь их воля, они бы предпочли обойтись только рабочим контролем. Большевики очень хорошо понимали, какую цену им пришлось заплатить за вынужденную национализацию.

Ограничусь лишь одной цитатой Ленина (из речи на Х съезде партии в 1921 г.):

«Мы слишком далеко зашли по пути национализации торговли и промышленности, по пути закрытия местного оборота. Было ли это ошибкой? Несомненно. В этом отношении нами было сделано много просто ошибочного, и было бы величайшим преступлением здесь не видеть и не понимать того, что мы меры не соблюли, не знали, как ее соблюсти (Здесь и далее выделено мной — С.В.)».

Так что, для начала, давайте запомним ленинское правило национализации — «Соблюсти меру»!

Зададимся вопросом, соблюдают ли меру левые партии в своих требованиях национализации? Знают ли они эту меру?

То, что такая мера существует, нынешние коммунисты все же чувствуют — в программных документах РОТ ФРОНТа мы, в частности, читаем:

«Мы не собираемся… закрывать мелкие лавочки, частные мастерские и разные «свечные заводики», «давить» фермеров и настоящих предпринимателей-производителей».

То, что хотя бы на интуитивном уровне есть понимание, что национализация имеет свои пределы, и что если эти пределы перейти, то ничего хорошего не получится — внушает осторожный оптимизм. Можно попытаться пойти дальше и задаться уже следующим вопросом: а какими, собственно, соображениями должна определяться эта мера?

И если мы хорошенько подумаем, то придем к выводу, что соображения эти есть эффективность управления и экономическая целесообразность. А вот соображение «утоления чувства социальной справедливости» в решении о национализации должно быть поставлено в самый конец.

Боюсь, пока что все наоборот. Попробую проиллюстрировать.

Поскольку в деле требований национализации пальма первенства у КПРФ, возьмем для примера позицию по этому вопросу Председателя этой партии уважаемого Г.А. Зюганова.

Он пошел дальше всех, перешел, так сказать, от слов к делу — года три назад не поленился провести т.н. Народный Референдум по поводу национализации минерально-сырьевой базы и собрал 10 миллионов голосов, из которых 96-98% высказались в пользу национализации. Более того, уважаемый Г.А. не собирается останавливаться на достигнутом и ратует уже за общероссийский референдум.

Оппоненты, правда, стращают его гражданской войной в случае реализации его планов, но уважаемого Г.А. не так-то легко запугать:

«Что же касается гражданской войны, то этот миф уже не работает. За национализацию в России — 90% населения, включая малый и средний бизнес. Люди хотят обуздать паразитов. И воевать за олигархов просто некому. Ну а сами они бегать по лесам с винтовками уж точно не будут».

Здесь стоит сделать паузу и разобраться. Конечно, если речь идет о том, что наши «олигархи—паразиты» будут «бегать по лесам с винтовками» или даже сколачивать боевые дружины, которые бы отстаивали их кровное, то это, само собой, глупость — они этого не сделают. Так что гражданская война как немедленная реакция на национализацию — это, безусловно, вздор.

Но уважаемый Г.А., похоже, немного подзабыл историю. Придется вкратце напомнить.

После Октябрьской Революции массовая национализация в России происходила в конце 1917 и начале 1918 г.г. И ни малейшего вооруженного отпора со стороны тогдашней буржуазии эта национализация не получила.

Методика национализации банков

Перспективная методика национализации банков: — У нас нет выбора. — Социализм или смерть.

Вооруженный отпор дало крестьянство летом 1918 г., когда для борьбы с голодом из городов в деревню двинулись продовольственные отряды для реквизиции хлеба. А тогдашний голод в городах был, как раз, вызван тем, что промышленность в результате национализации стала неуправляемой и почти остановилась.

Так что вариант с гражданской войной, не как мгновенной реакции на массовую национализацию, а в среднесрочной перспективе, подождем сбрасывать со счетов.

Означает ли это, что надо отказаться вообще от национализации — да ничего подобного. В мире накоплен богатейший опыт национализаций как благотоворно действующих на экономику, так и явно ошибочных — только изучай, не ленись!

И весь этот опыт человечества вновь и вновь подтверждает ленинское «Соблюдай меру!»

Разумеется, было бы самонадеянно с моей стороны пытаться дать точную формулу этой меры.

Моя задача поскромнее: заставить читателя задуматься, а не перешли мы уже, часом, эту меру?

Давайте разбираться, и начнем с элементарных вещей.

Зададимся вопросом, что есть национализация? Каждый школьник знает, что это передача собственности в управление государством.

А что такое, на сегодняшний день, наше российское государство, другими словами, наш российский госаппарат?

Это обычное буржуазное государство, или «совокупный капиталист» по определению Энгельса

Каждый марксист, полагаю, знаком с книжкой Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке», давайте посмотрим, что говорит классик:

«…Современное государство опять—таки есть лишь организация, которую создаёт себе буржуазное общество для охраны общих внешних условий капиталистического способа производства от посягательств как рабочих, так и отдельных капиталистов. Современное государство, какова бы ни была его форма, есть по самой своей сути капиталистическая машина, государство капиталистов, идеальный совокупный капиталист».

Так что, национализация в капиталистическом обществе — это, по сути, передача собственности в управление от капиталиста А капиталисту Б. Если собственность забирается у частного капиталиста и передается в управление капиталисту—чиновнику, это называется национализация. Если речь идет о противоположном процессе, то есть собственность передается в управление частному капиталисту — это называется приватизация.

Подобная передача собственности, неважно в какую сторону, — это, само по себе, еще ни хорошо и ни плохо. В каждом отдельном случае вопрос лишь в том, кто из этих двух капиталистов, частный капиталист или капиталист—чиновник, лучше будет управлять этой собственностью.

Уважаемый Г.А. убежден, что наш капиталистический госаппарат лучше справится с задачей управления, чем рядовой частный капиталист?

Хорошо, если так. Но давайте копнем чуть глубже.

На сегодняшний день доля государства, этого «совокупного капиталиста», в экономике России, по разным оценкам, от 50 до 70 процентов ВВП (при среднемировых 30 процентах).

Много это или мало?

Те, кто управляют этим госаппаратом и знают положение дел не понаслышке, например, Медведев и Шувалов, считают, что это не то что много, а просто явный перебор.

Уважаемый Г.А. убежден, что мало, и что вполне можно добавить еще и управление минерально-сырьевой базой и ведущими отраслями экономики.

Кому поверим?

Если ориентироваться на убежденность в голосе, то, разумеется, уважаемому Г.А.

Если же исходить из латинской поговорки «Experto crede» («Верь опытному») — то, пожалуй, Медведеву и Шувалову.

Можно, конечно, этот сложнейший вопрос управления поставить на референдум и получить предсказуемый результат — не сомневаюсь, что население выскажется за национализацию. (Иллюзия наших людей, что национализация — это почти социализм, известна).

А вот справится ли с возросшими задачами управления наш госаппарат?

Откуда у уважаемого Г.А. такая оптимистическая уверенность, что справится?

Чтобы поубавить такого оптимизма, приведу пару примеров поярче насчет того, как лихо наш госаппарат умеет управлять — оба примера, что называется, «на слуху».

Первый случай — двухгодичной давности, но, думаю, еще не забыт. В январе 2013 года правительство решило подбросить денег отечественной медицине — и выделило для этого дополнительно 40 миллиардов. Казалось бы, всего делов — поделить деньги, пока начальство не передумало. Каково же было удивление российского руководства, когда через месяц-другой с мест стали поступать жалобы от медработников о том, что у них резко уменьшились зарплаты! Понадобилось вмешательство Президента, чтобы выправить эту идиотскую ситуацию.

Другой пример — уже совсем свежий — привел сам Президент в последнем Послании Федеральному Собранию. Дадим ему слово:

«Как прямой удар по национальной безопасности надо рассматривать нецелевое использование или хищение бюджетных ассигнований на государственный оборонный заказ и работать по таким фактам так же серьёзно и строго, как по пресечению финансирования терроризма. Говорю об этом не случайно и думаю, что здесь нечего лакировать и нечего скрывать. Сейчас только мы проводили традиционную встречу в Сочи с руководством Министерства обороны, с командующими родами и видами войск, с ведущими конструкторами оборонных предприятий. По некоторым позициям цены увеличиваются в два, в три, в четыре, а есть случаи, когда цена увеличилась от начала работы в одиннадцать раз. Это уже, понимаете, несопоставимо ни с инфляцией, вообще ни с чем, при том что авансирование производится практически 100—процентное«.

Как депутаты думают о России

На заседаниях Федерального Собрания депутаты увлечены отнюдь не решением народных вопросов

Мы видим на этих примерах, что даже в тех традиционных областях (в данном случае, оборонка и здравоохранение), которыми госаппарат управляет, так сказать, испокон веку, он делает это, мягко говоря, не слишком эффективно.

И этому госаппарату уважаемый Г.А. хочет еще доверить дополнительные задачи по управлению минерально-сырьевой базой и «стратегическими отраслями»?

То, что в случае национализации минерально-сырьевых предприятий, у пары сотен чиновников резко вырастут зарплаты, — в этом можно не сомневаться. Но получит ли выгоду население?

А вот здесь, что называется, «бабушка надвое сказала»!

Я, разумеется, не являюсь экспертом по части минерально-сырьевой промышленности, так же, полагаю, как и те 10 миллионов, которые подписались за ее национализацию. Так же, как и те 10 миллионов, я очень смутно представляю положение дел в этой отрасли и понятия не имею, надо ли «раскулачить» тамошних владельцев или же, наоборот, наградить орденом «Героя капиталистического труда» и передать им в управление еще сотню-другую предприятий.

Вот если бы уважаемый Г.А. дал нам (и мне, и тем 10 миллионам) развернутый анализ положения дел в этих отраслях и с цифрами и фактами в руках доказал бы (не внушил, а именно доказал, убедил), что их национализация — это, действительно, дело нужное, то следовало бы его не только поддержать, но и потребовать, чтобы ему немедленно поставили памятник на Красной Площади. Потому что такой подход к делу был бы гигантским скачком вперед, потому что экономическое образование, экономическое обучение нашего населения — это прямой путь к социализму.

Но этого нет. Вместо этого мы видим пару цифр из сомнительных источников, но зато много сильных слов насчет «паразитов-олигархов».

Уважаемый Г.А., вероятно, убежден, что он поступает очень революционно, и, видимо, искренне считает, что его предложения по национализации — в интересах тех самых 10 миллионов подписантов.

Но, боюсь, он даже не подозревает, что при таком подходе к национализации, он действует лишь в интересах тех 10% чиновников, которых премьер Медведев постоянно грозится сократить, но которые сокращаться, естественно, не хотят — и очень надеются на национализацию, поскольку в этом случае они-то уж точно будут обеспечены и работой, и зарплатой.

Сергей Валежников


От редакции.

Автор приводит цитату Ленина:

«Мы слишком далеко зашли по пути национализации торговли и промышленности, по пути закрытия местного оборота. Было ли это ошибкой? Несомненно. В этом отношении нами было сделано много просто ошибочного, и было бы величайшим преступлением здесь не видеть и не понимать того, что мы меры не соблюли, не знали, как ее соблюсти».

Национализация 1917 года

Национализация 1917 года

И из этого делает вывод, что национализация, по крайней мере, в таких объёмах, была ошибкой и была бы ошибкой и в наше время. Но он не учитывает, для каких конкретных условий это было ошибкой. А ведь Ленин непосредственно перед этой фразой говорит:

«…Громадная земледельческая страна с плохими путями сообщения… неизбежно предполагает известную свободу оборота местного земледелия и местной промышленности в местном масштабе» (выделено нами).

Национализация же банков, недр, крупной промышленности общегосударственного значения никогда не считалась ошибкой.

Нетрудно видеть, что программы компартий в сегодняшней РФ писались в совершенно других условиях, когда страна уже далеко не земледельческая, когда крестьянство составляет весьма малую часть населения, когда пути сообщения развиты и страна централизована в высокой степени. И поэтому распространять вывод, верный для одних условий, на совсем другие условия – совершенно ненаучно.

Далее автор снисходительно похлопывает нас по плечу:

«То, что хотя бы на интуитивном уровне есть понимание, что национализация имеет свои пределы, и что если эти пределы перейти, то ничего хорошего не получится — внушает осторожный оптимизм».

А из чего автор сделал вывод, будто такое понимание у нас есть лишь на интуитивном уровне? А не на уровне научного подхода к данному вопросу (как и ко всем остальным).

Мы не ставим здесь задачи рассмотрения позиций КПРФ и её критики со стороны автора. Эта критика в основном верна. Мы и сами критикуем эти позиции гораздо более всесторонне и непримиримо. Но некоторые попутные замечания автора всё же требуют комментария.

Так, он пишет:

«Вооруженный отпор дало крестьянство летом 1918 г., когда для борьбы с голодом из городов в деревню двинулись продовольственные отряды для реквизиции хлеба. А тогдашний голод в городах был как раз вызван тем, что промышленность в результате национализации стала неуправляемой и почти остановилась».

В этой фразе почти всё верно, за исключением двух моментов:

1) «в результате национализации». Любому добросовестному исследователю очевидно, что в тех конкретных условиях только национализация и спасла промышленность от полного развала;

2) «тогдашний голод в городах был вызван тем, что промышленность … стала неуправляемой и почти остановилась». Любому добросовестному исследователю очевидно, что голод тогда был вызван разрухой прежде всего сельского хозяйства, а также и транспорта, по причине тотальной войны на всей территории страны, развязанной интервентами и белогвардейцами.

Россия для капиталистов

Россия сегодняшняя — это капиталистическое государство, государство диктатуры капиталистов для капиталистов

Автор совершенно прав, рассуждая о том, что национализация в капиталистическом государстве отнюдь не означает более эффективного управления. И приводит примеры обратного. А мы и не обманываемся на этот счёт. Хотя в общем случае – во всём мире – известно, что в интересах спасения «своих» — убыточные частные предприятия национализируются (выкупаются за немалые деньги), затем доводятся до прибыльной работы (заметим, при гос. управлении) и снова передаются в частные руки (приватизируются) уже за меньшие деньги. В России пока не наблюдалось случаев национализации прибыльных предприятий. Как раз потому, что Россия сегодняшняя – это капиталистическое государство, государство диктатуры капиталистов для капиталистов.

Кроме того, национализация обычно сопровождается укрупнением. А это, в свою очередь, означает некоторое улучшение условий труда, некоторое улучшение условий рабочей борьбы, некоторое улучшение соблюдения законодательства о труде, некоторое повышение гарантий выплаты зарплат и законных пособий.

И ещё одно соображение. Государственные (капиталистические) средства производства и государственную (капиталистическую) инфраструктуру легче преобразовать в государственную социалистическую после совершения социалистической революции.

Таким образом, в общем случае национализация всё же – шажок вперёд, в прогрессивном направлении.