Ленский расстрел и Жанаозен: виновник — капитализм

К годовщине Ленского расстрела

20140417_Lensky_rasstrel317 апреля (4 апреля по старому стилю) 1912 года произошел массовый расстрел участников забастовки на Ленских золотых приисках в Сибири. Сейчас, как и 100 лет назад рабочих тоже расстреливают, только уже за черное золото в Жанаозене.
Тогда и сейчас в этом были замешаны иностранные компании. В 1912 году это была английская компания «Лензолото», а в нашем случае в Мангистау это китайская государственная компания CITIC во главе с Юань Му и КазМунайГаз с большим участием иностранного капитала.

Как это все начиналось

Более ста лет назад, в глубине Сибири русские солдаты по команде русского офицера начали стрелять из винтовок в мирных безоружных рабочих. Почему и где это случилось?
Севернее Байкала в реку Лену справа вливается река Витим. В 280 километрах от устья Витима находится поселок Бодайбо. Это центр крупнейшего в России золотоносного района. За период с 1844 по 1926 год в Ленско-Витимском золотоносном крае было добыто золота более 600 тонн. Ленское золотопромышленное товарищество («Лензото») было самым крупным предприятием. B 1896 году на Ленских приисках на базе существовавшего «Ленского золотопромышленного товарищества» создано одноимённое общество «Лензото», скупившее прииски y отдельных компаний и предпринимателей. Тяжелейшие условия быта и труда, эксплуатация, бесправие рабочих вызывали забастовки, которые в марте 1912 вылились в стачку (св. 6 тыс. рабочих). 17 апр. 1912 произошла всколыхнувшая пролетариат России трагедия — расстрел войсками рабочих, направлявшихся к Надеждинскому прииску отстаивать свои права.

В 1911 году работали 52 прииска, добывалось много золота, и доходы «Лензото» были велики. Иркутский губернатор Бантыш сообщал: «Лензото»… поит, кормит, учит, лечит, казнит и милует тысячи людей…» Всего на приисках к 1912 году было занято около 11 тысяч рабочих. Трудились и жили они в очень тяжелых, каторжных условиях. Мало кто выдерживал больше двух-трех лет. Рабочий день длился 11,5 часа и до 16 часов в день; в сезон с 1 апреля по 1 октября выходных давали один-два в месяц. Дневная зарплата у рабочих была от 1 руб. 35 коп. до 2 руб.75 коп. при высшем разряде. А пуд муки стоил 4 руб. 40 коп., сахара – 10 руб. Часто рабочих штрафовали – от 3 до 25 руб. за одну провинность. Работа в шахтах велась непрерывно, днем и ночью, летом и зимой. (Зарплата была низкой, осова ее формой была натуральная — продуктами и вещами из лавок по «заборным книжкам», продукты — самого низкого качества, жилищные условия исключительно плохие).20140417_Lensky_rasstrel5

Трудились рабочие в ужасных условиях при полном отсутствии средств охраны труда. В шахты натекала вода, рабочие были постоянно мокрые. Только в 1910–1911 годах горный надзор учел 896 несчастных случаев на 5442 работающих в шахтах. На все прииски был один врач. Жили рабочие в бараках, спали на нарах. В бараке была одна печь – зимой в нем было холодно; круглый год в печи готовили пищу, грели воду; летом в бараке было жарко. Барак был кухней, прачечной, сушильней рабочей одежды и обуви. Бани были примитивными, нуждающихся в помывке людей много, получалось, рабочие бывали в бане не каждый месяц.

Это очень напоминает положение современных рабочих корпорации «Казахмыс», где за прошедший год было более 200 несчастных случаев на производстве. Такая же ситуации на предприятиях компании «Арселор Миттал Темиртау», «Казцинк», «Казхром» и других компаний. Нефтяники КазМунайГаза в Мангистауской области также не видят спецовок, работают в нефти, травятся попутными газами и сероводородом.

Начало забастовки

Рабочие Ленских приисков также как и наши нефтяники неоднократно протестовали против тяжелых условий своей жизни. Так, 1888 год «был обилен забастовками». В 1901 году бастовало 1700 рабочих. Всего с 1900 по 1905 год было десять забастовок. Постоянно нараставшее недовольство рабочих «Лензото» царившим на приисках порядком могло в любой момент проявиться. В феврале 1912 года это и произошло.

25 февраля 1912 г. на приисковой кухне было выдано плохое мясо. Рабочие Андреевского прииска решили не выходить на работу, пока начальство не даст обещания кормить их нормальным мясом; потребовали отстранить кухонного старосту. Приисковая администрация ответила отказом. Собравшись вместе, рабочие решили бастовать. Был избран забастовочный комитет, в разные периоды в нем состояло от 15 до 100 рабочих-депутатов. На собрании были выработаны требования:

  • улучшение питания, жилищных условий,
  • 8-часовой рабочий день,
  • по воскресеньям – выходной,
  • увеличение расценок до 30%,
  • отмена штрафов,
  • улучшение медпомощи,
  • оплата больничного.

Требования заканчивались заявлением рабочих: «Мы хотим, чтобы забастовка носила миролюбивый характер, а поэтому заявляем: если будут применены карательные меры к нашим уполномоченным, тогда мы снимаем всех рабочих с работ». (требования рабочих опубликованы в книге «Предвестник революционных бурь», электронная версия которой размещена на сайте http://express.irkutsk.ru/).

К 4 марта к забастовке присоединились рабочие почти всех приисков «Лензото». Администрация главного приискового управления отказалась выполнять требования рабочих. 21 марта министр внутренних дел Макаров прислал телеграмму начальнику воинской команды в Бодайбо, чтобы тот не отказывал «в содействии воинской силой местным властям».

Арест стачкома и расстрел шествия рабочих у Надежинского рудника

В ночь с 3 на 4 апреля были арестованы многие члены стачкома. На собрании рабочих прииска Феодосиевский утром 4 апреля был избран новый стачком из восемнадцати человек. На приисках стихийно происходили собрания рабочих, на которых выносились резолюции об освобождении депутатов, а также о выдаче пайка семейным и выдаче всем ранее заработанных денег.

Прокурор Преображенский заявлял, что он депутатов не признает, пока сами рабочие, каждый в отдельности, не подадут ему заявления о том, что депутаты являются передатчиками требований рабочих. Эти заявления получили название «сознательных записок». Рабочие решили идти вместе и вручить прокурору эти записки. Назарбаевские прокуроры очень напоминают царских в этих вопросах.

4 апреля на Александровском прииске собралась группа депутатов, старосты и рабочие. Депутаты-большевики считали, что рабочие не должны устраивать шествия. После этого подошли рабочие с Нижних приисков, всего собралось около 2 тысяч человек. Депутаты-эсеры заявляли, что начальство их не признает и надо идти на Надеждинский всем народом.

Большевики говорили, что там рабочих ждут солдаты, которые силой должны заставить их добывать золото. Однако большинство не слушали предостережений. Они говорили: «Солдаты в мирных людей не будут стрелять». К Надеждинскому двинулась колонна рабочих, растянувшаяся почти на две версты. В это время на Надеждинском находились прокурор Преображенский, судья Хитун, горный инженер Тульчинский, начальник полиции ротмистр Трещенков, командовал солдатами штабс-капитан Санжаренко. Было 110 солдат и 30 стражников.

Трещенков сказал солдатам: «Рабочие идут сюда, чтобы разоружить вас». По его команде солдаты и стражники выстроились в шеренгу от Народного дома до железной дороги.

20140417_Lensky_rasstrel1Вечером колонна рабочих пришла в поселок Надеждинский. Около моста через ручей Аканак рабочие остановились, к ним подошел инженер Тульчинский и начал разговаривать. До солдат было около 300 шагов. Неожиданно раздался винтовочный залп, затем второй. После этого солдаты и стражники стреляли вразнобой. Солдаты израсходовали 865 патронов, стражники – 120. По всей дороге лежали убитые и раненые рабочие. Всего было убито около 270 человек, ранено около 250. После патроны посчитали точнее, чем побитых людей.

Солдаты стреляли и в рабочих, которые пытались помочь раненым товарищам. Только через два часа появились подводы, на которых стали увозить убитых и раненых. Как это очень похоже на расстрел бастующих рабочих и местных жителей в Жанаозене, когда полицейские стреляли в тех, кто пытался помочь раненным участникам митинга.

Забастовка продолжилась

Расстрел потряс и ошеломил рабочих, но не запугал. Забастовку решили продолжать. К прежним требованиям добавилось новое – найти виновных в расстреле.

Власти требовали полного подавления забастовки. Были арестованы другие депутаты. Выдача продуктов была сокращена. Администрация приисков решила всех бастующих вывезти с приисков, а до того выселить из бараков. Рабочие послали телеграммы о случившемся в Петербург, Иркутск 5 апреля и позднее.

Российский пролетариат провел забастовки-протесты против убийства рабочих на Ленских приисках. Они прошли в Петербурге, Киеве, Риге, Саратове и в других городах с 8 по 30 апреля. 1 мая в забастовке участвовало 300 — 400 тысяч рабочих.

11 апреля министр Макаров, отвечая в Госдуме на запрос социал-демократической фракции по поводу расстрела, заявил: «Так было и так будет и далее». Этот царский министр также напоминает нам кровавого палача — генерала Касымова, выполнявшего личное указание Нурсултана Назарбаева. Преданный нукер Елбасы тоже говорил журналистам, что будет опять стрелять в рабочих, если они выйдут на новые митинги и сдержал свое слово! 18 декабря через двое суток после расстрела в Жанаозене произошла бойня на станции Шетпе.

20140417_Lensky_rasstrel24 июня на Ленские прииски для расследования событий приехала комиссия во главе с сенатором Манухиным, а также комиссия адвокатов из пяти человек с председателем Керенским А.Ф. (стал премьером в 1917 г.). Забастовка рабочих была приостановлена, рабочие вышли на работу.

26 июня на собрании рабочих (3 тыс. человек) обсуждался новый договор об условиях работы с «Лензото». После суточного обсуждения рабочие решили, что в этом договоре нет существенных изменений, и порядок на приисках остался прежний. Была принята резолюция о невозможности подписать договор и невозможности оставаться на приисках.
Депутат Шишкин заявил: «…Сейчас мы видим, что в России нет законов судить богатых… Работать здесь, где была пролита невинная кровь наших товарищей, мы не можем. Может быть, настанет время, когда это бесчеловечное рабство капитала исчезнет и мы добьемся своей правды».

Поражение забастовки и новый подъем рабочего движения в России

28 июня горняки по призыву стачкома прекратили работу. 4 июля началась эвакуация с приисков по рекам Витиму и Лене на пароходах, баржах, лодках. Увозили много раненых и больных. Всего выехало около 11 тысяч человек.

20140417_Lensky_rasstrel4Переезд проходил в трудных условиях, баржи и лодки были грязные, протекали, людям было тесно. От пристаней на Лене через степи люди ехали на подводах и шли пешком летом – то в жару, то в дождь, в сентябре – по холоду. В пути от Бодайбо до Иркутска умерло много раненых, больных, стариков, детей. Сколько – никто не считал…

Так закончилась трагедия на приисках «Лензото». Она всколыхнула весь рабочий мир. Это был своеобразный и небывалый протест массы рабочих против хищников капитала, против несправедливого общественного устройства, против антинародной власти. Появление тысяч витимских горняков в пролетарских центрах страны, живые рассказы очевидцев о кровавом злодеянии царизма в Витимском крае, о героической борьбе рабочих за свои права способствовали росту политического сознания трудящихся. Становилось все яснее, что воскресает революция, задушенная пять лет назад, воскресает с новыми силами, с новым пролетариатом.

«Ленский расстрел, — указывал B. И. Ленин, — явился поводом к переходу революционного настроения масс в революционный подъем масс». Большевики в своей газете «Звезда» от 19 апреля 1912 года писали: «Всё имеет конец — настал конец и терпению страны. Ленские выстрелы разбили лёд молчания, и — тронулась река народного движения. Тронулась!.. Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия, — всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене». Действительно после стольких лет реакции и репрессий, этот расстрел стал огромным импульсом для развития нового революционного рабочего движения и возрождения РСДРП.

Больше ста лет прошло с тех пор, как на Витимских приисках раздались залпы служивших царю солдат. Очень изменилась страна, и народ наш стал другим. Не осталось в живых участников тех событий. Но память о людях, мужественно боровшихся против гнета капитала, против самодержавия, еще жива в народе. Может статься, витимская эпопея еще послужит примером нынешнему рабочему классу в его борьбе с новыми «хозяевами жизни», эксплуататорами чужого труда в XXI веке.

Аналогия между царскими карателями и назарбаевскими палачами очевидна – и тогда и сейчас власти защищали капиталы буржуазии и пытались жесточайшими методами подавить мирные забастовки и митинги трудящихся. Правда, тогда это все закончилось в итоге через пять лет революцией 1917 года. Жанаозенский расстрел, как и Ленский, играет такую же историческую и политическую роль – происходит ломка сознания миллионов угнетенных и забитых людей.

По новому исчислению дату расстрела, вероятно, надо отмечать 17 апреля.

P. S.
Эта публикация – краткий пересказ небольшой, но убедительной книги воспоминаний участника тех событий, рабочего Ленских приисков Лебедева М.И. Он был матросом Балтфлота, в 1905 году участвовал в Кронштадтском восстании – за это отбывал каторгу в Горном Зерентуе, затем – на постройке Амурской железной дороги. Совершил побег, поехал в Бодайбо. 4 апреля он шел вместе с другими, был ранен. Оказалось, что работать у капиталистов не легче, но опаснее, чем на обычной каторге.

Источник