«Лента.ру»: Свобода и её конец

Эксклюзивное интервью с Иваном Колпаковым, бывшим сотрудником «Ленты.ру»

"Лента" всёВ середине марта разразился скандал в редакции «Ленты.ру» – одного из самых известных новостных порталов Рунета. Известный олигарх Александр Мамут, собственник компании «Афиша-Рамблер-SUP», уволил главного редактора «Ленты.ру» Галину Тимченко и назначил на её место Алексея Гореславского. Примечательны два факта. Первый – накануне «Лента» получила предупреждение от Роскомнадзора за публикацию крамолы с «Правым сектором». Второй – Гореславский ранее возглавлял редакцию портала «Взгляд.ру», характерного своими патриотическими и провластными публикациями.

Значительная часть коллектива «Ленты.ру» выступила с обращением, заявив о том, что увольнение Тимченко – это наступление российской власти на свободу слова. Несколько десятков сотрудников объявили о своём увольнении. Редакция даже выпустила своеобразный манифест, который до сих пор висит на «Ленте.ру».

Что на самом деле произошло в «Ленте.ру»? Каков взгляд на события изнутри? Что намерены дальше делать опальные журналисты? Обо всём этом в эксклюзивном интервью нам расскажет представитель редакторского коллектива Иван Колпаков, бывший начальник отдела специальных корреспондентов «Ленты.ру».

Иван Колпаков, бывший сотрудник "Ленты.ру"

Иван Колпаков, бывший сотрудник «Ленты.ру»

– С чем вы связываете смену руководства в «Ленты.ру»? Почему именно сейчас?

– Я не знаю, почему это произошло. До меня доходят разрозненные слухи, из которых можно сделать разные выводы; но главный такой — видимо, это самостоятельное решение собственника. Ну и пусть это будет на его совести. Как бы то ни было, есть и контекст — украинская история, которую «Лента.ру» пережить не смогла.

– После того, как был уволен главный редактор, проводил ли собственник или новый редактор встречу с коллективом? Было ли объявлено о смене политики редакции? По каким признакам вы решили, что Ленту.ру пытаются поставить под контроль власти?

– Достаточно того, что собственник прямым распоряжением снимает главного редактора — что бы там ни говорили, это довольно сомнительный с правовой точки зрения факт. Во-вторых, на должность главного редактора назначен Алексей Гореславский — его трудовая биография говорит сама за себя. Ничего личного — просто такой человек не может руководить общественно-политическим изданием. Так называемым «государственным СМИ» — да, наверное, но не независимым СМИ.

Собственник сперва обещал встретиться с редакцией, потом передумал, потом решил вызвать к себе «вменяемых представителей трудового коллектива». Мне все это показалось комсомольской разводкой и игрой в кошки-мышки, так что я не пошел. Другие сотрудники ходили. О чем они там беседовали — мне не известно, да и не очень интересно, честно говоря.

Гореславский с коллективом встречался не раз — и коллектив ему сказал все, что о нем думает.

– С чем, на ваш взгляд, связано это желание поставить под контроль? Ведь «Лента.ру» не являлась каким-то откровенно оппозиционным изданием.

– «Лента.ру» никогда не была оппозиционным изданием. Именно поэтому я и думаю, что увольнение шефа и разгон редакции — скорее, инициатива собственника. Не очень продуманная, можно было поступить гораздо изящнее. С другой стороны, здравый смысл сегодня — уже крамола; бесполезно вести рациональный разговор с человеком, у которого истерика. Решение по «Ленте.ру» — часть этой всеобщей истерики.

– Существовала ли раньше на «Ленте.ру» цензура? Был ли «чёрный список» персон или организаций?

– Нет, никогда.

– Как вы думаете, почему большинство мейнстрим-СМИ избегают освещать острые социальные проблемы: трудовые конфликты на предприятиях, передел собственников, выступление инициативных жителей?

– Не очень понимаю, что такое мейнстрим-СМИ. Про большую часть российских СМИ понятно (хотя я бы не согласился с вашим списком, он все-таки немного другой) — они контролируются либо напрямую, либо опосредованно. Плюс повсеместная самоцензура — увы.

– В конце обращения к читателю сказано: «Мы верим, что это не навсегда». Можете ли расшифровать этот посыл?

– Скажу за себя: я верю, что нельзя все это сцементировать. И вместо «Ленты.ру» будет кто-то еще.

– После смены руководства коллектив дружно выступил против нового руководителя? Или кто-то остался в стороне?

– Не очень хочу отвечать на этот вопрос, потому что не понимаю коллективных выступлений — и коллективных заявлений. Ушли почти все пишущие люди — никто их не заставлял. Думаю, ситуация понятна.

– Что коллектив «Ленты.ру» намерен предпринять дальше? Будете пытаться отстоять «старую» версию издание? Или попытаетесь создавать новое независимое СМИ? Или каждый будет выплывать в одиночку?

– Второй «Ленты.ру» не будет — потому что не может быть. И сохранить коллектив целиком, к сожалению, невозможно. Я сам пока размышляю над тем, что будет дальше.

– На ваш взгляд, как будет развиваться «Лента.ру» дальше?

– Будет дрейфовать в сторону эдакой «Газеты.ру» в ее нынешнем виде — с сохранением мнимой независимой журналистики, с джинсой, с возникновением каких-то смешных публицистических персонажей. Будет постепенно терять ядро читателей, но они это восполнят наливным трафиком.

– Если учесть общественное значение СМИ, то кому, на ваш взгляд, они должны принадлежать? Возможны ли действительно независимые СМИ, если у каждого из них есть собственник, который может оказывать влияние на редакционную политику? Может ли СМИ оставаться действительно независимым от политических взглядов его создателей?

– На мой взгляд, СМИ должны принадлежать прозрачным публичным фондам, которые будут защищать их от инвесторов и от государства. Это идеальная картина, которая прямо сейчас реализована быть не может. Потому что требуется, как минимум, одно важное обстоятельство: готовность какого-то количества людей вкладывать деньги в медиа. Какого-то количества людей в России нет — всем довольно страшно.

Что касается краудфандинга, то это слишком хрупкая структура, она ломается на раз-два.

– Что, на ваш взгляд, является гарантом независимости СМИ? Позиция собственника? Позиция редактора? Коллектива?

– К сожалению, я не очень верю в схемы, правила и форматы, хотя они эту ситуацию позволяют скрепить. Я верю в конкретных людей — конкретных главных редакторов и конкретные журналистские команды. Их принципиальность, их взрослость в этическом отношении — и есть гарант независимости СМИ.

– Что можете пожелать тем, кто сегодня в России ведёт борьбу за свободу информации?

– Держитесь, братцы…

От редакции. Истории, подобные конфликту в «Ленте.ру», продолжают удивлять публику, хотя они давно уже стали типичными для нашего времени. Даже в словах нашего уважаемого собеседника иногда проскальзывает удивление и растерянность. Журналистов «Ленты.ру» можно понять. Сидели в редакции замечательные, талантливые, способные ребята. Работа им нравилась, предоставленные коллективу степени свободы были весьма велики. Можно было чувствовать себя рыцарем свободы слова и строить либеральные концепции. А потом вдруг пришла грубая реальность…

Хочется напомнить талантливым журналистам «Ленты.ру» слова безвестного российского солдата, которые донёс до нас из 1917-го года их коллега, американский журналист Джон Рид в своём бессмертном произведении «Ten Days That Shook The World». Общаясь с экзальтированным студентом, этот солдат упрямо повторял: «Ведь есть два класса: буржуазия и пролетариат… только два класса. И кто не за один класс, тот, значит, за другой.«

Не получится встать над схваткой. Не получится остаться в стороне. Теша свою иллюзию свободы, всё равно будешь работать на Мамута, на Потанина, на Абрамовича… Можно, конечно, убежать — во «внутреннюю эмиграцию» или даже во внешнюю. Но от противоречий современного мира не скрыться и не отсидеться.

Лучше вставайте по нашу сторону баррикад, коллеги.