Майдан и Антимайдан: оценка украинских «красных»

Интервью с активистом Союза коммунистов Украины (СКУ)

Мы публикуем обширное интервью или, скорее, комментарий, который дал редакции нашего сайта активист Киевской организации Союза коммунистов Украины. По понятным причинам он просил не называть его имени. Интервью разбито на несколько тематических блоков. Мы надеемся, что оно будет представлять несомненный интерес для наших читателей.

Блок 1. Общее отношение к майдану

1. Общий характер Евромайдана

МайданВ Украине произошёл передел власти среди финансовых магнатов, фашистский переворот. Чтобы не возникало путаницы, давайте обратимся к определению понятия фашизм, озвученному Димитровым на XIII Пленуме Исполкома Коминтерна: «фашизм есть открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала». Прежде всего, бросается в глаза важный момент – «открытого террора». Проявляется он здесь в запугивании, физическом уничтожении идеологических противников, в попирании любых демократических норм буржуазного права. Тандем Турчинова – Яценюка не является легитимным, «временное правительство» пришло к власти в результате вооруженного, извне инспирированного переворота. С крыш зданий, в двадцатых числах февраля, производились снайперские выстрелы, как по митингующим, так и представителям милиции. Это напоминает почерк снайперов, орудовавших в Вильнюсе в 91-ом, в Москве 93-го.

Характерной особенностью украинского фашизма, сроднившего его, скорее, с итальянским вариантом открытой террористической диктатуры монополий (как отечественного, так и транснационального происхождения), является то, что даже на волне оголтелого национализма (а в Украине, как и во многих странах мира, крайний национализм сопряжен с антисемитизмом), у руководства страны, как в областях так и в центре, стали люди отнюдь не из среды поклонников методов Адольфа Гитлера и Геринга. (Напомним, что антисемитская, рейдерская кампания в экономике, принесла порядка 10 млрд. марок одному из хозяев Рейха – магнату Тиссену и Герману Герингу) На должность губернатора Днепропетровской области был назначен вполне еврейской национальности господин Коломойский, крупный олигарх, совладелец финансово-промышленной группы «Приват», премьер-министром Украины была «назначена» жертва большого количества антисемитских шуток господин Яценюк – сторонник жесткой либерализации экономики, эдакий Чубайс по-украински – воспеватель «эффективных собственников» типа компании «Shell». Такие проявления наглядно демонстрируют, что национальность, «титульность» не имеют совершенно никакого значения тогда, когда речь идет об экономической выгоде. Здесь еще раз отчетливо проявляется сущность украинского, как и всякого фашизма, — открытая террористическая диктатура наиболее реакционных групп финансового капитала.

Вместе с тем, можно провести и аналогии и с фашистской Германией. Если там «истинными врагами Рейха» считались евреи и прочие «инородцы», то здесь это место занимают русские. Со школьной скамьи, украинцев учат испытывать жгучую обиду, лютую ненависть и откровенное презрение к России и, прежде всего, к Советскому союзу. Мифологизация украинцев как древнейшей нации, воспевание пресловутых «великих укров». Русские – представители другой расы – вот на чем делается решающий акцент!

На майдане, с первых дней, царила атмосфера подлинной антирусскости: студенты прыгали и кричали «хто не скаче – той москаль», а СМИ вместе с доморощенной интеллигенцией твердили о «цивилизационном выборе украинской нации». Мол, выбирая между ЕС и ТС, мы принимаем решение «идти в будущее с европейской цивилизацией, или оставаться в «совке» азиатов». Под «совками» и «азиатами» подразумеваются, прежде всего, русские.

В эпоху империализма за таким наполнением должны стоять, помимо меркантильных интересов украинской олигархии, также интересы крупных империалистических хищников. Традиционно такую роль исполняют США и Европейский союз, проявляющие вполне справедливую нетерпимость к конкурентам на международной арене. Кстати, озвученные 5 млрд. долларов, выделенные из бюджета США «на распространение демократии», — отнюдь не утка, а подтвержденная правительством этой страны статья расходов.

Империалистический союз БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) может существенно ослабить позиции ЕС и США, так как с 2015 года начинают работать финансовые структуры БРИКС, такие как «пул валютных резервов» (альтернатива МВФ), а также «Банк развития стран БРИКС» (альтернатива Всемирному банку). В общем, западная финансовая олигархия пытается всеми силами остаться на плаву, одновременно раскачивая ситуацию вокруг России. И такой лакомый кусок как Украина является прекрасным дополнением в коллекцию компрадорских режимов, марионеток США и Германии — финансового центра ЕС.

Далеко не последнюю роль в становлении фашистского режима в Украине сыграли церковь и СМИ. Греко-католическая церковь имела на «майдане» постоянное представительство, регулярно «освящала» молитвой оружие «воинов» майдана, «исповедовала и отпускала» им грехи. Средства массовой информации в Украине непрестанно, с первых дней майдана, косвенно или напрямую выступали в его поддержку. Штурм здания телекомпании «Интер», осуществленный боевиками «Правого сектора» после победы путча, или унижающие редактора «Первого национального» депутаты из «Свободы» – это лишь разборки между отдельными членами. На самом деле эти каналы искусно изображали видимость альтернативной точки зрения, а, в сущности, являлись источниками дезинформации и пособниками путчистов.

Особое внимание следует уделить вышеупомянутому «Правому сектору». В его состав вошли разные ультранационалистические, неофашистские организации, такие как «Патриот Украины», «Белый молот». Костяк же составил «Тризуб имени Степана Бандеры», состоящий преимущественно из представителей «УНА-УНСО». Позже, на волне общей истерии, в ПС вошел широкий спектр футбольных ультрас. Внутри организации доминирует культ силы, а главной классовой опорой, как заявил лидер ПС, Дмитрий Ярош, является мелкая и средняя буржуазия.

Будучи наполненной всякого рода риторикой, как социальной, так и откровенно шовинистической, просто таки клинической (чего только стоит «національна революція», «українська, самостійна, соборна держава» и т. п.), повестка, навязываемая ПС, никак не выходит за рамки интересов крупной буржуазии. Нынешний председатель СБУ – господин Наливайченко (Дмитрий Ярош, длительное время был его официальным помощником), посещал сборы «Тризуба имени Степана Бандери». Министр образования пан Квит – любитель «европейского» уровня образования – платного и узкоквалифицированного, также является выходцем из ее рядов. Общее впечатление от данной организации таково: Правый сектор — крайне правое, ультраконсервативное военизированное формирование, служившее тараном путча. Дальнейшая ее судьба весьма двояка: либо она останется в качестве цепного пса нынешнего режима, либо ее ждут «новые победы» в виде службы интересам нового переворота, который приведет к власти фашистов уже, скорее всего, чисто немецкого образца.

2. Социальный состав майдана

МайданПрежде чем раскрыть Ваш вопрос, имеет смысл напомнить о том, что фашизм, как в Италии, так и в Германии и во всех прочих странах имел известную поддержку в том числе, и среди наиболее темных слоев рабочего класса. Название гитлеровской партии фашистов «NSDAP» переводилось как «Национал-социалистическая немецкая рабочая партия» и в Вермахте воевали, наряду с крестьянами, мелкими и средними буржуа, также, и выходцы из рабочей среды. Что касается рабочих и состава майдана, то представительство в нём всем известной «Конфедерации свободных профсоюзов Украины» — дочерней компании американского «Solidarity» – имеет свое подтверждение как в ряде документов этой организации, так и непосредственно в выступлениях их председателя, члена партии «Батьківщина», господина Волынца. Тем не менее, по некоторым сведениям, из всего количества «майдана», только 7% составили представители рабочего класса (как правило, низкоквалифицированные рабочие из западной Украины). Намного более пестрыми стали остальные 93%: большое количество деклассированных элементов, недовольных социальным положением, видевшие врага в Януковиче, а не в буржуазной системе, в целом. В ударные батальоны вошла часть ветеранов войны в Афганистане, а также участники войн в Чечне, представители мелкобуржуазных прослоек, часть бездельников из так называемой «золотой молодежи», подверженной крайнему авантюризму. Среди руководителей были бывшие или настоящие военные, люди, подготовленные в соответственных лагерях, мелкобуржуазные интеллигенты националистического толка. Основой ежедневной «массовки» майдана был люмпен и мелкая, «базарная» буржуазия, крестьянство. Это не было выходом пресловутого «креативного класса», хотя туда и выходили «погулять» представители буржуазной интеллигенции.

Отдельное внимание хотелось бы еще раз уделить молодому поколению. Студенты – эти эпигоны «Героев Украины», сыграли немалую роль в популяризации майдана и участвовали в его становлении с первых дней. Сложилась такая ситуация, что если студенчество в XIX века было носителем наиболее революционных идей, то сейчас они – очаг крайней реакции. Это, опять же, связано с массированной пропагандой, начинающейся с младшей школы: студенты, с ранних лет, формируются в гегемонии оголтелого национализма, воображаемого мира пресловутых «вликих укров».

Хотелось бы подчеркнуть, что весь процесс Евромайдана нес отнюдь не «внеклассовый», общенародный характер, как многим левым показалось и в самом начале путча, и даже после его победы. Мы можем сейчас констатировать, что процесс нес именно подчеркнуто классовый характер: на волне мелкобуржуазной идеологии с характерным для нее лепетанием о евроинтеграции, национальной идее, «революции достоинства», явственно выплыл интерес слоев крупного капитала как украинского, так и иностранного происхождения.

3. Как работали в первые дни коммунисты? Был ли шанс выжать из майдана больше того, чем он дал?

Вопрос, на наш взгляд, поставлен несколько некорректно: создается впечатление, что коммунисты вообще имели там представительство и действительный фронт работ. Некоторыми левыми были совершены попытки развернуть красные флаги на Майдане. Сначала, это закончилось избиением и изгнанием, а затем, в решающие моменты конца января – февраля, и вовсе слиянием с националистами. Для них это обернулось не просто невозможностью навязать левую повестку дня, но и вовсе потерей лица. Такие организации как «Пряма дія» и «Ліва опозиція» стали на позиции социал-шовинизма и, как заметили некоторые остроумные языки, стали «левым крылом правого сектора». Анархистская антифа-тусовка отметилась шедевральным каламбуром: после попытки учредить «Чёрную сотню» она была позорно изгнана националистами с евромайдана. Удивительную солидарность с остальными футбольными хулиганами проявили фанаты «Арсенала»: все хулы плечом к плечу стали против Беркута и объявили перемирие, независимо от политических предпочтений.

В качестве корреспондентов КТВ, мы неоднократно посещали майдан — снимали видеоматериалы и пытались найти диалог с рядовыми активистами. К нашему сожалению, приведенные нами там аргументы, не нашли своего отклика и, как верно подметили многие специалисты в области НЛП (нейролингвистического программирования), а также психиатрии: «у людей, проводящих круглые сутки в окружении бешенной истерии и абстрактных, но запоминающихся лозунгов со сцены, попросту промыты мозги. К логических доводам они глухи».

Мы подчеркиваем, что, в целом, там не было места коммунистам. Поэтому, СКУ, главным образом, занималось тем же, чем и обычно: ходили на заводы с прессой, вели сайт и журнал, занимались рассылкой в регионы журналов, газет, листовок. Важно отметить, что мы сыграли решающую роль в формировании «Рабочего фронта» – организации, охватывающей промышленные центры востока Украины. В ее состав вошли группы товарищей из КПУ, ВСР, Рабочей партии (м.-л.) Украины. Нашими силами в Киеве была создана ячейка «Рабочего фронта», а член СКУ входит в руководство организации. На мартовском заседании координационного совета было принято решение призвать трудящихся не участвовать в выборах, призванных легитимизовать нынешнюю власть.

Что касается второй части вопроса, то – да, определенные слои финансового капитала выжали из майдана все что им было нужно. Теперь им остается лишь надеть на испачканные кровью руки перчатки «демократии» — вот для чего они и проводят выборы в президенты так скоро – 25-го мая этого года, вместо запланированного 2015-го.

Блок 2. Протесты юго-востока

1. Какова социальная природа и отличия протеста Юго-Востока от майдана?

Пророссийские активистыВ силу разных обстоятельств, нам не удалось узнать процентное соотношение разных слоёв общества на «антимайданах». Но, по разным сведениям, известны случаи того как в шахтёрских городках жёны «выгоняли из дому» своих мужей на протесты и сами преграждали дорогу военизированной технике вооружённых сил Украины. На площадях юго-востока видны красные флаги, притом не только КПУ, но и СССР, УССР; звучат гимн СССР и даже «Интернационал», масса советских песен. Разумеется, нельзя не заметить также триколоры. И, если во флаге Российской Федерации, можно проследить ностальгию по «единой стране», то имперский флаг наводит на некоторые подозрения о прозаичном русском буржуазном национализме. Они постоянно дискредитируют советскую символику, смешивая Гвардейскую ленту с царской — Георгиевской, а «народный» губернатор Донецкой области – Губарев, который один из первых эту ленту начал носить, и вовсе выходец из РНЕ («Русского национального единства»). После объявления Донецкой народной республики (ДНР) власть у киевской хунты в этом регионе была отобрана в пользу мелкобуржуазных и буржуазных средней руки элементов, представленных в Совете ДНР.

Важно отметить, что процессы там происходящие, не исходят из среды рабочего класса. Лозунги о «федерализации» и «решении языковой проблемы» не представляют истинно классовых интересов пролетариата Украины. Чего уж говорить, протесты Юго-Востока не начинались стачками или другими организованными выходами рабочих. Ни один завод там не прекратил работу. Нигде не были, до недавних пор, отмечены случаи забастовок, а господин Ахметов – основатель «System Capital Management», самый богатый человек в Украине – не ощущал на себе практически никаких встрясок со стороны протестующих. Только сейчас, после выходных (середина апреля – ред.), возникает напряженность на одной из его шахт. Выльется ли забастовка в Краснодоне в политический шаг и в какое направление этот шаг будет осуществлен, покажет время.

2. Степень прогрессивности этих протестов по сравнению с майданом

В середине апреля в Киеве проводилась конференция «Левые и майдан». Из всех выступлений хотелось бы отметить одно, способное раскрыть поставленный вопрос. Речь идёт о выступлении А. Мовчана — «Майдан как триумф антикоммунизма», где основным посылом было раскрыть реакционную сущность евромайдана. И действительно, сейчас мы видим, что такие действия как разрушение памятников Ленину по всей Украине, пытка лидера львовского КПУ, избиение профсоюзных деятелей в начале декабря, прочая антикоммунистическая истерия — это ещё цветочки. Сутью майдана является перераспределение богатств страны разными кланами олигархов, с попутным разрушением советских завоеваний – прогрессивного трудового законодательства, бесплатного здравоохранения, образования, «неэффективных» промышленных секторов, повышение коммунальных тарифов, цен на энергоносители и, в целом, общее усиление эксплуатации населения. Примечательно, что выступление А.Мовчана было освистано и поддано критике со стороны пресловутой «Лівої опозиції».

Что касается Крыма, то события в нём наглядно демонстрируют, как протест против фашистского путча может вылиться в ура-патриотизм, то есть, по сути, в поддержку русского империализма. И, в случае, если народное волнение ю.-в. Украины не будут утоплены в крови, мы можем прогнозировать подобный сценарий и там. Единственно на что имеет смысл возлагать надежды — организованное сопротивление рабочего класса. Мы видим перспективы такого сопротивления именно в Харькове и Донецкой области, где есть ячейки «Рабочего фронта». Это одна из немногих организаций, которая представляет там истинно прогрессивную повестку дня. Наряду с общими лозунгами о федерализации, подчеркивается там и социальный посыл.

Вообще, судить о событиях ю-в из Киева точно так же сложно, как и из Москвы.

3. О допустимости блокировки с буржуазной демократией против фашизации

На этот счет есть замечательная цитата у Иосифа Сталина: «Буржуазия в 20 веке отбросила знамя демократии – оно втоптано в грязь; некому его больше поднять, кроме коммунистов». Здесь это означает, что у нас вполне могут совпадать интересы с теми элементами класса буржуазии, которые даже в силу своих интересов (федерализация и т. п.) выступают против фашистской диктатуры. И вообще, в преддверии Дня Победы имеет смысл лишний раз себе напомнить о том, что СССР победил фашистскую Германию в союзе с капиталистическими государствами – с буржуазией Великобритании, США и Франции. И Россия, в данном случае, несколько сдерживает украинский фашизм.

Тем не менее, это отнюдь не означает поддержку буржуазии. На подобный вопрос, также, ответил проф. Попов: «Если буржуазия будет говорить 2+2=4, мы не будем назло ей говорить что 2+2=7. И в этом мы поддерживаем не буржуазию, а её прогрессивные шаги», разумеется, понимая, что у буржуазии нет истинно прогрессивных устремлений.

Имеет смысл привести пример того, как в Харькове попытки сотрудничества с очень разными слоями населения предпринимает объединение «Борьба». В составе организации «Народное единство», без выраженной классовой позиции они занимаются митингами, распространением листовок и прочими акциями. Пока что сказать, к чему такая деятельность приведёт, нельзя, но определенные позитивные зачатки налицо – довольно большие митинги при весьма скромных ресурсах.

Блок 3. Работа коммунистов

1. Где легче работать: на майдане или среди антимайдана?

Не до конца верно, что на майдане бьют за русский язык. В качестве журналиста там могут присутствовать и чисто русскоязычные люди. Но вот что касается работы в качестве левого активиста, то даже украинский язык здесь не спасёт — это невозможно. Тут нужно понимать, что у майдана есть своя собственная атмосфера, наполненная пятимесячным нашёптыванием мантр чисто правого толка. Они невменяемы к логическим доводам и напоминают больше зомби, чем людей.

О нынешней работе на юго-востоке читайте выше. А что касается антимайдана, который простоял 2 месяца в Киеве, то мы посещали его несколько раз. Перспектив для дальнейшей работы не было, так как его участники зачастую приезжали туда просто за деньгами. Единственным, но весомым плюсом, который можно выделить, было то, что к коммунистической символике там относились абсолютно нормально и никакой агрессии в наш адрес не проявляли. СКУ проводило на его территории возложение цветов к памятнику рабочим Арсенала, распространяло «Трудовую Россию».

2. Как события на майдане сказались на вашей работе?

До майдана у Союза коммунистов Украины появились налаженные контакты на нескольких киевских предприятиях. Рабочие уже не только брали газеты из интереса, но и регулярно покупали. После победы путча, «Трудовую Россию» брать перестали вообще. А сейчас и вовсе, мы вынуждены перейти на полуподпольное положение, поэтому ни о каких выходах под проходные речи идти уже не может.

3. Как в данном случае следует вести себя коммунистам? Что планируете делать в дальнейшем?

События в Украине хорошо показали, кто есть кто в левом движении: одни увязли в ура-патриотизме в отношении своих буржуазных правительств, другие же стали на позиции интернационализма. Вопрос, правда, заключается в том каков характер этого интернационализма. Если речь идет об интернациональной солидарности членов коммунистических организаций, то это путь, на мой взгляд в никуда, так как это, по сути, является лишь союзом отдельных людей в отдельных странах. Речь должна идти о международной солидарности трудящихся, организованных в коммунистические организации, которые борются против эксплуатации, капитализма, за социализм. А это означает, что коммунисты во всех странах должны еще более усердно смыкаться с рабочим классом, организовывать его, закалять в борьбе, помогать советом и делом. Уместно говорить о том, что «пора перестать запираться в своих национальных квартирах», и это означает, что следует дать трезвую оценку происходящему в Украине и сделать важные выводы для более эффективной работы с пролетариатом своей страны. Не стоит истерично искать сиюминутных союзников в мутной воде протестного движения юго-востока, будучи в России, где угнетение рабочих капиталом может и будет (особенно на волне ура-патриотизма) только усиливаться. Всем следует уяснить важнейшую вещь – если работа у проходных пока не дает должного эффекта, то нужно просто упорней ею заниматься. Ведь революция начинается не с майданов, а с фабричных и заводских комитетов, с создания Советов рабочих на предприятиях.

Мы будем выстраивать работу в среде рабочего класса Украины с упором на международную солидарность, с пониманием того, что без возрождения СССР истиной победы трудящихся добиться невозможно. Разумеется, для этого нужны активисты, способные понять и в доступной форме объяснить происходящее. Поэтому важнейшим фронтом работы являются именно теоретические занятия, как в кружковой форме, так и в индивидуальной. Ведь, если мы не знаем, как правильно вести работу, что толку от того, что мы приложим пресловутые «максимум усилий»? Можно с предельной скоростью бежать не в том направлении – этого допустить нельзя. В общем, «учиться, учиться и ещё раз учиться коммунизму»! В том числе, и на своих ошибках.