Молодежная рабочая сила в Венесуэле

О безработице, а также жизни, условиях труда и эксплуатации молодых рабочих Венесуэлы

Переломный момент в жизни молодых людей перед учебой или работой называется «нинис». Это молодые люди, которые не только не работают, но и не учатся и не получают никакой подготовки. «Эта группа заклеймена позором, и, хотя она не замечена в бродяжничестве и преступности, региональные данные показывают, что молодые женщины именно из этой группы в наибольшей степени подвержены вероятности пополнить преступный мир», — говорится в докладе la CEPAL под названием «Матрица неравенства в Латинской Америке» (2016, стр. 48).

Молодежная рабочая сила в Венесуэле

Согласно этому документу Венесуэла занимает девятое место среди латиноамериканских стран с самым высоким показателем «нинис» для молодых женщин (30,2%) и десятую позицию — для мужчин (12,0%).
Этот гендерный разрыв не является уникальным: в этом регионе доля женщин, которые не работают и не учатся, в два раза больше, чем для мужчин.

В целом по Латинской Америке в этой ситуации находятся почти 30 миллионов молодых людей — каждый пятый человек в возрасте от 15 до 29 лет (21%). В Венесуэле 1,7 миллиона молодых людей не имеют доступа к учебе и не могут устроиться на работу, что представляет собой чуть более высокий процент (23%), чем в остальной части региона (IIES-UCAB, 2014).

Подростковая беременность и отсутствие государственных услуг (например, центры дневного ухода -детсады) являются одними из основных причин огромного гендерного разрыва в нашей стране, где семь из 10 «нинис» составляют женщины.

Среди молодых людей в возрасте от 25 до 29 лет, которые не учатся и не работают, более половины (54%) пытаются начать собственный бизнес. Эта информация дополняется результатами опроса правительства 2013 года, в котором было установлено, что 93% опрошенных положительно отреагировали на вопрос «Хотели бы вы начать свой собственный бизнес?».

В двойной изоляции находятся молодые люди из бедных семей. Фактически, 36% «нинис» относятся к беднейшим слоям населения, и только 11% относятся к социальному классу и слоям, которые имеют избыток продуктов питания и услуг.

Молодежный рынок труда

В настоящее время уровень занятости молодежи в Венесуэле составляет 83,2% (INE, 2016). Это самый низкий процент с начала этого десятилетия, когда работали 82,7% трудоспособного населения в возрасте 15-24 лет.

Особого внимания заслуживает переход молодёжи из системы обучения в производственную деятельность. Есть молодёжь, которая рано выходит на рынок труда. Так по статистике 8 из 10 рабочих начали продавать свою рабочую силу до 18 лет, и они пришли из беднейших слоёв  общества, а половина из них даже не закончили средней школы, когда поступила на рынок труда (IIESUCAB, 2014).

ENJUVE (Национальный опрос молодёжи) в 2013 показал, что насчитывается около 650 тысяч молодых людей, которые закончили только начальную школу. Из них почти 7 из 10 экономически активны. Это сектор интенсивного участия в трудовой деятельности, но с очень низкой профессиональной подготовкой.

Для молодых людей из народных слоёв выход на рынок труда отмечен настоятельной необходимостью поддерживать материально свои семьи. Их выход в мир труда, которому предшествует неполный образовательный цикл, принуждает идти на работу с тяжёлыми условиями и высокой текучестью персонала, будучи склонными к тому, чтобы стать частью резервной армии безработных и инструментом для удешевления рабочей силы капиталистов.

Может ли рабочий стать богатым?

Молодежная рабочая сила в Венесуэле В научной литературе о состоянии рабочей силы всегда проявляется особая забота о «бедных трудящихся», то есть  трудящихся, живущих в «нищете». Самые последние доклады МОТ (Международной Охране Труда) с гордостью отмечают, что «за последние 20 лет доля молодых трудящихся, живущих в условиях нищеты неуклонно снижается». (В социальной перспективе о занятости молодёжи в мире в 2016 году на стр. 9).

Категория «бедный работник» и феномен «низкие доходы» являются идеальной риторической ловушкой, чтобы скрыть фундаментальный факт, на котором основана нынешняя система эксплуатации: общественное производство богатства и его частное присвоение.

Рассматривая уровень доходов молодых работников в период с 2005 по 2011 год, МОТ выделяет начало капиталистического кризиса в 2008 году, как точку перехода и утверждает, что более низкий рост заработной платы, зарегистрированный в этом году, был  причиной «всплеска  инфляции в результате увеличения цен на продукты питания и на нефть» («Достойный труд и молодежь в Латинской Америке». Политика действий, 2013, стр. 73).

Однако МОТ не говорит, что с этого года происходит усиленное наступление капитала на труд – необходимого фактора сохранения нормы прибыли. Тем не менее, в Венесуэле, число рабочих мест с «низкой зарплатой» среди молодежи от 15 до 24 лет снизилось с 45,6% в 2005 году до 38,5% в 2011 году.

Несмотря на эти «позитивные» данные, в целом «качество» рабочих мест для молодёжи намного хуже, чем для взрослых. В 2011 году большинство молодых венесуэльцев (93,8%) получили зарплату ниже двух узаконенных минимальных размеров оплаты труда. В этой группе 44,9% молодых людей получали минимальную заработную плату.

Неполная занятость

В Латинской Америке почти пять из десяти молодых людей были заняты на работах с низкой производительностью труда. В нашей стране (Венесуэле) 29% работников в возрасте от 15 до 29 лет работают в качестве продавцов и социальных работников, а еще 18% работают на неквалифицированных должностях. Так что 47% молодых венесуэльских рабочих работают на низкоквалифицированных должностях (IIES-UCAB, 2014).

Только 10% молодых людей являются квалифицированными рабочими и 7% составляют группу технического персонала.

Конфликт молодежи в сфере услуг является результатом международного разделения труда и нестабильного промышленного развития страны. Фактически, только 5% молодых людей заняты в качестве работников государственного сектора, а 11% работают в частном секторе. С другой стороны, молодые люди, которые работают по найму, составляют самую большую группу трудоспособного населения (30%).

Условия работы откровенно опасны: 38% молодых венесуэльцев в возрасте от 15 до 29 лет работают в теневом секторе экономики. Хотя этот показатель ниже среднего по региону (47%), этот показатель возрастает до 51% среди молодых людей в возрасте до 20 лет.

Половина молодых наемных работников заявляет, что имеет контракт, но не получает пособия по труду, в то время как почти половина из этой половины (45%) работают без контракта.

Эта ситуация вполне благоприятна для организации борьбы за свои трудовые права. Однако мы обнаруживаем, что девять из десяти молодых рабочих не связаны ни с одним профсоюзом, либо не заинтересованы в деятельности профсоюза.

Неирлай Андраде член Национальной Исполнительной Комиссии Компартии Венесуэлы,
Специально для TP

Tribuna Popular № 2.982 10 al 30 agosto 2017

Перевод Тимченко А.А.