Научно-технический прогресс, загнивание общества при капитализме, и задачи пролетариата

20140112_neproizvoditКак ни странно, но и сегодня приходится слышать от ученых людей, читавших марксистские книжки, о пользе научно-технического прогресса для рабочих в условиях капитализма. Мол, и условия труда улучшаются, и материальное обеспечение растет, достаточно сказать, что рабочие так же, как и представители имущих классов пользуются мобильными телефонами и компьютерами, имеют стиральные машины и кухонные комбайны, автомобили и прочие атрибуты НТП. Так может НТП ведет к выравниванию условий жизни?
О том, как рассматривал этот вопрос К. Маркс, расскажем в следующем материале, где основоположник научного коммунизма анализирует статистические данные, отражающие влияние НТП в условиях капитализма на «социальную структуру» буржуазного общества и приходит к вполне определенным выводам, которые с нашей точки зрения во многом актуальны и сегодня спустя более чем 150 лет (К. Маркс, Капитал, т.I Избр. Соч. М и Э, т.7, стр.413-415).


«Ближайший результат введения машин заключается в том, что они увеличивают прибавочную стоимость и вместе с тем массу продуктов, в которой она воплощается; следовательно, – в том, что вместе с той субстанцией, которую потребляет класс капиталистов и его окружение, они увеличивают и самые эти общественные слои. Возрастание богатства последних и постоянное относительное уменьшение числа рабочих, требуемых для производства необходимых жизненных средств, порождают вместе с новыми потребностями в роскоши и новые средства их удовлетворения. Всё бо́льшая часть общественного продукта превращается в прибавочный продукт и всё бо́льшая часть прибавочного продукта воспроизводится и потребляется всё в более и более утончённых и разнообразных формах. Другими словами: производство предметов роскоши возрастает.

Увеличение средств производства и жизненных средств при относительном уменьшении числа рабочих даёт толчок расширению труда в таких отраслях производства, продукты которых, как, например, каналы, доки, туннели, мосты и т. д., приносят плоды лишь в сравнительно отдалённом будущем. Прямо на основе машинного производства или же на основе соответствующего ему общего промышленного переворота образуются совершенно новые отрасли производства, а потому и новые сферы труда. Однако их удельный вес в общем производстве нельзя признать значительным даже в наиболее развитых странах. Число занятых в них рабочих увеличивается в соответствии с тем, насколько воспроизводится потребность в самом грубом ручном труде. Главными отраслями промышленности этого рода в настоящее время можно считать газовые заводы, телеграфию, фотографию, пароходное и железнодорожное дело. Перепись 1861 г. (для Англии и Уэльса) даёт для газовой промышленности (газовые заводы, производство механических аппаратов, агенты газовых компаний и т. д.) 15 211 человек, для телеграфии – 2 399, фотографии – 2 366, пароходства – 3 570 и для железных дорог – 70 599, в том числе около 28 000 более или менее постоянно занятых «необученных» землекопов и работников административного и коммерческого персонала. Следовательно, общее число лиц, занятых в этих пяти новых отраслях промышленности, составляет 94 145.

Наконец, чрезвычайно возросшая производительная сила в отраслях крупной промышленности, сопровождаемая интенсивным и экстенсивным ростом эксплуатации рабочей силы во всех остальных отраслях производства, даёт возможность непроизводительно употреблять всё увеличивающуюся часть рабочего класса и таким образом воспроизводить всё большими массами старинных домашних рабов под названием «класса прислуги», как, например, слуг, горничных, лакеев и т. д. По переписи 1861 г. всё население Англии и Уэльса составляло 20 066 224 человека, в том числе 9 776 259 мужчин и 10 289 965 женщин. Если вычесть отсюда всех неспособных к труду по старости или малолетству, всех «непроизводительных» женщин, подростков и детей, затем «идеологические» сословия, как правительство, попы, юристы, войско и т. д., потом всех, чьё исключительное занятие составляет потребление чужого труда в форме земельной ренты, процентов и т. д., наконец пауперов, бродяг, преступников и т. д., то останется круглым счётом 8 миллионов лиц обоего пола и разных возрастов, включая и всех капиталистов, так или иначе функционирующих в производстве, торговле, финансах и т. д. Среди этих 8 миллионов:

Сельскохозяйственных рабочих (включая пастухов и живущих у фермеров батраков и батрачек) – 1 098 261 чел.

Всех лиц, занятых на хлопчатобумажных, шерстяных, камвольных, льняных, пеньковых, шёлковых, джутовых фабриках, а также занятых в механическом вязальном и кружевном производстве – 642 607

Всех лиц, занятых в угольных копях и рудниках – 565 835

Занятых на всех металлургических заводах (доменные печи, прокатные предприятия и т. д.) и металлических мануфактурах разного рода – 398 998

Класс прислуги – 1 208 648

Если мы сложим число всех занятых на текстильных фабриках с персоналом угольных копей и металлических рудников, то мы получим 1 208 442; если же число первых мы сложим с персоналом всех металлургических заводов и мануфактур, то получим в итоге 1 039 605 – в обоих случаях меньше числа современных домашних рабов. Что за превосходный результат капиталистической эксплуатации машин!

Закон, согласно которому всё возрастающая масса средств производства может, вследствие прогресса производительности общественного труда, приводиться в движение всё с меньшей и меньшей затратой человеческой силы, — этот закон на базисе капитализма, где не рабочий применяет средства труда, а средства труда применяют рабочего, выражается в том, что чем выше производительная сила труда, тем больше давление рабочих на средства их занятости, тем ненадёжнее, следовательно, необходимое условие их существования: продажа собственной силы для умножения чужого богатства, или для самовозрастания капитала. Таким образом, увеличение средств производства и производительности труда, более быстрое, чем увеличение производительного населения, получает капиталистическое выражение, наоборот, в том, что рабочее население постоянно увеличивается быстрее, чем потребность в возрастании капитала.

В четвёртом отделе при анализе производства относительной прибавочной стоимости мы видели, что при капиталистической системе все методы повышения общественной производительной силы труда осуществляются за счёт индивидуального рабочего; все средства для развития производства превращаются в средства подчинения и эксплуатации производителя, они уродуют рабочего, делая из него неполного человека [einen Teilmenschen], принижают его до роли придатка машины, превращая его труд в муки, лишают этот труд содержательности, отчуждают от рабочего духовные силы процесса труда в той мере, в какой наука входит в процесс труда как самостоятельная сила; делают отвратительными условия, при которых рабочий работает, подчиняют его во время процесса труда самому мелочному, отвратительному деспотизму, всё время его жизни превращают в рабочее время, бросают его жену и детей под Джаггернаутову колесницу капитала. Но все методы производства прибавочной стоимости являются в то же время методами накопления, и всякое расширение накопления, наоборот, становится средством развития этих методов. Из этого следует, что по мере накопления капитала положение рабочего должно ухудшаться, какова бы ни была, высока или низка, его оплата».

В современном мире империализма, в том числе в России, НТП и рост производительности общественного труда приводят к все большему относительному уменьшению занятых в производительном секторе экономики, и все большей доле экономически активного населения, занятого в непроизводительной сфере, в том числе сфере обслуживания. Кроме тех упомянутых Марксом «идеологических» сословий, как-то правительство и более чем полуторамиллионная армия чиновников, все более многочисленная армия попов и всяческих служителей разнообразных культов, юристов и «правозащитников», депутатов и профессиональных политиков, армия и все более и более разрастающиеся силовые структуры полиции, ФСБ и прочие, а также частных охранительных служб, резко увеличивается число тех, у кого по меткому выражению Маркса исключительное занятие составляет потребление чужого труда. Это потребители различных рентных платежей и процентных доходов. Неимоверно выросло число непроизводительных работников финансово-банковской сферы, сферы развлечений, досуговых услуг, организации зрелищ и всяческого шоу-бизнеса и пр. пр. Плюс к этому класс прислуги домашней и обслуги имущих слоев в разных местах и сферах жизни. Причем эти непроизводительные слои все более чувствуют себя солью жизни, сами называются креативными классами, считают себя вышестоящими слоями на социальной лестнице. Они работают на обеспечение стабильного существование класса капиталистов, занимаются в том числе, обработкой общественного сознания и формированием потребностей, в том числе паразитических, у широких масс населения с тем, чтобы обеспечить через удовлетворение этих потребностей собственное безбедное существование. Простым и понятным примером служит существование уже нескольких сотен телевизионных каналов и непрекращающийся их рост, плюс сотни радиостанций и тысячи газет и журналов…
В этих условиях у многих так называемых современных «левых» и левоватых политически активных граждан и организаций возникает заметное уныние: мол, рабочий класс уже не тот, численно мал и размыт, трансформировался в класс вспомогательный и обслуживания, короче уже не авангард борьбы. Надо, делают вывод одни, собирать просто всех недовольных и протестующих и попробовать вывести на улицы миллион. Надо, говорят другие, искать опоры в просвещенных слоях, которые способны понять пагубность происходящего и активно включиться в выборы, с тем, чтобы добиться приведения к власти некоего честного правительства.
Что можно сказать на эти метания коммунистам ортодоксального, т.е. революционного марксистского направления? Как бы не изменялись пропорции в сфере занятости людей, жизнь так устроена, что каждый день для обеспечения жизни общества определенное количество людей должно спускаться в шахты, вставать к станкам и на конвейеры на заводах, брать в руки рули автомобилей, штурвалы самолетов и поездов, строить, прокладывать, растить, доить, выпекать, варить, чинить, утилизировать, проектировать, программировать и конструировать, учить и лечить и делать прочие полезнейшие и необходимейшие дела и вещи. То, что таких людей становиться меньше совсем не означает уменьшения их роли в общественной жизни. Наоборот! Их роль растет, так как без них обойтись невозможно!!! В этом смысле рабочий класс нисколько не менее прогрессивен и не менее значим чем в прошлом веке. Напротив, его роль в обществе усилилась многократно. Более того, вопрос организации борьбы рабочего класса становится во много раз важнее, острее и необходимее, потому как совершенно очевидно  (и практика это подтвердила многократно), что без сознательно борющегося рабочего ядра пролетариата в настоящее время настоящее объединение трудящихся невозможно или малоэффективно, то есть непригодно для достижения целей всего пролетариата. Но точно так же как и во времена Маркса и Ленина, если рабочий класс не организован и не революционен, он ничто. И помыкают им, и его нещадно, более всех других эксплуатируют, в том числе все те, чьё исключительное занятие составляет потребление чужого труда.
Задача организоваться из класса в себе в класс для себя – задача соответствующая развитию НТП, задача превращения рабочей коняги в человека, чтобы плоды прогресса не присваивались избранными, а улучшали жизнь всех людей, прежде всего производящих материальные и духовные блага.

Пролетарии всех стран, всех национальностей, всех сфер деятельности, соединяйтесь!

Вступайте в ряды борющихся! РОТ ФРОНТ!
Виктор Тюлькин,
Олег Соловьев.

Виктор Алексеев

Дежурный по сайту: Виктор Алексеев

Инженер-машиностроитель. Люблю свою Родину. Люблю свою жену. Люблю свою семью. Люблю своих детей. Люблю Землю и людей, верю в разум и прогресс. Поэтому коммунист. А как иначе? Член РКРП с 2001-го года, член РОТ ФРОНТ с момента основания.

Tags: