Невыученные уроки Октября

Старушка Англия раскошелилась на столетие Первой Мировой войны. По ТВ и радио – обсуждения, в музеях и галереях — выставки.

«Актуальный художник» Том Пайпер, надрывая пуп, обложил Тауэр 888 246 керамическими маками в память о погибших за Британскую корону.

Почему вспоминают только о своих 888 246? А как же 20 миллионов военных других стран? А как же миллионы жертв голода и эпидемий?

«Эта инсталляция не о войне. Это не иллюстрация её жестокости и варварства. Эти маки о потерях и о памяти. Это возможность зрителю отмотать время назад в истории своей семьи и оценить цену человеческой жизни.» — гнусавит Пайпер левенькой газете «Гардиан».

Саморазоблачился Пикассо недоделанный. Если бы шедевр делал настоящий художник – Отто Дикс, например, то он наполнил ров вокруг Таэура человеческими костями. Вот что такое искусство!

Невыученные уроки Октября

За 100 лет правящий класс Великобритании ничему не научился. Ни слова о том, как век тому назад эти агнцы божьи с дедом Елизаветы II оболванили британцев. А ведь ни ТВ, ни радио тогда не было. С помощью забористых плакатов, да митингов мозги тогда отрихтовали. – Помоги, дескать, нашим доблестным офицерам! Стоит только через Ла Манш перешагнуть!

Невыученные уроки Октября

Пока Лондон сажает фарфоровые маки, Москва марширует в бутафорской одёже времён Великой Отечественной Войны. Это такой контр-финт ушами правящей верхушки. Отвлекающий манёвр с маршем русских фашистов 4 ноября не проходит, поэтому 7 ноября на Красной площади, чем чёрт не шутит, надо подстраховать чем-нибудь сногсшибательным.

Не странно ли, что пышущая здоровьем путинская шайка – головная боль вашингтонского обкома — боится призрака Великой Октябрьской революции?

Ага, понятно. Октябрь 1917 года может быть моральной альтернативой периферийному капитализму в России. Да, и не только в России, а во всём «третьем мире», особенно в Латинской Америке. Это неолиберальные отморозки прекрасно понимают.

Печально, что уроки Октября забыты народами СССР: на Украине полыхает империалистическая война. Сколько крови ещё надо пролить, чтобы интеллигенция поняла, что «второе издание капитализЪма» в России – это путь-дорога в «третий мир». Имперские войны, деиндустриализация, съёжившиеся медицина и образование, взятки, произвол, преступность неизбежно породят недовольство.

А с народом шутки плохи. Революционная буря без жалости смоет белогвардейских шакалов, зелёные сопли либералов, двуглавого орла и трёхцветную тряпку власовцев, фашистских прихвостней. Вот такая будет кульминация — начало нового революционного цикла.

Столетие Первой Мировой высвечивает нравственный урок Октябрьской революции. На место империй, что натравливают своих подданных друг на друга, приходит марксистский режим, который открывает новый путь – интернационализм. Свершается чудо – люди поднимаются из окопной тины, сплачиваются ради единой светлой цели.

Ромен Роллан замечательно сказал в 1918 году об итогах Первой Мировой:

«Народы, ранее не знавшие друг друга или видевшие друг друга только на карикатурах, поняли за четыре года, проведённых в грязи окопов, что они — единая плоть, равно подверженная страданию. Никто не избежал испытания, оно объединило многих. И это чувство будет только расти. Ибо пытаясь предвидеть, какие перемены в отношениях между нациями произойдут после войны, люди недостаточно серьёзные думают о том, что после войны придут другие потрясения, которые могут изменить самую сущность наций.

Пример новой России, каков бы ни был непосредственный результат, не останется без воздействия на другие народы. Глубокое единение рождается в душах народов, это гигантские корни, простирающиеся под землёй вопреки всем границам».

 

ЛЕГЕДИН Евгений

Источник