Новый этап гражданской войны в Китае. Война КПК и Гоминьдана

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

После переворота и чистки аппарата Гоминьдана от коммунистов, Чан Кайши формально оказался хозяином положения. НРА[1] разгромила сильные милитаристские группировки центрального и северного Китая. Нанкинское (гоминдановское) правительство признал даже сын Чжан Сюэлян[2]. Нанкинское правительство, таким образом, стало формально общенациональным, и было признано США в 1928 г., а затем, в 1929 г., остальными империалистами.

Изгнав из своих рядов революционные и прогрессивные элементы, гоминдановцы установили в стране свою диктатуру, но формально продолжали заявлять о верности трем народным принципам[3]. По сути, же Гоминьдан стал представлять собой партию крупной буржуазии и помещиков. Верховным органом власти в стране был объявлен конгресс гоминьдана, а в перерывах между его съездами центральный исполнительный комитет, который формировал правительство Нанкине. Но гражданская война не была окончена, а лишь перешла в новую фазу: победив милитаристов благодаря поддержке коммунистов, Гоминьдан теперь начал войну против бывших союзников.

Реакционный переворот уже в августе 1927 г. встретил сопротивление. 1 августа началось Нанчанское восстание, в нем приняли участие части НРА, в которых коммунисты имели наибольше влияние[4]. В созданный восставшими ревком вошли как коммунисты, так и левые гоминдановцы, которые не захотели бросать своих товарищей. Общее руководство восставшими взял на себя Чжоу Энлай.

5 августа повстанцы начали поход на юг, рассчитывая пробиться в Гуандун и снова сделать его базой революции. Армия на всем маршруте вела тяжелые бои, но успешно двигалась вперед до района Танкан (в провинции Гуандун), где потерпела поражение. В итоге от 30 тыс. человек, начавших восстание, осталось не более 2 тыс.

7 августа состоялось чрезвычайное совещание ЦК КПК. Там состоялась решительная схватка левых и правых. Правые во главе с Чэн Дусю[5] утверждали, что буржуазно-демократический этап революции закончен и буржуазия сама завершит развитие капитализма, и поэтому они заявляли, что партия должна свернуть революционную работу и заняться лишь легальной деятельностью в рамках, дозволенных Гоминьданом. Капитулянты резко выступили против того, чтобы партия вела революционную вооруженную борьбу, называя ее «действиями бродяг и разбойников».

Левые, напротив, требовали широкого развертывания вооруженной борьбы и также указывали на необходимость начать углубленные аграрные преобразования в деревне, чтобы добиться поддержки крестьянства, которая в этих условиях будет решающей. Для этого необходимо было оказывать поддержку крестьянскому движению. Левые победили, и правые во главе с Чэн Дусю были изгнаны со всех ключевых постов.

Коммунисты, выполняя решения совещания, в четырех провинциях возглавили крестьянские восстания, которые произошли из-за желания помещиков немедленно получить арендную плату прямо во время сбора урожая. Мао Цзэдун, возглавлявший одно из восстаний «осеннего урожая» на границе провинций Цзянси и Хунань, в октябре после тяжелых боев отступил в горы Цзинган, установил в нескольких уездах революционную власть и начал раздел земли между крестьянами.

Восстание «осеннего урожая» привело к тому, что в четырех южных провинциях были созданы районы, которые контролировались народной властью. Из отрядов НРА, восставших в Нанчане, и восставших крестьян стали формироваться отряды китайской Красной армии.

На фоне этих успехов в сельской местности положение в городах было неутешительным. Все крупные промышленные центры, расположенные на побережье, где был сконцентрирован пролетариат, плотно контролировались Гоминьданом при поддержке флотов империалистических держав. Коммунистам в этих условиях нужно было выработать новую стратегию.

Именно эта задач была главной на 6 съезде КПК, проходившем в июне-июле 1928 г. На съезде подтвердили критику правых, но вместе с тем осудили авантюристические попытки продолжить восстания в городах, в которых у реакционеров было преимущество в силах и поддержка иностранных империалистов. Поэтому съезд принял курс на перенос революции в деревню, укрепление связей с массами крестьян через аграрную реформу и укрепление Красной армии в освобожденных от Гоминьдана районах.

Во всех районах, где в результате восстаний власть оказалась у восставших масс, по решению съезда начали создаваться революционные базы и организовываться система советов. Советы в Китае вынуждены были решать задачи буржуазно-демократической революции, и поэтому являлись не органами диктатуры пролетариата, а органами диктатуры пролетариата и крестьянства при гегемонии рабочего класса.

К концу 1929 г. были созданы достаточно стабильные революционные базы, а численность Красной армии Китая выросла до 60 тыс. человек.

Тем временем гоминдановское правительство во главе с Чан Кайши продолжало укреплять свою власть, пользуясь для этого поддержкой иностранных империалистов, прежде всего США. Чан Кайши в своей политике опирался на крупную компрадорскую буржуазию. Иностранцам были предоставлены новые концессии, а вложения иностранного капитала в Китай сильно выросли. Одновременно увеличился налоговый пресс на крестьян и мелкую буржуазию. Крупный капитал в это же время вел наступление на права рабочих.

Естественно, что такое правительство было неспособно объединить Китай по-настоящему, уже в 1930 г. недовольные проамериканской политикой прояпонские северные милитаристы организовали в Пекине своё «национальное правительство». К выступлению присоединился даже генерал Фэн Юйсян, очень недовольный политикой Чан Кайши. Война двух правительств закончилась поражением Пекина, а общие потери составили 300 тыс. человек.

В это время Красная армия, в которой в это время снова возобладали авантюристические настроения, попыталась воспользоваться этой войной и нанести удар по крупным городам. Наступления не были в должной мере подготовлены, а подполье в городах было обескровлено предыдущими репрессиями Гоминьдана. Наступательные операции после нескольких крупных неудач были свернуты. В ЦК снова укрепились сторонники укрепления влияния партии в деревне. На этом направлении войскам КПК сопутствовала удача. Так отказ от штурма столицы провинции Хунань и перенос основных усилий на периферию – в село и уездные города – сделали центральный советский район самым мощным из всех. Тот же процесс начался и в других районах, где действовали силы КПК.

Укрепление советских районов в это время стало залогом выживания партии и продолжения революции, так как Чан Кайши, выиграв войну против северных милитаристов, заявил, что нужно «искоренить коммунистов».

В конце 1930 г. центральную революционную базу, в Цзянси[6] атаковали войска Гоминьдана численностью около 100 тыс. человек. Красная армия использовала тактику маневренной партизанской войны и громила врагов частями, нанося им существенные потери. Итогом стала деморализация гоминдановских войск и быстрое отступление, таким образом, «первый поход против коммунистов» потерпел поражение.

В феврале 1931 г. начался «второй поход против коммунистов». На сей раз Чан Кайши бросил на советские районы 200 тыс. человек. Красная армия отбила и это вторжение, нанеся гоминдановцам большие потери.

В июне 1931 г. в наступление послали уже 300 тыс. человек. Красная армия отбила это наступление. Этот летний, третий по счету, поход против коммунистов продолжался, несмотря на резкое изменение международной обстановки. Пока Чан Кайши пытался захватить советские районы, на севере развернули свою ползучую агрессию японцы. Война официально не объявилась, но японские войска вели наступление. Активные боевые действия начались 18 сентября 1931 г. с провокации на железной дороге около Мукдена, после чего японские войска начали захват Манчжурии и уже готовили наступление на юг для захвата Шанхая и Пекина. Чан Кайши, как положено профессиональному патриоту Китая, сразу приказал войскам на севере не оказывать сопротивления японцам и отступать. Японские империалисты не собирались останавливаться на захвате Манчжурии и хотели подчинить себе Китай полностью, для чего готовили захват крупнейших прибрежных городов.

Эта политика вызвала негодование у населения Китая, в крупных городах состоялись массовые демонстрации. В Шанхае объявили всеобщую забастовку. КПК выпустила обращение с призывом вооружить народ для отпора японским империалистам. Но Чан Кайши продолжал свою капитулянтскую политику, более того, народное возмущение всячески подавлялось. В Нанкине была расстреляна с помощью артиллерии и пулеметов студенческая демонстрация, возглавленная коммунистами. После этого в Шанхае состоялась массовая демонстрация, осудившая действия Чан Кайши. Сам же Чан Кайши готовился сдать город японским войскам. Так, 19-я армия, занимавшая позиции под Шанхаем, получила приказ в случае приближения японцев отходить, не оказывая сопротивления. В то же время войска, действовавшие против коммунистов, получали приказы на активные действия.

Такая политика, а также тяжелые поражения, которые нанесли коммунисты наступающим войскам, привели к тому, что в декабре 1931 г. восстала 26-ая армия, действовавшая против центрального советского района, и 10 тыс. человек перебежало на сторону Красной армии.

В конце января 1932 г. японские войска начали атаку на Шанхай, 19-я армия отказалась отступать и вступила в бой с морским десантом японцев. Профсоюзы Шанхая оказали военным поддержку, все японские предприятия прекратили работу. Рабочие и студенты Шанхая в массовом порядке отправлялись на фронт добровольцами. В результате, первое наступление японской армии было отбито.

Развернувшиеся события возмутили все слои китайского общества и вынудили Чан Кайши активнее действовать против Японии. Однако, несмотря на переброску подкреплений в город, второй штурм Шанхая оказался для японцев удачным, в первую очередь, сказалось их превосходство в артиллерии и авиации. Наступление было остановлено лишь под давлением со стороны других империалистов, которые стали серьезно опасаться за свои интересы в Китае. Шанхай стал демилитаризованной зоной, и Японские войска временно отошли на север. Но отказавшись от наступления на побережье, японцы с помощью своей марионетки, недавно созданного государства Манчжоу-го, планировали развернуть наступление в глубине материка.

Одновременно с этими событиями происходило расширение и укрепление революционных баз. В это период возникла и новая революционная база в северном Китае на границе провинций Ганьсу и Шэнси. Общая численность Красной армии в этот период достигла 100 тыс. человек.

В сентябре 1931 г. была создана Китайская Советская республика, а 7 ноября 1931 г. состоялся 1 съезд советов рабочих и крестьянских депутатов представителей всех революционных баз (всего 680 делегатов). Главой правительства стал Мао Цзэдун, а начальником реввоенсовета Чжу Дэ.

На съезде был принят проект временной конституции, в котором было утверждено, что вся власть должна находиться в руках трудящихся. Были утверждены законы о земле, труде и экономической политике, – первый предполагал разделение помещичьих милитаристских и монастырских земель между крестьянами, второй законодательно ограничивал рабочий день 8 часами для взрослых и 6 для подростков, третий предполагал национализацию иностранных предприятий и банков.

На протяжении существования республики власти наделили крестьян землей, организовали ирригационные работы и провели прогрессивные преобразования в семейно-брачном законодательстве. Успехи в расширении и укреплении советских районов неоднократно создавали у коммунистов иллюзию того, что они также легко могут занять один или несколько крупных городов, но всякий раз эти несвоевременные попытки проваливались.

КПК пыталась призвать к созданию единого фронта против Японии на условиях прекращения гражданской войны и вооружения народа. Чан Кайши игнорировал все заявления и предложения коммунистов, готовясь к новым карательным походам.

Солдаты армии Чан Кайши

Солдаты армии Чан Кайши

В июне 1932 г. Чан Кайши начал 4-й карательный поход. Гоминдановцы подготовили 500 тыс. человек и получили поддержку от Германии, приславшей вооружение и военных советников. Поддержка со стороны Германии привела к повышению боеспособности Гоминьдана и ликвидации нескольких советских районов. Однако наступление на центральный советский район провалилась, как и предыдущие. Более того, 1-й фронт Красной армии даже расширили территорию своего района. Произошло это в силу того, что центральный район был самым мощным, а его военное руководство не пыталось копировать тактику регулярной армии, а успешно использовало партизанские методы.

Пятый поход против коммунистов задержался, так как в январе 1933 г. японцы объявили о том, что провинция Жэхе, с севера примыкающая к великой китайской стене, исторически принадлежала маньчжурам и начала наступление. Все китайские силы к северу от стены оказались быстро разгромлены, но на сей раз Чан Кайши, подстегиваемый народным возмущением, попытался действовать активно и организовать оборону Великой стены.

НРА некоторое время сдерживала японцев, но в мае 1933 г. была разбита, и тогда было заключено перемирие (т.н. перемирие Тангу). Чан Кайши согласился на создание демилитаризованной зоны на 100 километров к югу от Великой стены, где Китай не имел право размещать свои войска. В то же время Япония получила право на рекогносцировочные полёты над этой зоной. Также Китайская республика была вынуждена де-факто признать независимость Маньчжоу-го и отторжение Жэхэ.

Позорные условия мира вызвали недовольство, и в северном Китае сложился единый антияпонский фронт. Были сформированы добровольческие войска под командованием Фэн Юйсяна и его помощника Цзи Хунчана. Армия быстро росла, а поскольку правительства советских районов объявили Японии войну и выпустили декларацию о едином фронте, то в армии стали свободно действовать коммунисты (Цзи Хунчан даже вступил в КПК). Армия быстро росла и действовала довольно успешно, создав угрозу существованию Манчжоу-го, но Чан Кайши, опасаясь роста авторитета и влияния коммунистов, перекрыл ей пути снабжения. Японцы же, понимая, что войска Манчжоу-Го почти небоеспособны, перебросили в Жэхэ дополнительные силы. Японские войска смогли окружить добровольцев и принудить к сдаче.

Сдача армии опять вызвала новую волну недовольства предательской политикой Чан Кайши. В ответ на такие действия 19-я армия, выведенная из Шанхая на юг для борьбы с коммунистами, восстала и организовала в Фуцзяни народное правительство. Командование армии подписало с КПК «Антияпонское соглашение о перемирии». В программе правительства в Фуцзяни, помимо отпора японцам, также значились требования отмены неравноправных договоров, а также обеспечения свободы слова печати, собраний и улучшения положения рабочих и крестьян.

Но в это время в центральном районе господствовали представители «левого уклона», которые подчеркивали недостаточную революционность правительства в Фуцзяни и не оказали ему необходимой помощи в момент начала 5-го похода Гоминьдана.

Для нового похода Чан Кайши создал уже миллионную группировку войск, вооружил солдат новым американским оружием, придал 300 самолетов и стал действовать в соответствии с планами немецких военных советников, которые разработали т.н. тактику блокгаузов. Она включала в себя полное окружение советского района и медленное наступление на него. При этом наступающие части Гоминьдана возводили укрепления, которые позволяли им контролировать местность и охранять свои коммуникации от атак партизан. Сначала чанкайшисты были вынуждены действовать, разделив силы, и направить усилия на угрозу в Фуцзяни, но когда 19-я армия сдалась, гоминдановцы смогли сконцентрировать свои усилия на уничтожении центрального советского района.

В итоге, 150 тыс. человек Красной армии были окружены и вели тяжелые оборонительные бои против превосходящих сил противника. Несмотря на то, что войска сдерживали противника, стало ясно, что долго так продолжаться они не могут и необходимо выходить из окружения, тем более, международная ситуация предоставила возможность уйти, сохранив лицо.

15 июля 1934 года был опубликован Манифест Красной армии Китая о походе на Север для отпора Японии. В манифесте говорилось, что рабоче-крестьянская Красная армия Китая, отражающая пятый карательный поход, направляет на Север для сопротивления Японии передовой отряд своих войск. В связи с войной против Японии выдвигались следующие задачи:

  1. решительно выступать против распродажи гоминдановским правительством территориальных прав Китая, протестовать против китайско-японских прямых переговоров, против признания марионеточного Маньчжоу-го;
  2. немедленно объявить о разрыве дипломатических отношений с Японией, аннулировать все заключённые ранее секретные китайско-японские договоры и соглашения; объявить всеобщую мобилизацию всех сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил для ведения войны с Японией;
  3. вооружить весь народ страны, создать отряды волонтёров и партизан, которые приняли бы непосредственное участие в боевых действиях против Японии, оказать поддержку добровольческой армии Северо-Восточного Китая и авангардному отряду рабоче-крестьянской Красной армии, отправлявшемуся на Север для борьбы с Японией;
  4. конфисковать все капиталы и собственность японских разбойников и предателей Родины; прекратить платежи по всем китайско-японским займам;
  5. повсеместно широко создавать массовые народные антияпонские организации.

Гоминьдан отказывался от соглашения на таких условиях, выполнение которых привело бы не только к отражению Японской агрессии, но и возрастанию авторитета коммунистов.

Приказ о наступлении на север, привел к повышению активности войск КПК и попыткам прорыва в северный Китай в район Шэнси-Ганьсу, в большинстве случаев, неудачных.

Активность коммунистов вынудила Гоминьдан частично распылить силы и создала для блокированных в Центральном советском районе войск 1-го фронта Красной армии благоприятные условия для прорыва. В октябре 1934 г. начался выход из окружения. Красная армия провала укрепления Гоминьдана. Так начался «Великий северный поход Красной армии». Первоначально войска двигались на запад к провинции Гуйчжоу, чтобы соединиться с войсками 2-го фронта. Продвижение сопровождалось постоянными боями, и потери были очень велики. Большая колонна представляла собой легкую мишень для атак и не могла замести следы. В начале 1935 г. армия остановилась в провинции Гуйчжоу, где находились войска 2-го фронта, и смогла под их прикрытием собраться с силами.

Здесь было созвано расширенное совещание Политбюро ЦК КПК. На нем Мао Цзэдун и его сторонники подвергли критике военное руководство – Отто Брауна, Бо Гу и Чжоу Энлая (в первую очередь, за попытки копировать тактику регулярной армии, а не пользоваться хорошо зарекомендовавшими себя партизанскими методами). Чжоу, признавший свои ошибки, быстро оказался в числе соратников Мао Цзэдуна, остальные были отстранены от командования и управления партией.

После этого совещания Красная армия, долго маневрируя и ведя постоянные бои с войсками Гоминьдана, двигалась на север и соединилась с войсками 4-го фронта, которые отходили из своего района на границе Сычуань-Шэнси. Мао Цзэдун после соединения фронтов настаивал на движении на север в советский район Ганьсу-Шэнси для того, чтобы объединить силы партизан и организовать боевые действия против Японии.

Однако Чжан Готао, командующий войсками 4-го фронта, чрезвычайно пессимистически оценивал положение в стране. По его мнению, поражение в борьбе с пятым походом Гоминьдана привело к спаду китайской революции. Он заявлял, что борьба на два фронта сейчас немыслима, и, поэтому, критиковал решения ЦК об отходе на север и требовал уходить в западные пустынные районы Китая на границе провинций Сычуань и Сикан.

Противоречия между командующими и враждебность местного населения привели к тому, что долго оставаться на текущих позициях было нельзя. По решению, принятому на совещании в Лянхэкоу, объединённая Красная армия с конца июня 1935 года все же начала продвигаться на север. В первых числах августа в Маоэргае состоялось заседание Политбюро ЦК КПК, подтвердившее решение идти в Ганьсу-Шэньси для ведения войны на два фронта: против гоминдановской реакции и против японской агрессии. Войска выступили на север сначала единой колонной, но затем разделились на две части. Правая колонна, под командованием Мао Цзэдуна, состояла из войск 1-го фронта и частей 4-го фронта, левая – из частей 4-го, под командованием Чжан Готао.

Правая колонна успешно продвигалась через горы и уверенно двигалась к советскому району. Левая колонна, двигавшаяся по долинам, из-за разлива рек повернула назад на исходные позиции.

Чжан Готао приказал Мао Цзэдуну немедленно вернуться обратно. Войска 1-го фронта, входившие в колонну, отказались подчиняться и продолжили движение на север. Войска 4-го вернулись и под командованием Чжан Готао двинулись к югу. По сути, начался раскол партии и Красной армии, в войсках 4-го фронта было даже создано собственное ЦК. Чрезвычайный съезд ЦК КПК осудил действия Чжан Готао, но тот продолжал движение на запад.

В октябре 1935 г. Мао Цзэдун достиг со своими бойцами советского района Ганьсу Шэнси и соединился с теми войсками, что там находились. Поход, начатый в Центральном Советском районе, завершился. Однако в результате тяжелых боев, которые пришлось вести войскам 1-го фронта на протяжении всего пути, и в результате раскола в советский район первоначально прибыли лишь 4 тыс. человек.

Чжан Готао, тем временем, находился в провинции Сикан и не предпринимал активных действий. В июле 1936 г. к нему пробились войска 2-го фронта, которые ранее сковывали воска Гоминьдана на юге, прикрывая отступление 1-го и 4-го фронтов.

Командующие 2-го фронта убедили Чжан Готао прекратить раскол и идти на соединение с Мао на северо-восток. Войска двинулись в Шэнси, но в октябре Чжан Готао отказался от объединения и сформировал так называемую «армию западного направления» и повел её на запад в Синцзян, вопреки решениям ЦК. На сей раз часть войск 4-го фронта отказалась следовать за ним, и они, объединившись с войсками 2-го фронта, дошли до советского района.

Чжан Готао[7] же увел свои войска на северо-запад, где население было настроено враждебно и коммунистам и вообще к китайцам. В результате, он был разгромлен местными милитаристами-мусульманами из семейства Ма. Из 20 тыс. человек в Синьцзян (где можно было получить помощь из СССР) прорвались всего 800.

Великий поход Красной Армии Китая

Из-за действий Чжан Готао в особом районе осталось армия численностью в 30 тыс. человек, а всего на территории Китая сохранилось около 30-40 тыс. организованных бойцов КПК. Но оставшиеся стали сплоченными и закаленными в боях ветеранами, которые могли противостоять любому противнику. А сам «Великий северный поход» имел огромное пропагандистское значение, Красная армия прошла по множеству провинций, где вела пропаганду. Неудачные попытки Гоминьдана окружить и разгромить коммунистов, которые предпринимались на протяжении всего похода, тоже прибавили им авторитета в глазах населения, показав, что справиться с Красной армией чрезвычайно сложно.

МАРКОВ Михаил

[1] Национально Революционная армия.
[2] Сын Чжан Цзолиня, одного из главных противников Гоминьдана, главы фэнтянской клики, контролировавшей северо-восточные провинции Китая.
[3] Они заявляли, что этап военного объединения страны еще не закончен, и поэтому, не смотря на всю свою «любовь к демократии», они вынуждены осуществлять власть диктаторскими методами, соответственно и выполнять народные принципы они собирались тоже потом.
[4] С тех пор первое августа считается днем основания Народно-освободительной армии Китая.
[5] Впоследствии Чэн Дусю создаст собственную маленькую партию, ориентированную на Троцкого, и будет утверждать, что его заставляли быть гоминдановцем неправильные указания из Коминтерна, а он всегда был против создания единого фронта и объединения с Гоминьданом.
[6] Там располагался 1 Фронт Красной армии под командование Чжу Дэ, Мао Цзэдун состоял при нём комиссаром.
[7] Позже Чжан Готао вернулся в советский район, а затем сбежал в Ухань и стал обвинять КПК в следовании узкопартийным интересам. Забыв о том, что сам призывал не вести войны против Японии и уйти в западные провинции. После основания КНР он сбежал в Канаду.

Предыдущая лекция

Следующая лекция