От Февраля к Октябрю. Февральская революция

От Февраля к Октябрю. Февральская революцияПервая мировая война для Российской империи имела катастрофические последствия, из всех стран именно она оказалась менее всего готова к ведению длительной войны на истощение. Армии не хватало даже стрелкового вооружения, уже в 1914 г. была недостача 400 тыс. винтовок для вооружения мобилизованных. Со снарядами было еще хуже и в 1915 г. начался снарядный голод. Все это усугубилось и слабостью ж.д. системы, которая не справлялась с военными перевозками.

В 1915 г. в попытке переломить ситуацию царское правительство попыталось начать мобилизацию промышленности. В помощь постоянно действующему правительственному аппарату было создано несколько междуведомственных органов для регулирования всей хозяйственной деятельности, связанной с войной. Среди них главную роль играло образованное в 1915 г. «Особое совещание по обороне», призванное осуществлять высший надзор за деятельностью всех предприятий, которые производили оружие и снаряжение, как казенных, так и частных. Другие «особые совещания» занимались транспортом, продовольствием и т.д.

В том же 1915 г. были основаны военно-промышленные комитеты. В состав центрального и местных комитетов входили видные промышленники, представители банков, верхушка буржуазной технической интеллигенции. Военно-промышленные комитеты привлекли к обслуживанию нужд фронта около 1300 средних и мелких промышленных предприятий и создали до 120 собственных заводов и мастерских[1]. Возникшие еще в самом начале войны всероссийские организации буржуазии и обуржуазившихся помещиков «Союз земств» и «Союз городов» объединились в «Союз земств и городов» – «Земгор». Помимо госпитальной службы, «Земгор» взял в свои руки также мобилизацию для нужд войны мелкой и кустарно-ремесленной промышленности.

При этом в Р.И. развитие военной экономики происходило еще более однобоко, чем в Европе: заводы выполняли только непосредственно военные заказы, т.к. они были выгоднее, при этом производство черных металлов, например, падало, и начали гасить доменные печи.

Мало того, Россия испытывала топливный голод, промышленность недополучала уголь, как и транспорт, а неразвитость ж.д. сети и изношенность паровозного парка привела к тому, что начали появляться товарные пробки.

Мало того, начались восстания на национальных окраинах, например, в 1916 г. в Казахстане – Тургайское восстание под руководством Амангельды Иманова.

В итоге к 1917 г. Россия оказалась в состоянии экономического коллапса, тяжелые поражения, рост цен и перебои со снабжением снова подогрели революционные настроения.

В первые недели 1917 г. стачечное движение в России достигло самых крупных за время войны размеров. В январе-феврале 1917 г. число бастующих составило только на предприятиях, подчиненных надзору фабричной инспекции, около 700 тысяч. Революционные и антивоенные настроения перекинулись на деревню, и началась революционизация армии.

События самой революции начались с забастовки на Путиловском заводе (18 февраля). 23 февраля (8 марта), в Международный день работниц, по призыву большевиков началась на предприятиях столицы политическая забастовка, в которой участвовали 90 тыс. человек. 25 февраля политическая забастовка стала всеобщей – бастовало более 250 тыс. человек. Работу прекратили не только фабрики и заводы, но и трамвайные парки, мастерские, торговые заведения. Бастующие вышли на улицы и начались захваты полицейских участков и сражения с жандармерией.

26 февраля начались бои с войсками, призванными на усмирение бастующих. Рабочие, несмотря на расстрелы, пытались прорваться к центру города. В это же день рота Павловского полка отказалась стрелять в рабочих и сама обстреляла городовых. На следующий день 27 февраля войска начали переходить на сторону восставших рабочих, и к концу дня на стороне революции были уже 60 тыс. солдат гарнизона.

В этот же день был создан Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Это, в свою очередь, заставило буржуазную думскую оппозицию поторопиться и объявить о создании временного думского комитета, с которым начал переговоры исполком петросовета. 2 марта было объявлено о создании временного правительства.

Главою его и министром внутренних дел стал помещик, земский деятель князь Г. Е. Львов. Важнейшие посты заняли лидеры кадетов и октябристов. П. Н. Милюков возглавил министерство иностранных дел, А. И. Гучков – военное и морское. Министерство финансов и министерство торговли и промышленности перешли в руки представителей крупного капитала – сахарного магната М. И. Терещенко и текстильного фабриканта А. И. Коновалова. Портфель министра юстиции получил Керенский – вопреки решению Петроградского Совета, запретившего своим представителям входить в состав правительства.

Основу для этого правительства составил так называемый прогрессивный блок октябристов (партия 17-го октября) и кадетов (Конституционных демократов КД) по сути партии либеральных помещиков и буржуазии. Поскольку монархия была дискредитирована, октябристы уступили основною роль в формирующемся правительстве кадетам. После февральской революции идет уход партии вправо и вступление в неё всех октябристов, чиновников и поддержка её офицерами. Фактически же кадетское правительство, оказалось, неспособно наладить жизнь и откладывает все важнейшие решения на после войны.

Власть же, по сути бывшую них в руках, отдали буржуазии мелкобуржуазные партии — эсеры и меньшевики, которые составили на тот момент большинство в исполкоме и в советах.

ПСР (эсеры) после революции стали крупнейшей партией, так как в них пошел приток новых членов и возвращение старых отошедших от дел после провала первой революции. Но эту силу эсеры использовать не пожелали, мотивируя это тем, что:

  1. буржуазные элементы сами постепенно уйдут от власти;
  2. во время войны и разрухи необходимо сложить усилия всех сил и классов, и для этого необходимо найти компромисс, такой, который устроит всех;
  3. только кадеты имеют опыт управления, поэтому необходим союз с ними.

Левые эсеры критиковали оппортунизм ЦК, но побоялись идти с ним на разрыв. Так Мария Спиридонова – лидер левых эсеров – требовала установления диктатуры свой партии, а вот Чернов, хотя и критиковал идею ЦК, в итоге, вошел во временное правительство.

Меньшевики были раздроблены на 4 основных группы: правые – Плеханов-Единство (самые правые) и правый ЦК; Центр – Революционные оборонцы Чхеидзе и Церетели, левое крыло – Интернационалисты во главе с Мартовым.

Меньшевики первоначально заявляли о необходимости объединения всех «демократических» сил, начиная от большевиков и кончая кадетами. Для начала они хотели вновь объединить РСДРП, но этого, естественно, сделать не смогли. Несмотря на разногласия, все 4 направления придерживались тактики продержки временного правительства, так как считали, что рабочие еще не готовы взять власть. Советы же они считали только органом классового представительства.

Большевики в этот период начали восстанавливать свою численность, так как на них обрушилась большая часть репрессий, при этом в Петроградском ЦК не было единства мнений по поводу тактики в новых условиях. Но большевики остались единственными, считавшими, что революция не закончилась, они явочным порядком устанавливали восьмичасовой рабочий день, помогали создавать советы в районах, и организовывать фабзавкомы. Их в этом часто поддерживали анархо-синдикалисты и анархо-коммунисты.

Ленин, который в этот момент находился в эмиграции, характеризовал Временное правительство как антинародное и предостерегал против малейшего доверия ему.

Полная политическая и организационная самостоятельность большевистской партии, расширение ее связей с массами, вооружение народа, укрепление Советов – таковы были первые указания и советы, направленные им в Россию товарищам по партии.

3 апреля 1917 г. В. И. Ленин вернулся на родину. В Петрограде на Финляндском вокзале его восторженно встретили тысячи рабочих и работниц, солдат и матросов. Свою речь, произнесенную с броневика, Ленин закончил лозунгом: «Да здравствует социалистическая революция!»

На другой день Ленин выступил в Таврическом дворце на совещании большевиков с докладом о войне и революции, повторив его затем на собрании, где присутствовали и меньшевики. 7 апреля тезисы ленинского доклада были опубликованы в «Правде» под заголовком «О задачах пролетариата в данной революции».

Ленин показал, что с переходом власти к буржуазии закончился первый этап революции. В созданных рабочими и солдатами Советах получила воплощение революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, к которой большевики призывали, еще в 1905 г.

Однако это «второе правительство» вступило в соглашение с Временным правительством – органом диктатуры буржуазии, добровольно передав ему власть. Произошло своеобразное переплетение двух диктатур, которое не может долго продолжаться.

Ленин пришел к выводу о том, что необходимо продолжение революции и переход власти к советам «сверху донизу» и соответственно ломка старой государственной машины.

От Февраля к Октябрю. Февральская революция

Таким образом, для последовательных революционеров какая-либо поддержка временного правительства была невозможна. С другой стороны, призыв к немедленному свержению правительства означал бы выступление против советов, и отрыв от масс, поэтому Ленин потребовал выдвижения двух лозунгов «Никакой поддержки временному правительству» и «Вся власть советам». Это позволило бы сместить правительство относительно мирным путем и передать власть советам.

Ключевым для вопроса о власти был вопрос о вооруженной силе и её поддержке. Для того, чтобы обеспечить такой переход, необходимо было укреплять отряды красной гвардии. «Оружие в руках народа, отсутствие насилия извне над народом – вот в чем была суть дела. Вот что открывало и обеспечивало мирный путь развития вперед всей революции»[2].

В «Апрельских тезисах» В. И. Ленин сформулировал экономическую программу большевистской партии. К числу первоочередных мер, объективно назревших шагов к социализму относились: национализация банков, национализация синдикатов или, по крайней мере, немедленное установление контроля над ними со стороны Советов рабочих депутатов; контроль Советов над общественным производством и распределением продуктов; конфискация помещичьих земель и национализация всей земли.

Центральным оставался вопрос о войне и мире. Ленин указывал, что пока власть в руках у буржуазии война для России остается империалистической. Поэтому нельзя делать уступок «революционному оборончеству», но при этом необходимо объяснить массам, что любая попытка решить вопрос о мире без взятия власти трудящимися (т.е. последовать призывам «воткнуть штык в землю») обречена.

В «Апрельских тезисах» Ленин высказался также за немедленный созыв съезда партии, пересмотр программы, перемену названия партии. Вместо «социал-демократии», которая дискредитировала себя поддержкой империалистической войны, необходимо было принять название коммунистической партии, а вместо развалившегося 2-го интернационала, создать новый, коммунистический, интернационал.

 

Апрельский кризис

 

Апрельские тезисы публиковались на фоне следующих событий. Петроградский Совет 14 марта опубликовал «Воззвание к народам всего мира», заявив от имени российской демократии, что «она будет всеми мерами противодействовать захватной политике своих господствующих классов и призывает народы Европы к совместным решительным выступлениям в пользу мира». Воззвание носило декларативный характер, не указывало конкретных мер борьбы за мир. Более того, под предлогом защиты свободы от опасности извне, оно призывало армию продолжать войну.

Руководство Петросовета уговорило Временное Правительство выпустить аналогичное заявление, которое вышло 28 марта, несмотря на общую умеренность, оно обеспокоило союзников.

Идя навстречу этим требованиям, министр иностранных дел Временного правительства Милюков отправил 18 апреля союзникам ноту, в которой заявил, что декларация 28 марта выражает «всенародное стремление довести мировую войну до решительной победы».

20 апреля, после опубликования ноты, начались стихийные демонстрации в Петрограде, первоначально под лозунгом «Долой Милюкова!»

В тот же день Центральный Комитет партии большевиков призвал рабочих и солдат протестовать не против отдельных лиц, а против империалистической политики в целом и против всего буржуазного правительства.

21 апреля демонстрации продолжались с еще большей силой, уже под лозунгами «Вся власть Советам!», «Долой войну!», «Опубликовать тайные договоры!», «Долой захватническую политику!» Командующий Петроградским военным округом генерал Л. Г. Корнилов сделал попытку применить артиллерию против демонстрантов, но солдаты отказались выполнить его приказ. Петроградом активность не ограничилась, и демонстрации прошли по многим крупным городам.

Временное правительство убрало из состава Милюкова и Гучкова, чтобы успокоить массы. Это само по себе не помогло.

Если бы совет захотел, то смог бы взять власть в свои руки, но Церетели и прочие правые руководители предпочли компромисс. 5 мая 1917 г. под председательством князя Г. Е. Львова образовалось новое Временное правительство, составленное на коалиционной основе. В него вошли 10 министров – представителей буржуазии, и 6 министров, представлявших мелкобуржуазные партии.

Пост военного и морского министра получил Керенский; лидер эсеров В. М. Чернов стал министром земледелия, а лидер меньшевиков И. Г. Церетели – министром почты и телеграфа. Получив посты в правительстве, меньшевики и эсеры только испортили себе жизнь, ни одно из их программных положений в правительство они не вносили, а ответственность за все решения правительства приняли. Тем более что вхождение в кабинет даже не содержало никаких условий.

Тем временем революция продолжала расширяться, помимо рабочих в неё массово включились и крестьяне. По примеру и под влиянием Советов рабочих и солдатских депутатов возникали крестьянские Советы: губернские и уездные избирались на съездах крестьян, волостные и сельские – на собраниях граждан данной волости или села. Естественно, что эсеры, имевшие влияние на крестьянство, пытались использовать этот подъем в своих целях.

На состоявшемся в мае 1917 г. I Всероссийском съезде крестьянских депутатов эсеровское большинство провело резолюцию доверия Временному правительству, одобрило политику продолжения войны.

Большевики использовали трибуну съезда для пропаганды своей аграрной программы, которая включала в себя немедленный переход всей земли без выкупа в руки народа, а именно, в распоряжение созданных волостных и уездных советов крестьянских комитетов, которые займутся распределением земли. Однако эсерам и меньшевикам удалось добиться отклонения этой резолюции и провести свою, которая хотя и признавала необходимость передачи земли народу, но по-прежнему откладывала решение этого вопроса до созыва Учредительного собрания.

 

Июньский кризис

 

Об усилении влияния большевиков свидетельствовали и результаты перевыборов в Советы в мае-июне 1917 г. В Петроградском Совете большевики завоевали около половины мест в рабочей секции Совета и около одной четверти в солдатской. В Московском Совете большевистская фракция стала самой крупной. Прочные позиции большевики имели в Советах Иваново-Вознесенска, Орехово-Зуево, Луганска, Кронштадта, Красноярска и некоторых других городов.

Но процесс освобождения масс от доверчивого отношения к Временному правительству, процесс отхода их от соглашательских партий шел неравномерно: быстрее – в крупных промышленных центрах, значительно медленнее – на обширной периферии. Это отразилось на составе делегатов I Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, который открылся в Петрограде 3 июня 1917 г. Из 777 делегатов, заявивших о своей партийной принадлежности, было 105 большевиков, 285 эсеров, 248 меньшевиков.

В своих выступлениях на съезде лидеры меньшевиков и эсеров пытались доказать необходимость сохранения коалиции с буржуазией. Главный аргумент соглашателей сформулировал меньшевик Церетели, заявивший, что в России нет такой политической партии, которая могла бы взять в свои руки и полноту государственной власти. «Есть такая партия!» – в ответ заявил Ленин.

В своей речи он показал, что программа соглашателей – это путь к превращению России в обычную буржуазную республику, так как буржуазный парламент и советы не смогут сосуществовать и будут разогнаны реакционными генералами, поэтому необходимо взятие советами всей полноты власти и превращение России в страну пролетарской диктатуры.

Отвечая Церетели, В. И. Ленин заявил, что партия большевиков не отказывается от власти, каждую минуту она готова взять власть целиком с тем, чтобы осуществить свою программу.

В другом выступлении, 9 июня, Ленин вскрыл империалистический характер войны, которую продолжало Временное правительство, и убедительно показал, что выйти из войны можно только на путях социалистической революции. «Поддерживайте революцию угнетенных капиталистами классов, свергайте класс капиталистов в своей стране и тем давайте пример другим странам. Только в этом социализм. Только в этом борьба с войной».

В это время Временное правительство готовит «разгрузку» города от революционно настроенных частей, а также хочет вывезти из города часть предприятий. Среди рабочих и солдат это вызывает возмущение и начинается брожение и стихийные акции протеста, большевики настаивают на проведении мощной организованной единой демонстрации 10 июня и начинают подготовку к ней. Демонстрация должна была пройти под лозунгом «Вся власть советам».

 

Узнав о готовящейся демонстрации, меньшевистско-эсеровские руководители подняли яростную кампанию против большевиков и провели на съезде Советов резолюцию о запрещении всяких демонстраций «на три дня». Однако это решение вызвало такое сильное недовольство рабочих, что соглашатели вынуждены были сами назначить на 18 июня демонстрацию, надеясь провести ее под антибольшевистскими лозунгами.

Большевики решили показать, что так просто с ними не справиться и призвали рабочих и солдат выйти на улицы и заявить о своих желаниях: «Пусть завтрашний день, день мирной манифестации, превратится в день грозного протеста революционного Петрограда против возрождающегося гнета и произвола!» 18 июня на демонстрацию вышло около полумиллиона человек. Подавляющее большинство шло под лозунгами: «Вся власть Советам!», «Долой десять министров-капиталистов!», «Хлеба, мира, свободы!», «Рабочий контроль над производством!» По сути это были лозунги большевиков. Мощные революционные демонстрации состоялись в этот и последующие дни также в Москве, Иваново-Вознесенске, Сормове, Коломне, Киеве, Харькове, Екатеринославе и др.

К этому времени в буржуазных кругах уже сложилось убеждение, что меньшевики и эсеры неспособны своими уговорами и декларациями остановить развитие революции и что единственным эффективным средством контрреволюции является сила. Особое значение в связи с этим придавалось готовившемуся правительством и Ставкой наступлению на фронте. На следующий же день после сформирования коалиционного правительства его глава князь Львов заявил: «Страна должна сказать своё властное слово и послать свою армию в бой».

18 июня, в день демонстрации в Петрограде, Временное правительство, заручившись поддержкой I съезда Советов, погнало русскую армию в наступление. Наступление с треском провалилось. С одной стороны, оно было провалено технически: по-прежнему, не хватало снарядов и наступление повлекло за собой большие потери (около 60 тыс. человек), а с другой – политически: солдаты массово отказывались идти в наступление. Этот кризис не вызвал падения кабинета, но показал, что солдаты и рабочие начинают все больше объединяться в своих требованиях и влияние большевиков на массы продолжает укрепляться, а поскольку ни одна из причин, вызвавших кризис, не была устранена, то он сменился июльским кризисом.

 

Июльский кризис

 

Поражение на фронте послужило для буржуазии поводом к тому, чтобы потребовать от меньшевиков и эсеров перейти от «уговоров» к политике репрессий и возложить на большевиков вину за военные поражения. Буржуазия в это время все больше правела и искала возможности создать «правительство сильной руки».

Министры-кадеты подали 2 июля в отставку, воспользовавшись в качестве предлога переговорами министров Церетели и Терещенко с украинской центральной радой. Тем самым они поставили меньшевиков и эсеров перед угрозой разрыва правительственной коалиции. Перепуганные соглашатели готовы были снова пойти на уступки контрреволюции.

Массы же реагировали иначе. Еще с конца июня в Петрограде происходили бурные митинги протеста против наступления на фронте, нарушения демократических прав рабочих и попыток правительства отправить на фронт революционно настроенные части столичного гарнизона. Провокационная отставка министров-капиталистов обострила положение до крайней степени. 3 июля в Петрограде начались стихийные антиправительственные демонстрации. Первыми выступили солдаты 1-го пулеметного полка. Его представители пришли на заседание Петроградской конференции большевиков и заявили: «Наш полк хотят раскассировать, над нами издеваются, мы больше ждать не можем и решили выступать, для чего уже разослали своих делегатов по заводам и полкам». Движение быстро нарастало, угрожая вылиться в вооруженные столкновения.

Центральный Комитет большевистской партии считал, что революционный кризис еще не назрел. Армия и провинция не были в полной мере готовы к поддержке революционных сил столицы, а изолированное выступление в Петрограде могло лишь облегчить контрреволюции разгром революционного авангарда. Поэтому представители партии немедленно направились на фабрики, заводы, в полки с целью удержать массы от выхода на улицы, но это было уже невозможно. Вечером 3 июля некоторые воинские части и рабочие ряда заводов уже выступили. Солдаты вышли с оружием в руках. Считаясь с реальной обстановкой, большевики ночью 3 июля приняли решение возглавить выступление масс, чтобы придать ему мирный и организованный характер.

4 июля в столице состоялась грандиозная демонстрация. Более пятисот тысяч рабочих, солдат и матросов шли под лозунгом «Вся власть Советам!» Броневики и цепи вооруженных матросов, солдат, красногвардейцев охраняли демонстрацию от нападений и провокаций. Часть демонстрантов направилась ко дворцу Кшесинской, где помещался Центральный Комитет большевиков. Здесь, с балкона, выступили большевистские ораторы. Кронштадтских моряков приветствовал Ленин, призвавший к выдержке, стойкости и бдительности. Делегации демонстрантов отправились в Таврический дворец, где располагался Центральный исполнительный комитет Советов, и потребовали взятия Советами всей полноты власти. Требование масс о переходе власти к Советам имело полную возможность своего осуществления. Но меньшевики и эсеры больше всего боялись расторжения коалиции с буржуазией и ради ее сохранения принимали все условия кадетов.

Временное правительство решило применить оружие против демонстрантов, поручив командующему войсками Петроградского округа генералу Половцеву «навести в городе порядок». Соглашатели объявили демонстрацию «большевистским заговором», «бунтом», «вооруженным восстанием». Меньшевистско-эсеровский Центральный исполнительный комитет Советов постановил запретить демонстрацию, а всех, кто нарушит это постановление, считать «изменниками и врагами революции». Он срочно затребовал с фронта войска и выделил своих представителей в помощь.

От Февраля к Октябрю. Февральская революцияДнем 4 июля по приказу Половцева казаки и юнкера открыли огонь по демонстрантам. Было убито и ранено более 400 человек. Правительство объявило Петроград на военном положении. Начались аресты и убийства большевиков, революционных рабочих, расформирование воинских частей, принимавших участие в демонстрации. Контрреволюционные отряды разгромили помещения Центрального Комитета партии большевиков, редакции «Правды» и типографию, в которой печаталась газета.

Правительство отдало приказ арестовать Ленина и предать его суду по обвинению в «государственной измене» и организации вооруженного восстания. По сути, готовилась бессудная расправа. Учитывая это, Центральный Комитет большевистской партии принял решение о переходе Ленина на нелегальное положение. В течение нескольких дней Ленин оставался нелегально в Петрограде, а затем скрывался в шалаше вблизи станции Разлив.

Раскрывая политическую сущность июльских событий, Ленин писал: «Движение 3 и 4-го июля было последней попыткой путем манифестации побудить Советы взять власть. С этого момента Советы, т. е. господствующие в них эсеры и меньшевики, фактически передают власть контрреволюции…»

Министры-«социалисты» пытались замаскировать контрреволюционную политику. С этой целью они предложили обнародовать правительственную декларацию, содержащую обещания провозгласить Россию республикой и созвать Учредительное собрание, приступить к разработке законов о восьмичасовом рабочем дне, о социальном страховании, о земле и т. д.

Глава правительства князь Львов решительно отверг проект декларации и вышел в отставку. 8 июля министром-председателем Временного правительства стал А. Ф. Керенский, сохранивший за собой и пост военного и морского министра. Теперь правительство Керенского стало на путь открытого террора, по сути, осуществляя программу крупной буржуазии. Была восстановлена смертная казнь на фронте, введены военно-полевые суды и предварительная военная цензура, запрещены большевистские газеты.

 

6 Съезд большевиков

 

Коренное изменение политической обстановки в стране потребовало от большевистской партии пересмотра ее тактики. Новую тактическую линию партии наметил Ленин в статьях «Политическое положение», «К лозунгам» и др., написанных им по горячим следам событий. В этих статьях Ленин показал, что, поскольку буржуазия сорганизовалась и взяла власть в государстве в свои руки, а соглашательские руководители Советов скатились в лагерь контрреволюции, период двоевластия закончился. Лозунг перехода всей власти к Советам, который был до этого лозунгом мирного развития революции, ныне, после июльских событий, уже неверен. Его надо снять. «Лозунг перехода власти к Советам звучал бы теперь как донкихотство или как насмешка. Этот лозунг, объективно, был бы обманом народа, внушением ему иллюзии, будто Советам и теперь достаточно пожелать взять власть или постановить это для получения власти…».

Ленин выдвинул и обосновал новый лозунг: подготовка вооруженного восстания, свержение диктатуры буржуазии и установление диктатуры пролетариата. Смена лозунгов не означала, что большевики отказываются от своей оценки Советов как наилучшей в данных исторических условиях формы диктатуры пролетариата. Советы, отмечал Ленин, могут и должны будут появиться в новой революции, но это будут уже не теперешние меньшевистско-эсеровские Советы – органы соглашательства с буржуазией, а органы революционной борьбы с ней. «Что мы и тогда будем за построение всего государства по типу Советов, это так. Это не вопрос о Советах вообще, а вопрос о борьбе с данной контрреволюцией и с предательством данных Советов». Ленинские установки были приняты и закреплены VI съездом большевистской партии.

Съезд проходил в полулегальных условиях в Петрограде с 26 июля по 3 августа 1917 г. Партия насчитывала в своих рядах уже 240 тысяч членов – в три раза больше, чем к моменту апрельской конференции.

Все резолюции VI съезда были подчинены главной задаче – подготовке вооруженного восстания. Съезд наметил экономическую платформу партии, рассчитанную на спасение страны от угрожавшей ей экономической катастрофы, на осуществление объективно назревших социалистических преобразований. Был утвержден новый устав партии и избран Центральный Комитет во главе с Лениным.

По поручению съезда Центральный Комитет обратился ко всем трудящимся с манифестом, в котором призвал их готовиться к решающим боям с буржуазной диктатурой: «Грядет новое движение и настает смертный час старого мира. Готовьтесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокацию, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!»

 

Разгром корниловского мятежа

 

После июльских событий буржуазия начала усиленную мобилизацию своих сил, добиваясь полного разгрома революции и установления военной диктатуры, которая расчистила бы дорогу для реставрации монархии. Организатором заговора против революции явилась партия кадетов, которая с началом революции послужила «крышей» для всех контрреволюционных элементов, крупной буржуазии, помещиков и офицерства.

В это же время активизировался «Главный комитет офицерского союза», объединившего контрреволюционные элементы в армии и флоте, произошел созыв Всероссийского торгово-промышленного съезда, все эти организации должны были поддержать переворот.

Одним из главных центров контрреволюции стала Ставка, где пост главнокомандующего занял Корнилов, сменивший на этом посту Брусилова. Его кандидатуру в качестве диктатора поддерживали реакционные офицеры, буржуазия и иностранные послы, которые хотели сохранить участие России в войне.

12 августа в Москве в Большом театре открылось «Государственное совещание», созванное Временным правительством под флагом «единения государственной власти со всеми организованными силами страны». Здесь были депутаты Государственной думы четырех созывов, представители городских дум, земств, торгово-промышленных кругов и банков, военщины, духовенства и т. д. Соглашательские советы представляла делегация в составе меньшевиков и эсеров.

Керенский в своей речи угрожал расправиться «железом и кровью» со всеми своими противниками, а затем генерал Корнилов изложил свою программу борьбы с революцией, призвав к решительным мерам для «поднятия дисциплины на фронте» и наведения «порядка» в тылу.

Еще более откровенен был атаман Каледин, требовавший разгона советов, восстановления смертной казни в тылу и военизации железных дорог и промышленности.

От Февраля к Октябрю. Февральская революцияЭто собрание пользовалось поддержкой со стороны иностранных империалистов, в частности, президент США Вудро Вильсон прислал ему приветственную телеграмму.

По призыву большевиков пролетариат противопоставил этому смотру контрреволюционных сил грандиозную забастовку в Москве, охватившую свыше 400 тыс. рабочих. Забастовки протеста вспыхнули также в Киеве, Харькове, Саратове, Костроме и других городах. Они показали, что сознательный пролетариат идет за большевиками.

Вернувшись после «Государственного совещания» в Ставку, Корнилов приступил к практическому осуществлению заговора.

21 августа была сдана Рига, а вина возложена на солдат. Тогда же буржуазная печать подняла шумную кампанию против большевиков, обвиняя их в подготовке восстания в Петрограде. Вслед за тем, под предлогом защиты столицы, Ставка, с согласия Временного правительства, двинула в район Петрограда воинские части, которые считала наиболее надежными: III конный корпус казаков и так называемую «дикую» дивизию. Общее командование было возложено на генерала Крымова.

В секретном приказе, изданном 25 августа, Крымов так определял цели похода: «Верховный главнокомандующий повелел мне восстановить порядок в Петрограде, Кронштадте и во всем Петроградском военном округе, причем указал: подтвердить всем войсковым начальникам, что против неповинующихся лиц, гражданских и военных, должно быть употребляемо оружие без всяких колебаний или предупреждений». В самом Петрограде контрреволюционные монархистские организации готовились инсценировать «большевистский мятеж», чтобы дать повод карательным частям Крымова для вооруженной расправы с рабочими и революционными солдатами.

Активную помощь контрреволюционным заговорщикам оказали иностранные империалисты. Буржуазная печать Америки, Англии, Франции высказывала открытое сочувствие Корнилову.

Соучастником корниловского заговора был и Керенский, который до последней минуты искал путь к соглашению с военной кликой. Лишь после того, как ему стало ясно, что Корнилов не намерен делить с ним власть, а народное возмущение может смести вместе с «корниловщиной» и «керенщину», он объявил Корнилова государственным изменником и отдал приказ о его аресте. «Керенский – корниловец, рассорившийся с Корниловым случайно и продолжающий быть в интимнейшем союзе с другими корниловцами», – писал Ленин[3].

Военные действия, начатые Корниловым, поддержали политическим маневром министры-кадеты. В разгар событий они подали в отставку, чтобы дезорганизовать правительство и принудить Керенского к соглашению с Корниловым.

Мятеж Корнилова вызвал кризис не только во Временном правительстве, но и Петроградском совете, меньшевики и правые эсеры оказались не готовы к такому повороту событий. Поэтому главными руководителями массового отпора трудящихся Корнилову выступили большевики.

Большевики смогли мобилизовать на борьбу все организации рабочего класса – Советы, профсоюзы, фабзавкомы, Красную гвардию. Особое внимание большевики уделили вооружению рабочих. Количество вооруженных рабочих только в Петрограде достигло 40 тысяч.

В боевую готовность были приведены революционные части столичного гарнизона. На защиту Петрограда прибыло несколько тысяч вооруженных кронштадтских матросов.

Но главную роль сыграли железнодорожники, блокировавшие эшелоны корниловцев, и агитаторы-большевики, под влиянием которых части Корнилова перестали подчиняться командованию и начали переходить на сторону рабочих.

Убедившись в провале похода на Петроград, генерал Крымов застрелился. Корниловщина потерпела крах.

В ходе борьбы с корниловщиной Советы рабочих и солдатских депутатов стали центрами организации революционных сил. Во многих местах были созданы при Советах революционные комитеты, руководимые большевиками. Ленин тогда писал, что «достаточно было «свежего ветерка» корниловщины, обещавшего хорошую бурю, чтобы все затхлое в Совете отлетело на время прочь и инициатива революционных масс начала проявлять себя как нечто величественное, могучее, непреоборимое»[4]. Это послужило дальнейшей радикализации Советов и к осени 1917 г. большевики имели в них самое большое влияние.

 

МАРКОВ Михаил

[1] Во Франции в это же время развернули новые крупные предприятия, которые заменили промышленность захваченных департаментов. Особенно это интересно в свете историй про суперразвитую царскую Россию.
[2] В. И. Ленин, К лозунгам, Соч., т. 25, стр. 164
[3] В. И. Ленин, О героях подлога и об ошибках большевиков, Соч., т. 26, стр. 26
[4] В. И. Ленин, Один из коренных вопросов революции, Соч., т. 25, стр. 343-344

 

Предыдущая лекция                                       Следующая лекция