О брошюре «Дорогу осилит идущий»

От редакции. Публикуем дискуссионную статью, посвящённую критике книги Романа Голобиани «Дорогу осилит идущий». Эта критика важна, прежде всего, тем, что она выступает против отказа от практики в пользу чисто теоретической работы. Такие «теоретики» фактически отказываются от марксизма, ключевым положением которого является тезис Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Изменение мира у этих «теоретиков», к которым относятся далеко не только приверженцы «научного централизма», откладывается на неопределённое будущее, когда, предположительно, кружковая работа даст достаточное количество кадров для партии.

Но вместе с критикой этого интеллигентского оппортунизма в статье содержится критика и иных теоретических положений книги, зачастую просто неверная.

Автор — т. Шмагирев — приписывает оппоненту вульгарное представление, что революционность класса напрямую связана с его уровнем жизни. Хотя Голобиани утверждает как раз другое: рабочая аристократия, доминирующая в передовых империалистических странах, не заинтересована в социалистической революции, так как эта революция означает лишение её дополнительных доходов от эксплуатации стран Периферии.

Далее Шмагирев ссылается на реакционную теорию, что высокий уровень жизни рабочих в развитых капиталистических странах обусловлен их более высокой квалификацией и, соответственно, производительностью труда. Из этого автор делает поразительный вывод, что эксплуатация обуржуазившихся рабочих империалистических стран в процентном отношении может быть даже выше, чем в отсталых странах. По сути, Шмагирев повторяет за идеологами рабочей аристократии — социал-шовинистами из социал-демократических и троцкистских организаций, отказавшимися от положения Маркса и Ленина о рабочей аристократии как источнике оппортунизма в рабочем движении.

Для прояснения этого вопроса полезно ознакомиться с работой Ленина «Империализм и раскол социализма», а также с работой британского марксиста Зака Коупа «Разделённый мир, разделённый класс» (Zak Cope. Divided World Divided Class, на русский язык не переводилась). В последней работе автор на современном материале и с блестящим знанием политэкономии показывает действительные объёмы перекачивания стоимости из стран Периферии в империалистические державы, опровергает тезис об эксплуатации рабочих в передовых империалистических странах, показывает исторический путь рабочей аристократии, всегда предпочитавшей поддерживать политику «своей» национальной буржуазии, а не готовить её революционное свержение.

Мы также обязательно вернёмся к этой теме в будущих публикациях, а пока лишь поясним ключевой момент: в реальном капитализме товары обмениваются не по стоимостям, а по ценам производства. А это означает, что прибыль распределяется не пропорционально вложенному труду, а пропорционально вложенному капиталу. При этом на капиталоёмком производстве прибыли на одного работника может приходиться в десятки и сотни раз больше, чем в трудоёмком. Более того, фирма, занимающая монопольное положение в том или ином сегменте рынка, имеет норму прибыли выше средней, а значит, на ней на работника приходится ещё больше прибыли. Эта высокая прибыль на одного работника не является следствием его высокой квалификации (хотя высокая квалификация и может требоваться для работы на капиталоёмком производстве, это совершенно не обязательно). Её источник — в историческом процессе неравномерного накопления и концентрации капитала.

Но если под давлением профсоюзных и политических организаций рабочих капиталист вынужден делиться с ними частью прибыли, то на капиталоёмких и монопольных предприятиях даже небольшой части прибыли достаточно, чтобы обеспечить рабочим высокий уровень жизни. На трудоёмких и немонополизированных предприятиях у хозяев нет возможности делиться прибылью с рабочими — для получения хотя бы средней нормы прибыли им приходится выжимать из рабочих все соки, повышая норму эксплуатации до предела. Таким образом, рабочий в «развивающейся» стране может трудиться в разы больше рабочего развитой страны, в разы больше производить стоимости, но получать он будет в десятки раз меньшую зарплату.

В статье есть и другие слабые места, например, голословное отрицание тезисов Голобиани об экономических причинах контрреволюции в СССР или объявление «научного централизма» ересью. Мы не будем на них останавливаться, но приглашаем читателей к дискуссии на страницах сайта.

Активисты пермской группы «Союз 15 сентября» — бывшие члены РКРП, затем вступившие в союз с журналом «Прорыв», с которым недавно разошлись – опубликовали книгу одного из своих теоретиков Романа Голобиани «Дорогу осилит идущий», в которой высказывают свое представление о том, что надо делать и в какую сторону развиваться комдвижению России и вообще о «тактике и стратегии революционеров XXI века».

Как я считаю, в книге есть как правильные, так и ошибочные положения. В целом, на роль «Что делать» нашего времени она не тянет.

Автор довольно много и, в большинстве случаев, правильно разбивает мысли различных оппортунистов из числа «широколевой» публики, сторонников «безмозглого активизма» и т.д. Это дело полезное. С другой стороны, не сложно выглядеть богатырем, занимаясь избиением младенцев. Но насколько правильны его собственные взгляды? Кратко разберем некоторые основные идеи данной книжки. При этом не будем сильно много нахваливать книгу за правильные выводы, а больше внимания уделим ошибкам.

«Дорогу осилит идущий»Про кружки

Автор утверждает, что сейчас комдвижение России находится на стадии докружкового и кружкового этапа. Партию строить еще рано, надо создавать кружки, которые будут заниматься преимущественно теоретической подготовкой своих участников и написанием статей.

Среди правильных мыслей можно отметить тезис о том, что коммунистическая пропаганда должна быть нацелена сейчас, в условиях слабости коммунистов и необходимости вначале увеличить собственный актив, не столько на широкие массы, сколько на привлечение передовых рабочих и интеллигентов.

Тем не менее, тезис о ненужности сейчас партии, переходе на кружки и их ограничении чисто теоретической работой – ложный.

Кружковый этап в развитии марксизма в России (конец 19 века) был вызван не какими-то теоретическими соображениями о преждевременности создания партии, а просто недостаточным числом марксистов. В России тогда просто вообще не знали, что это такое – учение Маркса. Марксизм только проник в Россию с Запада, первые марксисты, включая Плеханова – сами бывшие народники. Кружки выполняли задачу знакомства российских революционеров с марксизмом.

Сейчас же, после 70 лет социалистического развития, несмотря на контрреволюцию и всю связанную с ней деградацию, имеется сильная коммунистическая традиция, и определенное, не такое уж маленькое, число марксистов, более-менее правильно понимающих марксистско-ленинское учение (а великих теоретиков или просто хороших философов-марксистов слишком много никогда не будет, да и не было, в том числе при Ленине и Сталине). Ограничиваться кружками в такой ситуации – довольно странная позиция. И обвинение в попытке механического перенесения условий 130-летней давности, от которого пытается откреститься автор – вполне обоснованное.

Кроме того, автор игнорирует наличие еще с 1991 года коммунистической партии – РКРП, которой, видимо, с его точки зрения, надо самораспуститься.

Надо заметить также, что автор впадает, кажется, в некоторое противоречие. Кружок – по определению более низкий уровень организации, чем партия, и требования в нем должны быть менее жесткие. Однако, говоря о преждевременности партии и предлагая создание кружков, он в то же время, описывая структуру кружка и механизм принятия решений, устанавливает внутри кружка палочную дисциплину в духе Пол Пота. С письменными контрольными работами по усвоению теории и т.д. И что означает «исключение из кружка»? Я не спорю, многое из этого вполне разумно, но здесь, как говорится: «Абрам, ты либо крест сними, либо трусы надень».

Идея ограничиться только чисто теоретической и, максимум, публицистической работой, что не надо пытаться участвовать в рабочем движении, в агитации за какие-то конкретные экономические и политические требования, не надо проводить уличные акции и т.д., которая часто встречается если не в этой брошюре, то в других статьях авторов данной группы – не менее вредная. Они правильно критикуют пустой активизм (участие в любых социальных движениях и акциях без проведения там коммунистической агитации и пренебрежение учебой и теоретической работой), погоню за любым рабочим, надежды и заискивание перед любым независимым профсоюзом, но из этого не следует отказа от всех форм борьбы, кроме теоретической. Теория и практика должны идти вместе друг с другом, только так можно создать нормальную партию.

Про пролетариат на Западе

Наряду с рассуждениями о комдвижении в России, автор пишет и о многих других вопросах. В частности, про положение пролетариата в разных странах. Причем он полностью отрицает возможность революции в странах Запада, ввиду высокого уровня жизни там, пишет, что пролетариат стран «первого мира» полностью утратил свои революционные качества и даже превратился в соучастника эксплуатации неоколониальных стран. Хотя, в противоречии с последним утверждением, и признает, что пролетариат и буржуазия на Западе по-прежнему остаются антагонистическими классами.

Но напрямую связывать революционность класса с его уровнем жизни – подход не марксистский. Автору можно задать вопрос – умирали от голода представители класса буржуазии перед буржуазными революциями? Или, может быть, им одеть нечего было?

Конечно, низкий уровень жизни обычно стимулирует революционность, но никакого обязательного теоретического закона здесь нет. Как бы высок ни был уровень жизни пролетариата, львиная доля общественного продукта достается буржуазии, и буржуазия господствует в обществе, что дает пролетариату достаточные причины для революции. А более высокий уровень жизни может, наоборот, способствовать большей теоретической и политической грамотности (т.к. больше свободного времени на обучение).

Теория же о том, что пролетариат на Западе является соучастником эксплуатации «третьего мира», подана совершенно бездоказательно. Если бы она была верна, это означало бы, что пролетарии развитых капстран получают не только всю стоимость произведенного продукта (т.е. прибавочной стоимости капиталисту не достается), но и часть прибавочной стоимости рабочих неоколониальных стран.

Мы знаем, что уровень жизни в развитых капиталистических странах, действительно, выше, но выше квалификация и, соответственно, производительность труда. Поэтому эксплуатация в процентном отношении может быть даже выше, чем в отсталых странах, при этом остается рабочим больше. Например, в отсталой стране рабочий производит в день продукции на 50 долларов, из них ему самому на проживание в виде зарплаты достается 25 долларов (на уровне прожиточного минимума), а остаток – 25 долларов — может забрать себе хозяин. Т.е. прибавочная стоимость к стоимости рабочей силы – 100%. С другой стороны, в развитой стране рабочий, благодаря более высокой производительности труда, может за день произвести продукции на 1000 долларов, при этом хозяин ему оставит 100, а себе возьмет 900. Т.е. норма эксплуатации 900%, при этом уровень жизни рабочего выше. И даже если норма эксплуатации, благодаря социальным завоеваниям пролетариата, в развитых странах Запада была бы ниже, чем в странах «периферии» и «полупериферии», то и из этого не следовало бы еще, что зарплата больше стоимости произведенного продукта, т.е. что нет эксплуатации.

Я уж не говорю про то, что «благоденствие» пролетариата в странах Запада, даже самых благополучных, явно приукрашено.

Интересно, что, яростно выступая в своей пропаганде против поддержки внешней политики современной России, третируя таких левых (во многом справедливо), как социал-шовинистов, отрицая даже прогрессивность борьбы Донбасса против полуфашистского режима на Украине и выступая против поддержки Сирии со стороны РФ, автор в то же время в теории придерживается взгляда, который как раз открывает широкий простор для оправдания поддержки коммунистами российского империализма. Ведь, если западные рабочие – это практически капиталисты, то не следует ли из этого, что борьба «полупериферийной» РФ против Запада прогрессивна, и в случае империалистической войны русские рабочие будут вынуждены стрелять не в своих братьев-рабочих, а в буржуев?

О причинах контрреволюции в СССР

Автор говорит, что якобы уже с 60-ых годов советская экономика осталась плановой только фиктивно, стала зависеть от капиталистических стран вплоть до того, что они якобы диктовали СССР политические условия за кредиты. Это явная неправда и искажает причины контрреволюционного переворота.

О «научном централизме»

Теория «научного централизма» досталась пермской группе в наследство от «Прорыва». Она означает, что решения в партии должны приниматься не большинством, а отдельной группой подготовленных теоретиков-марксистов, которая сама определяет, кого включать в свой состав. Эту теорию они фактически переносят и на свои любимые кружки. Получается некая система с двумя уровнями членства в партии.

Только ведь теоретики часто перерождаются и становятся оппортунистами – даже такие выдающиеся, как Каутский и Плеханов. Или, если брать пример более близкий для автора – их духовный вождь Подгузов, создатель теории «научного централизма», которого они сами теперь бичуют как ренегата и оппортуниста. А сознательный рабочий может иногда и без большой теории понять, где правда, а где ложь. Да и согласятся ли остальные члены партии на такую дискриминацию? К тому же хороших теоретиков, способных к написанию грамотных статей, в принципе никогда много не будет.

Думается, что «научный централизм» — это ересь. Другое дело, что некоторые вопросы поставлены верно. Т.е. само внимание к теоретической грамотности кадров. Но это все можно делать и в рамках демократического централизма – не принимать в партию политически неграмотных людей, ввести определенный теоретический минимум для занятия руководящих должностей и т.д., без жесткого разделения на избранных и «черную кость».

Вывод

В целом можно сказать, что в данной книжке и других работах сторонников этой группы ставятся многие важные вопросы и критикуются оппортунистические течения в левом движении. Но при этом и сами авторы зачастую приходят к ложным выводам. Они фактически предлагают вместо коммунистической организации строить группу теоретиков, или претендующих на то, чтобы быть таковыми, а также совершают ошибки и по другим вопросам.

Алексей Шмагирев