О понятиях

20140825_ponatiaИногда говорят, что коммунистическим авторам не надо использовать в статьях и газетах марксистскую терминологию, т.к. она будто бы непонятна большинству современных читателей и только отпугнет людей. Некоторые левые активисты из «розовых» организаций смеются над коммунистами из РОТФРОНТа, АКМ и РКРП, которые, дескать, по 20 раз в статье используют термин «диктатура пролетариата» (хотя, на самом деле, если взять наши газеты и сайт, то сложно найти материал, где этот термин употреблен хотя бы один раз, и трудно сказать, хорошо ли это).

Но на самом деле марксистско-ленинская терминология родилась не просто так, а из научного познания действительного мира, и приспособлена специально для наиболее точного отражения реальных общественных проблем. Отказ от марксистской терминологии означает принятие терминологии буржуазной, и соответственно, сдачу идеологических позиций. Если мы будем говорить не о классах буржуазии и пролетариата, один из которых эксплуатирует другой за счет частной собственности на средства производства, а о неких «высшем», «низшем» и «среднем» классе, не о диктатуре пролетариата и диктатуре буржуазии, а о «демократии» и «тоталитаризме» и т.д., то мы тем самым вместе с языком врага принимаем и его идеологию, призванную затушевать классовые противоречия и поставить в центр внимания второстепенные или ложные проблемы.

Конечно, можно сказать, что нужно объяснять ту же самую суть другими, «обычными» словами. Этот прием нужно использовать, но надо понимать, что марксистская терминология специально выработана для целей наиболее точного описания действительности, особенно социальной, и полностью заменить ее без ущерба правильности изложения не получится. Во-вторых, и это не менее важно, наша терминология – это и наше знамя, за которым стоит верность нашему коммунистическому учению и героические традиции сотен миллионов людей в нашей стране и всем мире. И бросать это знамя мы не должны, даже если оно кому-то не нравится, если мы, конечно, хотим стать реальной политической силой, а не тащиться в хвосте за буржуазными политиканами, боясь назвать себя по имени.

Поэтому использование марксистской терминологии даже в популярных материалах необходимо. Практический вопрос состоит в размерах этого использования. Понятно, что текст, сплошь усыпанный научными терминами из марксистской философии и политэкономии, будет выглядеть неадекватно и просто непонятен людям. По моему мнению, специальные марксистские термины в тексте должны присутствовать, но их количество должно быть не очень велико, и употреблены они так, чтобы основная идея текста была понятна читателю, даже если значение этих терминов ему неизвестно. Т.е. основное содержание должно быть раскрыто «обычными» словами, а использование марксистской терминологии – как добивающий удар по врагу, постановка всех точек над “i”. Важное достоинство такого подхода – это то, что значение марксистских терминов становится понятно читателю из контекста. Таким образом, происходит легкое и ненавязчивое повышение уровня образования человека и его приобщение к коммунистической идеологии.

Не обязательно начинать с энциклопедического определения, что такое буржуазия. Можно рассказать про Абрамовича, недовольного фирмой-изготовителем своей яхты за 500 млн. долларов, у которой в результате вибрации, вызванной работой двигателя, дрожат хрустальные бокалы в буфете, в то время как на принадлежащей ему шахте в Кузбассе из-за экономии на безопасности погибла сотня рабочих, или про украинских миллиардеров, продающих свою страну оптом и в розницу и создающих в ней фашистский режим. А после этого уже можно и нужно использовать слово «буржуазия» и рассуждать с помощью этой категории. И что это такое, всем будет в общем понятно. Если же слова «буржуазия» здесь не будет использовано, то не возникнет связи от частного к общему и читатель будет думать, что плох Абрамович или Коломойский, а не общественная система.

Таким методом действует и буржуазная пропаганда, всеми способами навязывая свой язык народу, как сами термины, так и связанные с ними образы и эмоциональные оценки. У человека, сознание которого поражено буржуазной пропагандой, например, при слове «совок» сразу возникает образ Советского Союза и всего советского с эмоциональной оценкой как плохого и «стремного», и все нынешние проблемы тоже воспринимаются как наследие проклятого социализма. Зато при слове «рыночная экономика» сразу начинается мощный приступ положительных эмоций и пробуждается мечта добиться «успеха» за счет «лузеров».

Понятно, что методы буржуазной пропаганды не образец для подражания, но в данном случае, с точки зрения популяризации своей терминологии и ее смысловой нагрузки, они просто следуют универсальным принципам борьбы идей.

Если же человеку какой-то термин все-равно не совсем понятен, то ничего страшного. Ведь общий смысл статьи ему ясен, и если она интересная и поучительная, то может даже появиться интерес залезть в словарь или в Интернет и поискать значение неизвестного слова. Именно так интерес к учебе и рождается.

На а тем «левым» деятелям, кто боится красной терминологии, что сказать. Не хотите бороться за социализм и диктатуру пролетариата – идите боритесь против коррупции и за «честные выборы», т.е. за смену одной буржуазной шайки другой. Или за победу на очередных выборах очередного кандидата, который, если верить его обещаниям, «сделает жизнь людей лучше», отремонтирует все дороги и понастроит туеву хучу детских садиков. На большее вы не способны.

Алексей Шмагирев