О целях взрывов в Волгограде

Контакты террористов с В.Путиным

Продолжение комментария Секретаря ЦК РОТ ФРОНТа, Первого секретаря ЦК РКРП Виктора Тюлькина в беседе с Анатолием Стрельцовым «Взрывы в Волгограде – дело Путина?».

Взрывы в Волгограде – дело Путина?
Корр.: Виктор Аркадьевич, Вы в своём комментарии с беспощадной марксистской точностью показали, что, по большому счёту, основной причиной терроризма является капитализм. Наши читатели с этим в основном согласны.

В.Т.: Не только наши, но и в партии власти это знают. Бывший замминистра внутренних дел, руководитель фракции Единой России в Государственной Думе Владимир Абдуалиевич ВАСИЛЬЕВ как-то выступая в государственной Думе, высказался следующим образом: «К сожалению, демократическая система не может обеспечить такого уровня безопасности, как при социализме …». После того, как я его прижал вопросом, о чём это он сожалеет — о том, что социализма уже нет, или о том, что при социализме был гораздо более низкий уровень преступности? — он вынужден был выкручиваться общими рассуждениями на тему, что тоталитарные режимы, по понятным причинам, лучше справляются с этой задачей, чем свободное общество.

Корр.: Как бы Вы охарактеризовали трансформацию терроризма во времени, скажем, с начала прошлого века?

В.Т.: Терроризм – это, прежде всего, выплеск энергии, недовольства, обиды, злобы и прочего протестного потенциала. В начале XX века был более персонифицированный, если можно так выразиться, более благородный терроризм. Бросали бомбы в царя, стреляли в полицмейстера или премьер-министра, то есть в тех, кто в глазах людей олицетворял злое начало. И при этом брали ответственность на себя, а суд использовали как трибуну для доведения своего мнения до людей. Ныне капитализм научился управлять процессами формирования общественного сознания, в том числе, направляя энергию недовольства в нужное ему русло. Сегодня особая гнусность терроризма в разных странах проявляется в том, что в основном гибнут невинные люди, даже в тех странах, где террористы борются за правое дело, например, в Палестине и Израиле.

Корр.: Понятно, что в широком смысле виноват капитализм, но вот возникает вопрос – какие конкретные цели преследовали террористы, организовав взрывы накануне Нового года в Волгограде? Мы помним, что когда-то (в Беслане, при захвате «Норд-Оста») террористы выдвигали требования вывода армейских сил из Чечни, предоставления голоса на телевидении, в конце концов – отделения Северного Кавказа от России. А что означают эти взрывы в Волгограде и Пятигорске? Вроде нет никаких требований? К чему они? Большинство специалистов склоняется к тому, что эти взрывы привязаны к открывающейся в Сочи Олимпиаде, мол, пытаются запугать, чтобы приехало меньше спортсменов и руководителей государств. Что Вы думаете об этих версиях?

В.Т.: Ответить на такие вопросы, не обладая всей полнотой информации, невозможно, а версий можно выдвинуть немало. Однако вполне возможно, что Олимпиада действительно находится на прицеле у террористов. Может, они как бы бахвалятся, мол, мы вас предупреждаем, и в случае терактов на Олимпиаде вы будете сами виноваты, что нас не послушали.
Их сегодняшний уровень, опыт и степень укоренения в России, по моему мнению, вполне позволяют за имевшиеся несколько лет подготовки к Олимпиаде хорошо обустроиться и затихариться до поры до времени в Сочи. Они, возможно, способны если не на самих спортивных объектах, то в городе провести какой-нибудь акт. Зная это, можно предположить, что осуществлённые в Волгограде взрывы были своеобразной психической атакой, и сопровождались выдвижением каких-то требований или обращением к властям с предложением, допустим, каких-то переговоров.

Корр.: Так Вы допускаете, что террористы могли пытаться выйти на контакт с властями, может быть, даже с президентом, и при этом рассчитывали на получение какого-то результата?

В.Т.: А почему нет? Ведь они знают, что в той же Чечне клан Кадырова получил власть, как считает подавляющее большинство людей, фактически в обмен на лояльность лично Путину. И «конституционный порядок» в Чечне сегодня осуществляется в своей, весьма специфической, интерпретации.
Да и, например, в Приморье много лет губернатор Дарькин правил в полном согласии с Центром, хотя большинство граждан утверждали, что он имеет прочные и давние связи с криминальными кругами Дальнего Востока. Так что думаю, вариант закрытых контактов или переговоров перед Олимпиадой вполне возможен, но это, как принято теперь добавлять, мое сугубо личное экспертно-оценочное мнение.

Корр.: Нам задают вопросы о том, бывает ли терроризм при социализме?

В.Т.: Бывает, однако во много-много раз реже и по масштабам несоизмеримо меньше, чем при капитализме. И это объясняется не столько тем, что при социализме мощная тоталитарная (по Васильеву) власть способна удержать порядок, сколько тем, что при социализме терроризм является проявлением реакции остатков буржуазности или разложения отдельных элементов социалистической системы, что по своему удельному весу в обществе представляет собой очень-очень незначительные величины.
При капитализме почва для произрастания терроризма в тысячи раз шире и более благоприятна. Таким образом, борьба с терроризмом, если она не связана с борьбой против капиталистической системы, есть только борьба с проявлениями, срезание ростков, которые питаются от глубоких капиталистических корней.

Корр.: Так что …
В.Т.: Надо зрить в корень.

17 января 2014 г.