Первая мировая. Положение в воюющих странах

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

20141711_12lekcia

Германия

Начиная империалистическую войну в 1914 г., ни одна из стран не была готова к её длительному продолжению, и все рассчитывали на быстрый разгром противников. Особенно важен был блицкриг для Германии, которая в случае войны отрезалась от сырья и поставок продовольствия. Германское правительство, правда, заблаговременно создало крупные запасы дефицитного сырья. Кроме того, в течение войны, несмотря на проводимую Антантой блокаду, Германия сохраняла некоторую возможность получать нужные ей сырье и продовольствие через соседние нейтральные страны. Наконец, положение Германии облегчалось тем, что в руки немцев вскоре после начала войны попали железорудные и угольные районы Франции и Бельгии, а затем промышленные и сельскохозяйственные ресурсы захваченной ею части Польши.

Германская промышленность смогла быстрее перейти к военно-государственному капитализму, так как концентрация промышленности и развитие капиталистических монополий достигли в Германии очень высокого уровня. Немецкая буржуазия проявила лихорадочную активность в тех отраслях хозяйства, которые сулили ей наивысшие прибыли. Даже по отчетам самих предпринимателей, средняя норма прибыли в металлургической промышленности поднялась в 1915 г. по сравнению с 1914 г. вдвое, в химической промышленности – с 19,2 до 31,1%, в кожевенной – с 20,3 до 37,7%. За три года войны прибыль Круппа вдвое превысила прибыль трёх предвоенных лет.

Но преимущество Германии в вооружении и военно-промышленном потенциале было временным. Оно могло оказать решающее влияние лишь в случае краткосрочной войны. К длительной же войне «на истощение» германская экономика не была подготовлена.

К 1916 г. в народном хозяйстве Германии обозначились признаки глубокого надлома. Огромное расширение военного производства привело к быстрому расходованию основного капитала промышленности. Свертывалось производство во всех отраслях легкой промышленности, упала добыча угля, выплавка чугуна и стали. Мобилизации обескровили сельское хозяйство, испытывавшее к тому же растущую нехватку машин и химических удобрений.

Продовольственное снабжение населения было затруднено; в этой области царила безудержная спекуляция помещиков, кулаков и торговцев. Внутренние резервы и стратегические запасы начали приходить к концу. В то же время принятые Англией и Францией меры по усилению блокады Германии резко ограничили возможность получения из-за границы дефицитного сырья и продовольствия. Выход из экономических затруднений германские империалисты видели в проведении всеобъемлющей централизации системы снабжения. В феврале 1915 г. была введена хлебная норма (225 г муки в день на человека) и в течение 1916 г. – карточки на масло, жиры, мясные продукты, картофель, на покупку одежды. Была установлена обязательная сдача крестьянами всего урожая, за исключением строго ограниченной нормы личного потребления.

Буржуазные и юнкерские партии рейхстага беспрекословно поддерживали требования об ассигновании новых военных кредитов, о милитаризации труда и экономики, об усилении военной цензуры и военно-полицейского надзора над населением. Поддержка немецких милитаристов буржуазией способствовала тому, что военный деспотизм, лежавший в основе политического строя кайзеровской империи, выступил в период войны в неприкрытых формах. Даже канцлер и министры зависели в своих решениях от верховного командования.

СДПГ поддерживала все эти действия, а взамен деятельность социал-шовинистов была взята под охрану государства, военная цензура охраняла их от разоблачений в печати. Открытым предателям – Шейдеману, Эберту, Легину, Зюдекуму, Давиду и другим лидерам социал-демократической партии и профессиональных союзов помогали центристы во главе с Каутским. Они, как и шейдемановцы, голосовали за военные кредиты, разделяли основную идею социал-шовинистов о «защите отечества» в империалистической войне, требовали от рабочих отказа от классовой борьбы во время этой войны.

Тем не менее, на фронте и в тылу росли антивоенные настроения. Уже в декабре 1914 г. были случаи стихийных братаний немецких солдат с французскими и английскими солдатами.

20141711_12lekcia3

В 1915 г. участились стачки, возникали демонстрации рабочих. В пробуждении классового сознания пролетариата крупнейшая заслуга принадлежала левым социалистам Германии. Небольшая группа оставшихся верными пролетарскому делу социалистических деятелей – Карл Либкнехт, Роза Люксембург, Вильгельм Пик и другие стали лидерами левых социалистов.

Карл Либкнехт как депутат рейхстага использовал парламент для обличения всех буржуазных партий и предателей из СДПГ и голосовал за отказ правительству в военных кредитах. В своих выступлениях Либкнехт призывал рабочий класс к борьбе под лозунгом «война войне». Он указывал немецким рабочим на то, что их главный враг – это германский империализм и милитаризм. «Этого-то врага в своей собственной стране, – писал Либкнехт, – и нужно одолеть германскому народу, одолеть в политической борьбе, действуя совместно с пролетариатом других стран, борющимся против своих отечественных империалистов».

К. Либкнехт и Р. Люксембург наладили издание подпольной антивоенной литературы. Весной 1915 г. под их руководством создалась группа «Интернационал», игравшая большую роль в сплочении интернационалистских элементов Германии. В издававшемся этой группой журнале «Интернационал» разоблачалась измена социал-шовинистов и каутскианцев марксизму. Нелегальные революционные группы образовались в Берлине, Бремене, Лейпциге, Гамбурге и других промышленных центрах Германии. Роза Люксембург была арестована, Карл Либкнехт отправлен на фронт, но это развитие революционного движения не остановило.

В начале 1916 г. группа «Интернационал» стала издавать нелегальные революционные листовки под названием «Политические письма» (позднее «Письма Спартака») и приняла название группы «Спартак». Спартаковцы расширили революционную пропаганду и агитацию в массах. 1 мая 1916г., находясь в Берлине в период заседаний рейхстага и ландтага, Либкнехт организовал на Потсдамской площади антивоенную демонстрацию под лозунгами: «Долой войну!», «Долой правительство!» За это новое революционное выступление Либкнехт был предан военному суду, который приговорил его к четырёхлетней каторге. Ответом на расправу над Либкнехтом была волна политических стачек. В Берлине в знак протеста бастовало 55 тыс. рабочих военной промышленности. В Брауншвейге произошла всеобщая стачка металлистов. В ряде других промышленных центров прошли стачки и демонстрации. В течение всего 1916 г. в Германии продолжались стачки, свидетельствовавшие о начавшемся революционном брожении в рабочих массах.

Нараставший протест все же не привел к разрыву социал-демократических рабочих с изменившей делу социализма партией, так как этому противодействовали своей тактикой Каутский и другие центристы. Они внушали измученным войной рабочим фальшивые надежды на возможность окончить войну «справедливым» и «демократическим» миром между империалистами.

Одновременно центристы перестали голосовать в рейхстаге за военные кредиты, мотивируя свою позицию тем, что военное положение Германии достаточно прочно и это делает желательным ее выступление с мирными предложениями.

В марте 1916 г. центристы создали в рейхстаге свою отдельную фракцию под названием «Рабочее содружество». Так своими «левыми» жестами и лицемерными фразами о «мире» центристы удерживали рабочий класс под своим влиянием. Но даже левые социалисты, вожди группы «Спартак», не ставили вопроса о полном организационном разрыве с социал-демократической партией и продолжали оставаться в одной партии с шеидемановцами и каутскианцами. Спартаковцы считали, что такая тактика поможет им привлечь на свою сторону большинство партии.

В действительности эта ошибочная позиция «Спартака» лишь поддерживала среди рабочих доверие к социал-демократической партии, надежду на возможность выправить ее политику.

Англия

Накануне войны, летом 1914 г., Англия переживала серьезный политический кризис. Вступление в войну привело на некоторое время к установлению «гражданского мира», благодаря позиции тред-юнионов, лейбористов и всех остальных соцпартий.

Однако постепенно происходило ослабление шовинистических настроений в массах. Приток добровольцев в армию стал в 1915 г. заметно сокращаться. На предприятиях возобновились забастовки.

В феврале 1915 г. произошли крупные стачки в машиностроительной и судостроительной промышленности бассейна реки Клайд в Шотландии. В июле того же года в течение недели бастовали 200 тыс. горняков Южного Уэльса.

Неудачи английской армии на фронтах и слишком вялая, с точки зрения милитаристских кругов, политика правительства Асквита вызывали недовольство буржуазии. Крупные капиталисты требовали более последовательного проведения мер военно-государственного капитализма. На этом настаивал и Ллойд-Джордж, все более сближавшийся с самыми реакционными деятелями консервативной партии.

В мае 1915 г. при активном участии Ллойд-Джорджа либеральный кабинет Асквита был превращен в коалиционный, с включением в него консерваторов и лейбористов. Лидер лейбористов Гендерсон получил пост министра просвещения, а фактически стал главным советником правительства по вопросам рабочей политики.

Руководство промышленностью, работающей на военные нужды, перешло к министерству вооружения, во главе которого был поставлен Ллойд-Джордж. Руководящие посты в этом министерстве заняли директора, администраторы и специалисты, выделенные крупными фирмами и концернами. Законы «о защите королевства» (1914-1915 гг.) предусматривали введение государственного контроля над железными дорогами, судоходством, военными заводами и стратегическим сырьем. Правительственные полномочия по контролю и регулированию промышленности значительно расширились. Министерство вооружения имело право конфисковать любое предприятие, необходимое для изготовления военной продукции, причем «конфискованные» предприятия оставались собственностью прежних владельцев, которые продолжали руководить делами и получать прибыли. На контролируемых государством предприятиях строжайше запрещались стачки; вводился принудительный арбитраж по трудовым конфликтам.

Тред-юнионистские и лейбористские лидеры даже не сделали вид, что протестуют. Благодаря помощи руководителей лейбористской партии правящие круги сумели также осуществить введение обязательной воинской службы. (До этого в Великобритании существовали территориальные войска с добровольным призывом.) Против выступали немногочисленные группы, такие, как независимая рабочая партия, но больше всего было буржуазных пацифистов, которые не были готовы к тяжелому противостоянию с властями.

20141711_12lekcia4

Все эти меры позволили буржуазии реализовать обширную милитаристскую программу. Летом 1916 г. промышленность производила в неделю столько же артиллерийского снаряжения, сколько составляли все его запасы в начале войны. Огромные военные прибыли крупных капиталистов облегчили процесс поглощения ими мелких предприятий. Усилилась концентрация производства, создавались новые монополистические объединения. В 1916 г. образовалась «Федерация британской промышленности» – союз промышленников и банкиров, занявший важнейшее место в экономической и политической жизни страны.

В английском рабочем движении под влиянием войны в ответ на наступление капитала и милитаризацию труда происходили серьезные сдвиги. В 1916 г. из Британской социалистической партии по требованию большинства ее членов были вынуждены уйти открытые социал-шовинисты во главе с Гайндманом.

В составе рабочего класса значительно увеличилась прослойка полуобученных и необученных рабочих, особенно женщин. Положение большинства квалифицированных рабочих намного ухудшилось; произошло сокращение численности рабочей аристократии. Главными очагами социального и антивоенного движения в Англии становились районы с преобладанием квалифицированных кадровых рабочих. Особенно волновала кадровых рабочих проводившаяся предпринимателями политика «разводнения труда» – замещение квалифицированных рабочих полуобученными, получавшими пониженную заработную плату.

Массовое рабочее движение находило новые формы борьбы. Одной из них явилось движение «шоп-стюардов» (цеховых и фабричных старост). Шоп-стюарды являлись, в сущности, рабочими депутатами: в их выборах участвовали все рабочие цеха, предприятия, а не только члены тред-юнионов. Застрельщиками здесь стали Шотландцы. Во время стачки рабочих на Клайде в феврале 1915 г. шоп-стюарды возглавили забастовочное движение, а после окончания стачки создали Рабочий комитет, объединивший все предприятия бассейна Клайда. По примеру рабочих этого района, комитеты фабрично-заводских и цеховых старост начали создаваться в других промышленных центрах Шотландии, а затем и Англии.

В конце 1915 – начале 1916 гг. стачечное движение на Клайде усилилось. Машиностроители требовали увеличения заработной платы, введения рабочего контроля над производством. После того как уговоры и угрозы Ллойд-Джорджа, явившегося в Глазго в сопровождении Гендерсона, не дали результатов, местная рабочая печать была запрещена, а члены Рабочего комитета арестованы и высланы.
Весной 1916 г. вспыхнуло национально-освободительное восстание в Ирландии. Еще накануне войны, надеясь успокоить ирландский народ, правительство издало закон о самоуправлении; однако, проведение этого закона в жизнь откладывалось до окончания войны. Правые националисты удовлетворились этим обещанием, левые националисты нет. В созданный единый национальный фронт вошли левые мелкобуржуазные националисты, опиравшиеся на отряды «ирландских волонтеров», и ирландские революционные социалисты, организовавшие рабочие отряды «ирландской гражданской гвардии». Восстание все же было подавлено, но восставшие перешли к партизанской войне.

В самой Англии новые стачки и волнения, возникшие в 1916 г., свидетельствовали о растущем недовольстве трудящихся. Рабочие требовали государственного контроля над продовольственным снабжением, изъятия военных прибылей буржуазии, национализации крупной промышленности и транспорта. Даже правые руководители тред-юнионов были временами вынуждены поддерживать эти требования.

Тревогу буржуазии вызывали также антивоенные настроения солдатских масс. «После битвы на Сомме, – признавал впоследствии Ллойд-Джордж, – пыл британской армии охладел». Подводная война, проводившаяся Германией, поставила Англию в критическое положение.

Все это усилило опасения правящих кругов за исход войны. Часть буржуазии даже настаивала на открытии мирных переговоров с Германией. В группу министров, склонную к миру «по соглашению», входили либералы Мак-Кенна, Ренсимен и консерватор Ленсдаун. Глава другой группы министров, требовавшей более решительной борьбы с Германией, Ллойд-Джордж утверждал, что положение Антанты улучшилось, и Англия должна продолжать войну до победного конца.

В декабре 1916 г. группа Ллойд-Джорджа, опираясь на поддержку консерваторов, вынудила Асквита уйти в отставку. Было создано новое правительство во главе с Ллойд-Джорджем; важнейшие посты в кабинете заняли консерваторы. При новом правительстве система военно-государственного капитализма расширилась. В начале 1917 г. был введен правительственный контроль над всей угольной промышленностью, а затем и над судоходством. Милитаризация труда распространилась на новые отрасли хозяйства.

Народное хозяйство Англии больше, чем хозяйство какой-либо другой крупной страны, зависело от внешней торговли, от ввоза сырья. Война нарушила торговые связи Англии, подорвала ее былое первенство в мировой торговле. Соединенные Штаты Америки, Япония и некоторые нейтральные страны успешно вытеснили своих английских конкурентов с азиатских, южноамериканских и других рынков.

Все доминионы – Австралия, Канада, Южно-Африканский Союз, Новая Зеландия поддержали метрополию в войне. Они участвовали в снабжении Англии и союзных государств продовольствием, стратегическим сырьем и снаряжением. 300 тыс. австралийцев, 100 тыс. новозеландцев, десятки тысяч канадцев сражались на фронтах. Однако за годы войны экономические позиции Англии в доминионах ослабели. В Канаде значительно укрепилось влияние американских монополий, тогда как английские капиталовложения в канадскую экономику сократились. Воспользовавшись ослаблением связей с метрополией, буржуазия доминионов ускоряла развитие собственной промышленности.

Франция

В первые же месяцы войны германские войска оккупировали наиболее развитые в экономическом отношении районы Франции – десять северо-восточных департаментов, являвшихся центрами французской крупной промышленности и наиболее интенсивного сельского хозяйства. Захваченная немцами территория давала накануне войны 75% продукции каменного угля и кокса, 84% чугуна, 63% стали, 60% продукции металлообрабатывающей промышленности и т. д.

С помощью правительственных субсидий французские капиталисты построили новые предприятия и расширили старые в районе Парижа, в бассейне р. Луары, в Марселе, Бордо, Тулузе. Вся развернутая промышленность работала целиком на войну.

В армию было призвано свыше 60% мужской части сельского населения и около половины рабочих. Затем, когда правительству пришлось спешно развертывать военную промышленность, часть мобилизованных рабочих была возвращена на заводы. Эти рабочие рассматривались как военнослужащие, «откомандированные на заводы», и на них распространялась военная дисциплина.

Распределение военных заказов и огромных правительственных субсидий сосредоточилось в руках консорциумов, возглавленных крупными капиталистами. Владельцы военно-промышленных предприятий получали баснословные доходы. Чистая прибыль фирмы Гочкис, изготовлявшей пулеметы, составила за два с половиной года войны 65 млн. фр., фирмы Крезо в 1915 г. – 55 млн., в 1916 г. – 206 млн. фр. Большие прибыли получали также крупные банки, размещавшие многочисленные внутренние и внешние займы. Эти займы, служившие главным источником финансирования войны, привели к колоссальному росту внутреннего государственного долга (с 34 млрд. фр. в 1914 г., до 116 млрд. фр. в 1918 г.) и к образованию огромного долга Франции Соединенным Штатам Америки и Англии, составившего к концу войны 5,4 млрд. долларов.

В начале войны шовинистические настроения среди французов казались весьма сильными. Буржуазия и вожди социалистической партии провозгласили лозунг «священного единения» нации перед лицом внешнего врага. В правительство, возглавлявшееся бывшим социалистом Вивиани, вошли представители различных буржуазных партий и социалистов. Гед и Самба стали министрами в одном правительстве с Мильераном. Через некоторое время в правительство вступил третий социалист – А. Тома, занявший важный пост министра военного снабжения. Анархо-синдикалистские лидеры профессиональных союзов, например Жуо, приняли участие в руководящих правительственных органах, занимавшихся мобилизацией промышленности и рабочих на нужды войны.

20141711_12lekcia5

Но постепенно шовинистическая горячка проходила, о начавшемся брожении свидетельствовало стачечное движение, охватившее в 1915-1916 гг. различные слои трудящихся – железнодорожников, швейников, трамвайщиков, горняков, банковских служащих. В 1916 г. число стачек увеличилось более чем втрое по сравнению с 1915 г. Правительство ввело на предприятиях «оборонной» промышленности обязательный арбитраж, лишивший рабочих права на стачку, и создало институт «делегатов от мастерских», который должен был способствовать сотрудничеству рабочих и предпринимателей.

Но в начале 1917 г. стачечное движение достигло еще большего размаха. Президент республики Пуанкаре в своем дневнике в конце 1916 г. отмечал «тревожное настроение» в парижском населении, рост числа «пораженцев». Схожие настроения проникли и армию.

По мере того, как затягивалась война и усиливалось брожение масс, стала расти антивоенная оппозиция в социалистической партии и профессиональных союзах.

Ввиду немногочисленности революционных марксистских элементов во французском рабочем движении и слабости марксистских традиций, в оппозиции преобладали центристы. Ж. Лонге и другие руководители оппозиции в Социалистической партии оправдывали поведение партии в начале войны, ее голосование за военные кредиты и отстаивали лозунг «защиты отечества». Они отвергали революционные средства антивоенной борьбы и ограничивались пацифистскими проектами «давления на правительство в целях заключения мира». Представители этой оппозиции участвовали в состоявшихся в 1915 и 1916 гг. международных конференциях интернационалистов в Циммервальде и Кинтале, поддерживая там центристское большинство.

В профсоюзах антивоенную оппозицию также возглавляли центристские элементы, примиренчески относившиеся к реформистской политике Жуо и других правых лидеров Всеобщей конфедерации труда. Однако постепенно складывались группы последовательных интернационалистов, а в 1916 г. образовался «Комитет по восстановлению международных связей», объединивший ряд представителей меньшинства социалистической партии и профессиональных союзов. В этом комитете вскоре выделилась левая группа. Находившийся тогда в Швейцарии Ленин установил связь с французскими левыми социалистами, помогал им своими советами. Проживавшие во Франции большевики знакомили французских интернационалистов со своими взглядами и тактикой. Французские левые социалисты все же не сумели занять последовательную революционную позицию. Они не решались на полный разрыв с центристами.

Конференции интернационалистов в Циммервальде и в Кинтале

Уже в 1915 г. с учетом роста антивоенных настроений появилась возможность для восстановления единства действий для последовательных интернационалистов.

Важным этапом в борьбе воссоздание интернационала и объединение революционных социалистов было участие большевиков в международной социалистической конференции, состоявшейся в сентябре 1915 г. (Швейцария) и создание так называемой Циммервальдской левой. Организаторы конференции – деятели швейцарской и итальянской социалистических партий – стремились привлечь к участию в ней наряду с левыми и каутскианцев. Тем не менее, Ленин считал необходимым принять участие в ее работе, чтобы быстрейшим образом разоблачить предательскую политику социал-шовинистов и центристов и объединить революционные элементы.

В связи с подготовкой к конференции Ленин вел большую работу по установлению и укреплению связей с левыми в Германии, Италии, Франции, Швейцарии, Болгарии, в польской и латышской социал-демократии и т. д. Настоял на приглашении болгарских «тесных» социалистов на конференцию.

Ленин информировал германских левых о подготовке конференции, добивался, чтобы в конференции приняли участие французские интернационалисты, левые представители рабочего движения скандинавских стран.

В июле 1915 г. Ленин выдвинул следующие задачи перед интернационалистами: «По-нашему, левые должны выступить с общей идейной декларацией
(1) с обязательным осуждением социал-шовинистов и оппортунистов;
(2) с программой революционных действий…
(3) против лозунга «защиты отечества» и т. д. Идейная декларация «левых» от имени нескольких стран имела бы гигантское значение…» .

Ленин составил проект такой декларации. Для предстоящей конференции были подготовлены также переводы ряда важных документов большевистской партии – Манифеста ЦК РСДРП о войне, резолюций бернской конференции. Большое значение имели написанные В. И. Лениным летом 1915 г. работы «Крах II Интернационала» и «Социализм и война», которые были переведены на немецкий язык.

В работах конференции, проходившей с 5 по 8 сентября 1915 г. в маленькой швейцарской деревне Циммервальд, приняли участие 38 делегатов. К левому крылу конференции принадлежали 8 человек, но и среди них до конца последовательную интернационалистскую позицию занимали только большевики.

Центристское большинство конференции отклонило проект резолюции, предложенный революционным крылом. Принятый конференцией манифест носил пацифистский оттенок, но левым удалось все же провести в нем некоторые положения революционного марксизма, в частности, признание мировой войны империалистической и осуждение социал-шовинизма.

Большевики и другие революционные интернационалисты считали целесообразным примкнуть к циммервальдскому объединению. «Было бы плохой военной тактикой отказаться идти вместе с растущим международным движением протеста против социал-шовинизма из-за того, что это движение медленно, что оно делает «только» один шаг вперед…» . Созданная в ходе конференции циммервальдская левая группа оформилась организационно, создала печатный орган на немецком языке «Форботе» («Предвестник»).

Деятельность большевиков по сплочению левых интернационалистских сил вскоре сказалась на второй международной социалистической конференции, состоявшейся в апреле 1916 г. в Кинтале (Швейцария).
Здесь были представлены социалисты десяти стран – России, Польши, Германии, Австрии, Англии, Франции, Италии, Сербии, Португалии и Швейцарии. Делегированные на Кинтальскую конференцию представители болгарских «тесняков» не были пропущены в Швейцарию австрийскими и швейцарскими властями. Из 43 делегатов конференции к циммервальдской левой принадлежало 12, но по некоторым вопросам вместе с ними выступали и многие другие делегаты.

Конференция в Кинтале являлась шагом вперед по сравнению с Циммервальдской. Она способствовала дальнейшему размежеванию с оппортунистами и центристами, сплочению левых интернационалистских элементов.

Ленин в составленных им от имени ЦК партии большевиков предложениях конференции разоблачал особую опасность, которую представляли лицемерные фразы пацифистов. Он указывал, что допускать возможность заключения мира без аннексий и контрибуций империалистическими правительствами – это значит, на практике обманывать народные массы, скрывать от них, что подлинно демократический мир невозможен без классовой борьбы и ряда революций.

После Кинтальской конференции ясно обнаружилось, что центристы – представители циммервальдской правой – не намерены вести борьбу с социал-шовинистами, сближаются с ними. В Германии каутскианцы выступили в начале января 1917 г. с пацифистским манифестом. Во Франции центристы вместе с открытыми социал-шовинистами поддерживали буржуазно-пацифистские лозунги.

Между тем все сильнее сказывалось полевение рабочих и солдатских масс. Во всем мире нарастала огромная волна недовольства. Но только в России сложилась по-настоящему последовательная революционная марксистская партия, в других же странах левые социалисты по-прежнему колеблись, находясь под влиянием решений циммервальда, которые были непоследовательны и поэтому уже в 1917 г. Ленин идет на полный разрыв с циммервальдом, указав на то, что тот перестал играть положительную роль.

«Циммервальдская правая, по-моему, идейно похоронила Циммервальд, – с возмущением писал Ленин 17 февраля 1917 г. –…На словах осудили «социал-пацифизм» (см. кинтальскую резолюцию), а на деле повернули к нему!»

Ленин агитировал всех левых социалистов в партиях решительно разорвать с оппортунистами и в идейном и в организационном плане.

 

Михаил Марков

Предыдущая лекция                                                                                                          Следующая лекция