Пиратский остров Крым

20140731_crimeaНа днях министр по делам Крыма Олег Савельев заявил о планах создания в Крыму «цивилизованного» офшора — условий ведения бизнеса, аналогичных Кипру. Ничего нового в этом нет — разговоры о создании в Крыму специальной экономической зоны (СЭЗ), в которой бизнес освобождён почти ото всех налогов, ведутся в правительстве с апреля.

Создание крымского офшора Савельев обосновывает желанием правительства «провести деофшоризацию через Крым». Что же это за «деофшоризация»?

Началось всё с того, как под нажимом Евросоюза Кипр «отжал» немалую часть средств, вложенных российскими буржуями-толстосумами в кипрские банки. Стало ясно, что держать выкачанные из России деньги в офшорах, вроде Кипра, находящихся под политическим контролем других держав, небезопасно. И вот российское правительство решило сделать свой собственный офшор, с блэкджеком (игорной зоной) и шлюхами (очевидно, что гуманитарная катастрофа в Украине только усилит поток несчастных женщин, готовых продавать своё тело).

Параллельно с этим ведётся разработка законопроекта, по которому доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорах, но принадлежат российским собственникам, должны облагаться по российским налоговым правилам. Изначально законопроект был довольно жёстким, но представители бизнеса возмутились и потребовали смягчить условия. В результате на днях Путину представили новый план деофшоризации экономики, в котором выполнены почти все требования крупной буржуазии — реальных хозяев страны.

Кстати, планы планами, а тем временем ОАО «Российские железные дороги» заключает договор подряда по реконструкции БАМа и Транссиба на 43,7 млрд руб. с компанией, 86,5% акций которой за месяц до получения подряда были выкуплены неизвестными, скрывающимся за офшорными компаниями на Британских Виргинских островах и на Кипре.

Так что же такое офшоры и почему правительство борется с ними и одновременно стремится создать на подконтрольной территории?

Фактически, офшоры — это территориальные образования, на которых установлено законодательство, минимизирующее государственное вмешательство в дела зарегистрированных в них компаний, прежде всего налогообложение. С точки зрения правовых систем других стран офшорные компании имеют статус иностранных, а следовательно, также не могут в полной мере контролироваться и облагаться налогами.

В результате офшоры (буквально — «находящиеся вне берега») представляют собой что-то вроде пиратских островов, на которых не действуют обычные законы и нормы, на которых никого не интересует законность происхождения чьего-либо богатства. Занятно, что большая часть офшорных территорий являются небольшими островными государствами.

Немало таких территорий являются подданными Британской короны — той самой, что несколько столетий назад активно поддерживала и даже лицензировала деятельность собственных корсаров. Не зря Герцен называл Британию островом пиратов…

Существование офшорных территорий неимоверно выгодно как корпорациям, «оптимизирующим» уплату налогов, так и мафии, наркобаронам, коррумпированным госчиновникам и прочим представителям теневого бизнеса. Топ-менеджеру частной или государственной компании достаточно, например, анонимно зарегистрировать в офшоре другую компанию, у которой основная его компания будет заказывать какие-нибудь очень дорогостоящие услуги. В результате расходов на эти услуги прибыль основной компании может упасть до нуля, уплачиваемый налог с прибыли — тоже. Зато прибыль офшорной компании, налогами не облагаемая, оказывается в распоряжении ушлого менеджера.

В результате по оценкам ООН от 21 до 33 триллионов долларов хранится на счетах «пиратских» банков. Для сравнения: это примерно равно годовому ВВП США и Японии вместе взятых. Причём около 12 триллионов из них принадлежит 50 крупнейшим, а значит, самым респектабельным банкам. Эти банки и служат основным связующим звеном между богатейшими людьми планеты и системой «пиратских» банков, именно они участвуют в мировой схеме отмывания денег.

Понятно, что в существовании этой системы очень и очень заинтересованы сильные мира сего, а значит, ни одно правительство не пойдёт на реальную борьбу с офшорами. Поэтому в мире сегодня насчитывается около 170 стран и территорий, которые можно считать офшорами — гигантский пиратский архипелаг.

Тем не менее, в 2013 г. США, Великобритания и другие экономически развитые страны активизировали противодействие уклонению от налогов путём использования офшоров. Россия следует тем же путём после декабрьских заявлений Путина.

Фактически, противостоящие друг другу крупные мировые блоки стран-хищников стремятся поставить под контроль офшоры, чтобы с одной стороны не терять налоговые поступления, а с другой стороны сохранять возможность сокрытия своими компаниями доходов от налогообложения в других странах. Офшорные компании постепенно превращаются в тех самых лицензированных корсаров, которым за часть добычи дозволяется грабить чужие корабли.

И вот в такую подконтрольную РФ «пиратскую бухту», похоже, превращается Крым. Одновременно российское правительство пытается играть на непризнанном статусе Крыма: если у участников ВТО появятся какие-то претензии относительно условий ведения бизнеса в Крыму, они будут приниматься только в обмен на признание полуострова российской территорией. ЕС предусмотрительно запретил своим компаниям инвестировать в Крым, что вполне вписывается в логику разделения офшоров на контролируемые и неподконтрольные.

Теперь зададимся вопросом: насколько были правы граждане России, ликовавшие, что «Крым — наш»?

Тот же министр по делам Крыма Савельев предложил приравнять крымские компании к иностранным, что позволит использовать им иностранное право, например британское. Это называется «наш»?

Статус СЭЗ подразумевает при определённых условиях освобождение местных компаний от налогов на прибыль, имущество, землю и транспорт. То есть значительных поступлений в федеральный бюджет от Крыма ожидать не приходится, а значит, решить насущные проблемы страны с образованием, наукой и медициной, с инфраструктурой и промышленным развитием, он не поможет никак. Зато потребует многомиллиардных бюджетных вливаний (уже запланировано потратить 658 млрд руб.), сливки с которых будет снимать исключительно тот бизнес, что обоснуется в Крыму. Ясно, что прежде всего это будет бизнес, принадлежащий олигархам и крупным чиновникам или их родственникам. Это называется «наш»?

Кстати, тот же Савельев рассчитывает, что одним из основных источников инвестиций в Крым будет Украина. А это значит, что благоприятные условия в Крыму, создаваемые российским правительством за счёт российских же трудящихся, будут работать в том числе и на карман украинских олигархов, развязавших сегодня кровавую бойню на Юго-Востоке Украины. Это называется «наш»?

Так что, пока существует капитализм, пока миром правят корсары бизнеса и финансов, нет ни нашего Крыма, ни нашей России. Чтобы они стали нашими, их нужно сначала отвоевать у Капитала.

О. Таранов

Олег Таранов

Дежурный по сайту: Олег Таранов

Инженер-программист, работаю на одном из высокотехнологичных предприятий Москвы. Счастливо женат. Любимая цитата: «Пессимизм ума, оптимизм воли». В Московской организации РОТ ФРОНТ отвечаю за распространение партийных взглядов и идей.

Tags: