Проблемы капремонта никуда не исчезли

Интервью с Ларисой Степановой

Как все знают, Российский Объединенный Трудовой Фронт проводил общероссийскую кампанию против поборов на капремонт. В одних регионах были митинги протеста, в других наши товарищи организовывали общественные кампании по отказу платить за капремонт, а в Карелии депутаты от РОТ ФРОНТа внесли на рассмотрение Заксобрания альтернативный законопроект о капремонте. В нем было прописано безвозмездное софинансирование государством работ по капитальному ремонту в домах, которые на начало приватизации уже нуждались в капремонте и была даже разработана методика расчета объемов софинансирования. Понятно, что законопроект принят не был.

Надо признать, что вследствие общего настроения большей части населения эта кампания пока не принесла серьезного результата. Большинство людей безропотно платит.

Если дальнейшие перспективы у кампании против единороссовского закона о капремонте? Об этом интервью с экс-депутатом карельского парламента, сторонницей РОТ ФРОНТа Ларисой Степановой.

— Лариса Николаевна, получается, что борьба против нового побора закончилась?

Лариса Степанова— Скорее – все еще впереди. Когда мы заявляли, что закон о капремонте в нынешнем виде – это финансовая пирамида почище МММ, мы же говорили правду. И ведь ничего не изменилось. По существующей схеме жильцы самых старых домов, которые начали ремонтировать сейчас согласно региональным программам, потом будут оплачивать работы на следующих домах. В Карелии этот срок составляет 30 лет. Как пример, приведу один старый двухэтажный деревянный дом, который находится в Олонецком районе. Его площадь — 260 кв.м. Его уже отремонтировали по заявленной стоимости — 1 854 680 рублей (данные с сайта республиканского Фонда капремонта). Подсчитаем, исходя из минимального размера взноса на сегодня 6,3 рублей. 1 854 680 : (6,3× 260 ×12) =94,4 года. Значит, почти 100 лет потребуется жителям этого дома для того, чтобы расплатиться за ремонт. А они должны успеть расплатиться за 30-ть! И таких домов по нашей республике сотни!

— И что это значит?

— Это значит, на те дома, которые стоят в плане через 15-20 лет денег элементарно не хватит, они будут уже все Митинг в Тюмени против поборов на капремонтистрачены в первые годы действия программы капремонта. Тут чистый математический расчет.
То есть жильцы пятиэтажек и девятиэтажек, построенных в конце 70-х и 80-х годах, сейчас просто своими деньгами безвозмездно помогают государству отремонтировать ветхий жилфонд. Без особой надежны, что очередь дойдет до них. Уверена, что в большинстве российских регионов та же самая ситуация. Нельзя молчать, нужно обращать внимание людей на этот обман и, как минимум, требовать государственного софинансирования.

— Многое не понятно и с контролем над собранными средствами…

— Да, важно то, где хранятся деньги, собранные в «общем котле». В Карелии с этим произошла удивительная история, когда в нарушении закона они стали оседать на счетах казначейства. Я, еще будучи депутатом написала запрос в прокуратуру и тогда, фактически задним числом, прошлый созыв карельского парламента разрешил фонду капремонта хранить деньги на счетах федерального казначейства, законодательно легализовав сложившуюся практику.
Теперь смотрим: в Карелии с начала реализации программы капремонта собрано 542 миллиона рублей, а истрачено всего 170 миллионов рублей, Остальные деньги, собранные с населения, просто лежат мертвым грузом и обесцениваются.

-Удивительная расточительность…

— На самом деле есть одна версия, почему было сделано так. Дело в том, что собранные с нас деньги, лежащие на счетах в казначействе, можно просто использовать в качестве средства временного закрытия «дыр» в бюджете. Не знаю, существует ли в других российских регионах эта проблема, но у нас вот так.

— Как вы прокомментируете фото факт, что в январе 2017 года Госдума отклонила законодательную инициативу КПРФ о государственном софинансировании капитального ремонта?

— Я посмотрела этот законопроект КПРФ и выступления по нему. Сказано много правильных слов и аргументов. Но есть один существенный момент. Законопроект зюгановской партии предусматривал, что собственники помещений вносят свою долю софинансирования капремонта, которая не должна превышать 15% а остальные средства, то есть не менее 85% требуемой суммы, должны выделить из бюджета. И это вне зависимости от того, старый это дом или столичная новостройка. Вот в этом самое главное! Ведь 85 процентов стоимости ремонта двухэтажной деревянной развалюхи и элитной новостройки – это совсем разные суммы! Получается, что законопроект КПРФ больше всего выгоден богатым владельцам элитных новостроек, которым государство должно было бы оплачивать значительную часть капремонта. Или тому слою дельцов, которые скупают по несколько квартир в новостройках и сдают их, делая свой бизнес.

— Удивительная вещь — КПРФ отстаивает права скорее богатых, чем бедных…

В Кирове и Кирово-Чепецке прошли митинги против поборов на капремонт

Кировчане протестуют против введения поборов на капремонт

— Я не вижу здесь злого умысла, это просто от крайне поверхностного подхода к теме. Знаете, если реально помогать жилищным активистам отстаивать свои права – то волей-неволей начнешь разбираться в проблеме, во всех тонкостях законодательства. А в КПРФ этого нет, да и хороших специалистов по ЖКХ в их фракции в Госдуме нет, это я по собственному опыту знаю. Им же главное – громко «кукарекнуть», чтобы потом, перед очередными выборами, можно было говорить – выберите меня, я вот тут за вас типа «боролся». Так они в очередной раз и «кукарекнули».

— Получается, тема капремонта сложная, имеет много подводных камней?

— Да, ведь еще можно привести примеры, как большие средства, собранные с населения, уходят на разные «обследования» домов. Или как составляются договора с фирмами-однодневками, что никто не будет отвечать за качество ремонта.

Надо объяснять людям, что пока мы исправно платим, ничего не требуя взамен, деньги улетучиваются и подавляющее большинство жителей более новых домов, 70-80-х годов постройки капремонта не дождутся. Поэтому жилищным активистам надо отслеживать ситуацию, обмениваться информацией.

Борьба не закончилась, проблемы никуда не делись и впереди нас ждет много «сюрпризов».

Предыдущее интервью с Ларисой Степановой.