Против шерсти

Путин посетил Брянск

8 марта город Брянск посетил президент Путин. Официально – для открытия нового перинатального центра в Бежицком районе города. Неофициально – для того, чтобы пообщаться с губернатором области Богомазом. Ни для кого не секрет, что, если судить о жизни области по докладам чиновников в центр, Брянщина находится чуть ли не на передовых позициях по развитию промышленности и особенно сельского хозяйства. Правда у жителей края, смотрящих на жизнь не из окон чиновничьих кабинетов и служебных автомобилей, несколько иной и куда более пессимистичный взгляд на ситуацию в области. По слухам, именно эти расхождения в оценках, о которых как-то стало известно в администрации первого лица, и послужили причиной приезда Путина в наш город. Тем паче, что выборы уже через год и нужно держать на контроле потенциальные «проблемные зоны». Так это или не так, мы, наверное, никогда не узнаем. Знаем мы другое – Путину сказали то, что он хотел услышать и показали то, что не страшно было показать. Тех же сотрудников перинатального центра, с которыми общался президент, очень хорошо проинструктировали относительно того как и что нужно говорить.

Путин посетил БрянскА между тем несмотря на все «успехи» администрации Богомаза ситуация в области достаточно трудная. По сообщениям прессы задолженность предприятий края по зарплате перед работниками составила почти 31 миллион рублей. Впрочем, это официальные цифры. Есть все основания полагать, что всё ещё хуже. Но даже открытые источники указывают, что долги эти не падают, а растут. Так, например, на транспорте задолженность выросла на 18 процентов. Прежде всего, это касается Брянского троллейбусного управления, на котором ситуация не просто тяжёлая, а ужасающая. Руководство этого предприятия пошло даже на беспрецедентный шаг: сократило практически всех кондукторов. Якобы ради экономии. Отныне «обилечивают» пассажиров и осуществляют проверку проездных билетов сами водители троллейбусов. И если вы думаете, что исполнение дополнительных профессиональных обязанностей им оплачивается, вы глубоко ошибаетесь. Зарплата не выросла, зарплата упала. Ибо «план по билетам» ими не выполняется. Но и свою мизерную зарплату в 9 – 12 тысяч рублей получают они с задержками. Почему же сотрудники не уходят с БТУ в поисках лучшей доли? Да потому, что найти работу, несмотря на все благодушные заявления, в области крайне затруднительно.

Согласно официальной статистике в области не могут найти работу более 7 тысяч человек. Казалось бы, не так-то и много – всего 1,2%. Но это только те, кто состоит на учёте на бирже труда. На самом деле огромное число людей не обращается на биржу, ибо толку от неё, честно говоря, не много. Выкручиваются случайными неофициальными подработками, «халтурами», как говорят. Большое количество брянцев работают «вахтовым методом» за пределами области. Конечно, неофициально, без каких-либо гарантий получения оплаты и в ужасающих условиях труда. Видимо, не знают и даже не догадываются они о «динамичном и бурном развитии края».

Брянский камвольный комбинатНо даже официальные источники сообщают интереснейшую подробность: «157 предприятий и организаций области сообщили о предстоящем сокращении 869 работников». Т.е., по меньшей мере, ещё почти тысяча человек должна пополнить армию безработных. Среди них окажутся и сотрудники многострадального Брянского камвольного комбината (БКК). А БКК, кстати, это одно из всего трёх сохранившихся в нашей стране предприятий полного цикла по производству шерстяных тканей. В 2012 году комбинат уже стоял на пороге банкротства. Тогда в результате сомнительной деятельности генерального директора Евгения Томака предприятие, бывшее практически монополистом в сфере изготовления тканей для пошива форменной одежды по заказам силовых ведомств, оказалось в долгах, как в шелках. Расплачивались за всё, конечно, рабочие: на предприятии прошли сокращения. Евгений Томак тоже «поплатился» за свои ошибки: он расстался с постом генерального директора и стал… директором исполнительным. Впрочем, удивляться этому не приходится. Это естественное положение в классовом обществе: представители господствующего класса могут творить всё, что угодно, а вот расхлёбывают последствия их действий трудящиеся. И вот сейчас ситуация повторяется. Если в 2012 на комбинате трудилась тысяча рабочих, то пять лет спустя уже 600. Из них 100 человек и планируется уволить в этом году. Причём по сложившейся в России традиции от рабочих требуют написать заявления об увольнении по собственному желанию. К счастью, рабочие не пошли на поводу у администрации и рассказали обо всём прессе, сообщив, что готовят коллективную жалобу на руководство комбината в прокуратуру. Угроза возымела своё действие, и теперь представители администрации утверждают, что увольнения будут проходить «в рамках законодательства». Конечно, радоваться тут нечему. Да, рабочие не захотели быть послушными овечками, отказавшись писать заявления «по собственному», но было бы лучше, если бы рабочие стали бы бороться против самого сокращения. Пусть сокращают тех, кто довёл когда-то мощное, крупное и великолепно работающее предприятие до такого плачевного состояния. Ведь снова, как и в 2012 году, комбинат губят неизвестно откуда взявшиеся долги. Например, 362 миллиона умудрился задолжать БКК Брянской прядильно-ткацкой фабрике. Каким образом?! Вопрос риторический. А за ответами, пожалуйста, обращайтесь к «невидимой руке рынка», т.к. всё это результат её манипуляций. Теперь, как и в 2012-ом, остатки предприятия, видимо, будет спасать государство своими дотациями и субсидиями. После чего, его снова обанкротят, и снова государство будет его вытягивать из болота. Это, кстати, прекрасный пример практического применения неолиберальной доктрины. Но зачем же это нужно самому государству? Тут тоже всё закономерно. Ведь Россия – это буржуазное государство, т.е. такое государство которое только для того и существует, чтобы обслуживать интересы господствующего класса. Для капиталистов оно и ночной сторож, и дойная корова. Очень удобно. А вот трудящимся нечего от него ждать. И пример Камвольного комбината здесь тоже показателен. При «проклятом режиме большевиков» с их «неэффективной» плановой экономикой Брянский камвольный комбинат прекрасно развивался. Построенный в 1956 году, т.е. всего через 11 лет после окончания Великой Отечественной, он долгое время оставался крупнейшим предприятием такого рода в Советском Союзе. Под его крышей размещалось три крупных производства: прядильное, ткацкое и отделочное. С тканями, производимыми на БКК, работали все швейные фабрики Союза. А в 1978 году на базе комбината было создано крупное производственное камвольное объединение, включавшее в себя несколько разных фабрик области, и на котором трудилось свыше шести тысяч человек. Росло и развивалось производство, и ни о каких сокращениях не было и речи. Но так было тогда. Чувствуете разницу? Это и есть реальное, ощутимое на самом простом, бытовом и жизненном уровне, отличие социалистического государства трудящихся от современного нам буржуазного. А пока….

Пока под звуки триумфальных фанфар губернатора Богомаза президент Путин вернулся в столицу успокоенный докладами о динамичном развитии и радужных перспективах Брянского края. И пока очередные 100 рабочих Камвольного комбината готовятся пополнить дружные ряды безработных.

Иван Томов
г. Брянск