Рабочее и социалистическое движение в Японии, от возникновения до создания КПЯ

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

Япония стала единственной азиатской страной, которая смогла уже к началу 20-го века не просто сохранить независимость от иностранного капитала, но и войти в число империалистических держав. Это обстоятельство и определило развитие рабочего и левого движения в стране.

Япония, до насильственного открытия американским войсками, поддерживала всеми силами старые феодальные отношения, которые преграждали путь развитию производительных сил и чем дальше, тем больше. Формально страной руководил император, который считался священной и неприкосновенной особой, но всю реальную власть осуществлял сёгун – военный диктатор, который правил, опираясь на крупную феодальную аристократию – даймё. При этом, несмотря на формальное единство страны, она была разделена внутренними границами, и каждый даймё был хозяином внутри своей области, осуществляя контроль за сбором риса и формируя военные отряды из самураев. Крестьяне были наследственными держателями земли, обязанными выплачивать налог даймё (50% от урожая). При этом купля и продажа земли были полностью запрещены.

Феодальная система постепенно разрушалась изнутри проникающими в неё товарно-денежными отношениями. Так, в деревне появился слой дзинуси (прямой перевод – «помещик») – фактических владельцев земли, которые опутывали крестьян сетью долговых обязательств и заставляли оплачивать их работой, деньгами или продуктами.

В городе же происходило постепенно размывание господства средневековых гильдий, несмотря на то, что правительство давало им большие привилегии. Рабочие ЯпонииПостепенно распространялись мануфактуры с применением наемного труда.

При этом японское общество на тот момент находилось в кризисе, режимом сёгуната стали выражать недовольство все слои населения – от крестьянства до самурайства. К тому же, большой проблемой стала стагнация в сельском хозяйстве, которая часто приводила к голоду и «рисовым бунтам». В этих условиях и произошло открытие Японии флотом США и постепенное вторжение на японские рынки иностранного капитала.

Открытие страны обострило все противоречия, началось выкачивание из страны природных ресурсов, а её рынок наводнили европейские товары. Это привело к разорению множества ремесленников и крестьян. Рост цен, который превратил в ничто ренту, вызывал и недовольство самураев. Кроме того, европейское вторжение сопровождалось унижением нации, что еще больше подогрело недовольство сёгунатом. Сложилось крайне разнородное движение, куда включились представители всех слоев населения, но определяющую роль, в итоге, сыграли аристократия и буржуазия. Борьба против сёгуна идеологически оформилась как борьба за реставрацию на троне императоров и создание абсолютной монархии и как борьба против иностранцев (однако постепенно борьбу с ними свернули). Эти события получили название «реставрация Мэйдзи» или «революция Мэйдзи», которая открыла путь развитию Японии по капиталистическому пути, а также в это время сложился союз крупной буржуазии и не менее крупной аристократии.

Монархия смогла обеспечить буржуазии приток дешевой рабочей силы, защиту от иностранных товаров и даже прямые вливания путем передачи казенных предприятий в частные руки. Феодальная аристократия сохранила землю с помощью вооруженной силы государства, смогла подавить крестьянское движение и, со своей стороны, втягивалась в рынок и тоже начинала вкладывать средства, полученные от эксплуатации крестьян, в банки и промышленность. Таким образом, значительная часть буржуазии была не заинтересована в проведении дальнейших буржуазно-демократических преобразований, а напротив, полностью поддерживала монархию. В свою очередь, военно-феодальные традиции и унижение от иностранного вмешательства способствовали распространению в буржуазных кругах шовинистических и милитаристских настроений (еще больших, чем обычно).

Процесс концентрации производства и централизации капитала был ускорен тем, что крупнейшие промышленные компании и банки развивались на базе нескольких старинных торговых домов, существовавших еще в феодальную эпоху.

Захватническая война в Китае (1894-1895 гг.) явилась важным фактором укрепления позиций капиталистических фирм, особенно близких к правительству – Мицуи, Мицубиси, Сумитомо. Так, если в 1893 г. капитал японских акционерных компаний составлял 108,2 млн. иен, то в 1896 г. он вырос почти вдвое – до 189,3 млн. иен. За те же три года количество банков увеличилось – со 135 до 1197, а их капитал вырос с 62,9 млн. иен до 211 млн. иен.

На 90-е гг. пришлось и бурное развитие тяжелой промышленности, которая была необходима для перевооружения армии и экспансии японского капитала на континент. В свою очередь, мощная промышленность и современная армия позволили Японии задуматься об отмене неравноправных договоров.

Естественно, что все эти достижения обеспечивались за счет выкачивания средств из деревни и нещадной эксплуатации рабочих, с использованием оставшихся феодальных пережитков для извлечения дополнительной прибыли. Так, широко использовалась контрактация рабочей силы, когда вербовщики заключали с родителями соглашение об «уступке» детей фабриканту. Массово использовался детский труд. Средняя продолжительность рабочего дня равнялась 14 часам.

Такое положение не могло не вызвать сопротивления со стороны рабочих. Первые выступления ещё в 1870-х гг. состоялись среди горняков в шахтах, сданных в концессию английскому капиталу. Затем в 1880-х гг. начали образовываться первые объединения рабочих, которые, однако, носили еще характер не профсоюзов, а гильдий, и выступали с позиций луддизма.

Абсолютизм, который действовал в интересах крупнейших землевладельцев и буржуазии, вызывал недовольство в буржуазных кругах и в кругах либеральных помещиков. Поводом для критики действий правительства – в особенности, со стороны либеральных помещиков – был, главным образом, высокий поземельный налог, снижавший доходы аграриев. Резкая критика ими политического режима нередко привлекала к оппозиции широкие круги недовольных. Первая из таких помещичьих партий – Дзиюто («либеральная партия»), основанная в 1881 г., пользовалась поддержкой со стороны городских мелкобуржуазных слоев, а также значительной части крестьянства.

Буржуазное крыло либеральной оппозиции, в отличие от помещиков, требовало от правительства конкретных мер для развития промышленности. Главное внимание уделялось таким вопросам как скорейший пересмотр неравноправных договоров, поощрение экспорта и активная (т. е. агрессивная) внешняя политика. В целом, либерально-буржуазная партия Кайсинто («партия реформ»), основанная в 1882 г., была более осторожна в своих выступлениях против правительства, чем Дзиюто. Это объяснялось тесной связью вождей Кайсинто с высшей бюрократией. Эти партии стали во главе «движения за народные права» – «Дзиу Минкэн», которое развивалось в Японии на протяжении 1870-1880 гг. Движение Дзиу Минкэн привлекло к себе широкие слои населения, в первую очередь, мелкой буржуазии и интеллигенции. Связанный пережитками феодального мировоззрения рабочий класс в этот период не сыграл самостоятельной роли. Испуганное размахом движения правительство пошло на компромисс с его либеральной верхушкой в 1881 г. при одновременном усилении репрессий против его радикального крыла. Император заявил о том, что через 10 лет подготовит и дарует народу конституцию. Японское правительство организовало изучение зарубежного опыта. Больше всего ему понравилась конституция Бисмарка, которую и взяли за основу японской. В 1889 г. Конституция была принята. В стране создавался парламент, однако, власть императора по-прежнему была фактически неограниченной, правительство назначалось им, могло принимать бюджет без одобрения парламента и т.д. Кроме того, существовал имущественный ценз на выборах, а провозглашенные буржуазные свободы на деле не выполнялись.

Либералов такое положение дел устроило, а более радикальная часть Дзиу Минкен была разгромлена полицией. Таким образом, либеральная оппозиция стала все теснее срастаться с властью.

На этом фоне в Японию постепенно проникали социалистические идеи. Японский капитализм, находясь на стадии формирования, породил, в свою очередь, утопический социализм. Главным идеологом утопического социализма, «японским Оуэном», как его назвали впоследствии, стал Сакума Тэйти – бывший чиновник Сегуната, не пожелавший идти на службу новому правительству. Под влиянием европейской литературы и видя тяжелое положение рабочих, он пришел к выводу о необходимости охраны труда, увеличения зарплаты и сокращения рабочего дня, а также понял необходимость коллективного отставания своих прав рабочими. Сакума основал собственную типографию, где ввел сокращенный рабочий день (10,5 часов летом и 8,5 зимой), организовал кассу взаимопомощи. Типография же занималась выпуском переводной литературы и прогрессивных журналов. Типография Сакума сыграла большую роль в развитии организованного рабочего движения.

Сэн Катаяма

Сэн Катаяма

Переход к нему произошел в Японии в самом конце XIX в. и был связан с именем Сэн Катаяма.

Сэн Катаяма родился в крестьянской семье. В юношеском возрасте он эмигрировал в США и там в течение 13 лет переменил ряд профессий, занимаясь преимущественно физическим трудом. В эмиграции ему удалось получить высшее образование. Вернувшись в 1897 г. на родину, он поставил перед собой задачу помочь организации японского пролетариата. В это время в среде интеллигенции существовали кружки, объединявшие разнообразных социалистов-утопистов, левых демократов и просто сочувствующих рабочим людей. Сэн Катаяма начал объединять все эти группы с целью помочь в организации рабочего движения, он смог создать «Общество по организации рабочих профсоюзов», которое действовало при поддержке типографии Сакума. Общество смогло создать профсоюзы печатников и металлистов и начать издание журнала «рабочий мир». Деятельность общества происходила на фоне подъема рабочего движения, который произошел из-за повышения цен после японо-китайской войны, но силы Общества были еще не велики и поэтому забастовки происходили большей частью стихийно.

Но уже в феврале 1898 г., во время массовой забастовки железнодорожников, Сэн Катаяма и Общество смогли оказать рабочим помощь, организовать выпуск листовок, чем обеспечили ей массовость и победу. В итоге железнодорожники добились выполнения всех своих требований и восстановления на работе уволенных товарищей и основали свой профсоюз. На фоне этого успеха общество по организации рабочих профсоюзов решило провести первую в Японии маевку, которую из-за полицейских преследований замаскировали под государственный праздник. В 1898 г. Сэн Катаямой также было образовано «Общество по изучению социализма».

Рост рабочего движения и создание профсоюзов напугали правительство и в 1900 г. был издан закон «Об охране общественного спокойствия», который запрещал забастовки и массовые собрания рабочих. Это на время приостановило работу профсоюзов, но уже в 1901 г. под руководством Общества был организован массовый (около 50 тыс. человек) митинг дружбы рабочих, который завершился провокациями и разгоном.

Весной 1901 г. Сэн Катаяма и Котоку Сюсуй с товарищами приняли решение о создании социал-демократической партии. Её манифест был опубликован в мае, и партия тут же была запрещена. В манифесте был сделан упор на легальную, в том числе парламентскою, работу, но демократические требования о всеобщих выборах и сокращении армии и социалистические – об обобществлении производства и земли – очень напугали правительство. При этом программа имела следы утопического социализма и анархизма, так как они были популярны в среде интеллигенции, хотя сам Сэн Катаяма всё больше склонялся к марксизму.

В этот период начались массовые гонения на профсоюзы. Так, был разгромлен профсоюз железнодорожников. Поводом этого послужила задержка императорского поезда из-за прохождения военного эшелона на маневры. Виноват оказался профсоюз.

Несмотря на репрессии, социалисты продолжали свою деятельность, и в 1903 г. была основана газета «Хэймин Симбун» («Народная газета») и создано «Движение простого народа» («Хэймин Ундо»). Задачей их была пропаганда идей социализма в общенациональном масштабе. Однако общество по-прежнему было слабо связано с рабочим классом и даже не выделяло его из общей массы народа (тут по-прежнему сказывалось влияние утопического социализма) и стремилось добиться социалистического общества путем реформ.

С началом русско-японский войны социалисты и «Хэймин Ундо» выступили против неё. В «Хэймин Симбун» была помещена статья Сюсюсюй Котоку – «Смысл войны», в которой он разоблачал захватнический характер войны и показывал её ненужность простому народу Японии. После этой публикации газету закрыли, но она продолжила выходить под названием «Тёкуген».

По мере того как японская армия несла потери, а положение трудящихся ухудшалось из-за роста цен и перебоев со снабжением, обстановка в стране накалялась. Однако пропаганда социалистов не могла на тот момент противостоять государственной шовинистической истерии. Шовинистическая пропаганда даже перестаралась и, разогнавшись, не смогла успокоить население, поэтому после подписания мирного договора в Токио состоялись массовые националистические демонстрации, которые постепенно переросли в погромы, которые вышли из-под контроля зачинщиков и были подавлены с помощью войск и полиции.

Однако шовинистический угар остыл и уже с 1906 г., возобновились социальные выступления, в первую очередь, увеличилось количество трудовых конфликтов, а вместе с ними и забастовок. В этих условиях и на волне подъема рабочего движения в 1906 г. Сэн Катаяма с товарищами создали социалистическую парию Японии (Сякайто).

Особенно крупные волнения произошли в феврале 1907 г. на рудниках Асио (преф. Тотиги) и Бэсси (о-в Сикоку). Волнения начались из-за условий труда, рабочие постоянно получали отравления свинцом и страдали от жестокого обращения начальства и маленькой зарплаты. Социалисты в этот период не имели связи с горняками и могли только оказывать им информационную поддержку. Многодневная забастовка была подавлена с помощью войск. Забастовка вызвала отклик и по стране произошли стихийные стачки, не только среди горняков, но и в других отраслях промышленности. Некоторые из этих выступлений окончилась победами рабочих, но большая часть была подавлена, зачастую с помощью армии.

На фоне обострения рабочей борьбы обострилась борьба между различными течениями в социалистическом движении Японии: парламентским («Группа парламентской политики») и синдикалистским («Группа прямых действий»), общепризнанным лидером которого считался Сюсюй Котоку. Борьба между этими направлениями достигла наивысшего напряжения на II съезде Сякайто (февраль 1907 г.) по вопросу об отношении к всеобщему избирательному праву. В то время как «Группа парламентской политики» считала избирательное право важным средством мобилизации масс на борьбу за широкие демократические преобразования, анархо-синдикалисты отрицали парламентские формы борьбы. Требования обеих групп отражали незрелость социалистического движения Японии, делавшего первые шаги к соединению социализма с практической борьбой японского рабочего класса. «Группа парламентской политики» направляла свои усилия на организацию рабочего класса, на развитие массового политического движения за всеобщие выборы и т. п., но она не могла понять сущность императорского строя, бессилие «императорского парламента» в рамках этого строя и впадала, так сказать, в «парламентаризм без парламента». «Группа прямых действий», отвергая иллюзии относительно «императорского парламента», в то же время не имела связей с массовым движением и делала ставку в достижении своих целей на авантюристические действия малочисленных одиночек.

Как раз в это время готовилось поглощение Кореи, и японские правящие круги не хотели терпеть у себя социалистов. Партию запретили за то, что в её программу на II съезде был внесен пункт о том, что «партия ставит своей целью осуществление социализма». Это ещё больше усугубило раскол на группу парламентариев и группу прямых действий.

Правительство усилило репрессии. Их кульминацией стало «дело о государственной измене». В результате полицейской провокации были захвачены и приговорены к смерти 25 социалистов, том числе и Сюсюй Котоку. Ещё 12 приговаривались к пожизненной каторге. Арестованные якобы готовились к покушению на императора и уже имели взрывчатку. На самом же деле, несколько человек действительно обсуждали такую возможность, но сам Котоку индивидуальный террор не признавал и понимал под прямыми действиями всеобщую стачку. Приговор вызвал огромное возмущение в Японии и заграницей, и правительство заменило казнь каторгой еще 12 революционерам, но Котоку был все равно казнен. Одновременно на оставшихся на свободе социалистов обрушились репрессии: были разгромлены все организации и закрыты все газеты, социалисты как организованная сила в национальном масштабе перестали существовать.

Несмотря на это, рабочее движение продолжалось, Сэн Катаяма продолжал свою организаторскую деятельность. Он организовал забастовку трамвайщиков Токио, которая началась 31 декабря 1911 г. Трамвайщики смогли победить хозяев, но после этого правительство испугалось, что их пример вдохновит других, и арестовало 67 человек. Некоторые были затем отпущены, но большинство попали в тюрьму. Вместе с трамвайщиками были арестованы и социалисты. Сэн Катаяма, отсидев 10 месяцев в тюрьме, вынужден был в 1914 г. уехать в эмиграцию в США.

Место разгромленных социалистов заняли реформисты, которые основали первый общенациональный профцентр «Общество взаимопомощи» (Юайкай). Бундзу Судзуки планировал наладить сотрудничество труда и капитала, но ситуация требовала от Юайкай активной помоши рабочим в забастовках, поэтому профцентр имел определенную популярность и добивался для рабочих отдельных уступок. Это, а также то, что до 1914 г. он был единственной легальной рабочей организацией, и позволило ему удерживать свое положение.

Во время первой мировой войны численность рабочего класса Японии увеличилась с 1450 тыс. до 2480 тыс., т. е. более чем на 70%, а новые отрасли промышленности (химическая, электротехническая и т.д.) требовали квалифицированных рабочих. Это сделало рабочий класс более организованным.

К 1914 г. социалисты постепенно оправились от разгрома и снова стали возникать кружки и возобновился выпуска журналов: «Кинадй-Сисо» – анархо-синдикалистского и «Синсякай» (новое общество) – марксистского.

К концу войны трудящиеся испытали на себе все военные трудности, которые только усиливались год от года, хотя Япония и вела успешные боевые действия, захватив австрийские и немецкие колонии в Китае. В этих условиях новости об Октябрьской революции вызвали большое оживление среди социалистов, рабочих и крестьян.

В 1918 г. начались «рисовые бунты», вызванные катастрофическим повышением цен на продукты питания, прежде всего на рис. При этом причиной роста цен была спекуляция и вывоз продуктов за границу, а не неурожай. Выступления начались с префектуры Тояма, где жены рыбаков взбунтовались и захватили рисовую лавку. Затем сходные бунты охватили всю страну. В них приняло участие более 10 млн. человек. Голодные, задавленные нищетой люди громили рисовые лавки, склады и рисоочистительные заводы. Правительство направило в охваченные восстаниями центры дополнительные силы жандармерии и с её помощью бунты были подавлены. В ходе расстрелов бунтующих было убито несколько тысяч человек, а после подавления к суду привлечено более 10 тысяч. Была введена цензура, всем газетам запрещалось сообщать какую-либо информацию о рисовых бунтах.

Окончание войны породило кризис перепроизводства и массовую безработицу, поэтому 1919-1921 гг. стали периодом массовых выступлений трудящихся. Самый большой резонанс получила забастовка на металлургическом заводе Явата, который был построен в 1901 г. и считался гордостью японской промышленности, играя большую роль в снабжении армии. Несмотря на то, что бастующие потерпели поражение, забастовка на Явате имела большое значение в качестве примера для других бастующих.

В 1920 г. состоялось и первое открытое празднование 1 мая в Токио. 5 тыс. рабочих открыто устроили шествие и митинг с требованиями отмены закона об охране общественного порядка.

Эти события изменили характер Юайкай, который оказался втянут в стачечное движение и в 1921 г. был переименован в Японскую федерацию труда (Родо Содомэй), которая выступила уже как общенациональное объединение профсоюзов страны.

Пример рабочих вдохновил и крестьян. По образцу федерации труда была построена Федерация арендных союзов, а затем Японская крестьянская федерация.

В короткие сроки Японский крестьянский союз превратился в массовую организацию. На II съезде союза в феврале 1923 г. присутствовали представители от 78 местных организаций, охватывающих 14 префектур. К концу 1924 г. число местных отделений союза выросло до 675, а количество членов — до 51 118.

В условиях подъема общественного движения встала необходимость создания коммунистической партии. В её создании значительную роль сыграли «Общество новых людей» (Синдзинкай) и «Общество пробуждения народа» (Гёминкай) они активно занимались пропагандой марксистских идей в рабочей среде и способствовали созданию марксистских групп внутри профсоюзов.

В целом, к этому времени в японском рабочем и социалистическом движении складываются два основных течения — анархо-синдикализм, выступающий с «левых» позиций, и социал-демократизм правого толка.

Главным полем битвы представителей этих течений были профсоюзы. Анархо-синдикалисты выступали за децентрализацию рабочего движения и их организаций, за «прямые действия» и всеобщую забастовку, а их противники настаивали на необходимости ограничения борьбы экономическими требованиями, проведением частичных реформ через парламент, высказывались против развертывания некоторых массовых действий.

Несмотря на борьбу течений среди левых в условиях подъема рабочего движения господствовала мысль о необходимости объединиться и создать пролетарскую партию, которая сможет отстаивать интересы трудящихся. Группа социалистов и анархистов (Т. Сакаи и др.) попыталась создать массовую политическую организацию. В декабре 1920 г. удалось учредить Японскую социалистическую лигу (Нихон сякайсюги домэй) и привлечь в ее ряды около 3 тыс. человек, но она не сумела сплотить вокруг себя широкие массы рабочего класса и возглавить их борьбу. Это объяснялось тем, что лига представляла собой разнородное объединение, куда входили как лица, стоявшие на коммунистических позициях, так и анархисты различных оттенков, социалисты и профсоюзные деятели. Воспользовавшись законом «об общественном порядке», правительство запретило лигу. Однако запреты и преследования не остановили развитие социалистического движения, в Японии продолжали возникать разнообразные марксистские группы, их число постепенно росло и они по-прежнему чувствовали необходимость объединения. Рабочее движение в этот период также набирало обороты, что и обеспечило предпосылки для создания коммунистической партии.

Михаил Марков

Предыдущая лекция

Следующая лекция