Революционное движение Юго-Восточной Азии: Индонезия

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

Индонезия прошла долгий период колониального господства, сначала со стороны нидерландской ост-индской компании, а затем, с конца 18-го века оказалась непосредственно под контролем правительства Голландии.  Весь 19-й век прошел под знаком господства в стране голландского капитала, но в 20-м веке в страну уже активно проникали не только голландские, но и другие монополии — сначала английские, а после Первой мировой войны — американские и японские.

Хозяйство на разных островах Индонезии развивалось неравномерно. Промышленным центром стала Ява, однако на остальных островах развивалась исключительно добыча полезных ископаемых и плантационное сельское хозяйство. Колониальные власти активно препятствовали развитию местной обрабатывающей промышленности.

Пролетариат в стране был, прежде всего, сельскохозяйственным (1,56 млн. человек из 2,7), значительную его часть составляли законтрактованные рабочие, находившиеся в полностью бесправном положении. В промышленности ситуация была немногим лучше, профсоюзы создавались исключительно с подачи администрации и были полностью желтыми. Ситуация кардинально изменилась лишь после Октябрьской революции.

В 1918-1919 гг. произошел ряд успешных стачек, в ходе которых рабочие смогли добиться выполнения своих требований. Усиление рабочего движения шло одновременно с ростом новых профсоюзов и радикализацией старых. Стремление рабочих к объединению привело к созданию в конце 1919 г. единого профцентра. Размах борьбы был настолько велик, что на борьбу стали подниматься наиболее отсталые слои рабочего класса – законтрактованные сельскохозяйственные рабочие, более того, их борьба стала распространяться за пределы Явы.

Помимо сельхозрабочих, к борьбе стали подключаться и крестьяне, которые, особенно на Яве, уже практически лишились земли и перешли в ряды батраков и арендаторов, зависимых от ростовщиков. Крестьяне массово отказывались платить арендную плату и налоги и прибегали к саботажу и поджогам.

В ряде провинций выступления переросли в восстания. На западной Яве восстание было организовано тайным обществом, выступавшим за свержение голландского владычества.

Индонезийские революционеры стремились направить стихийное движение крестьянства в русло организованной борьбы. Так, в 1918 г. в районе Сурабаи, где в непосредственной близости находились сахарные плантации и сахарные заводы, было создано Объединение рабочих и крестьян.

В этой революционной обстановке выявилось стремление к совместным действиям разных национальных партий. В ноябре 1918 г. была создана «Радикальная концентрация» — объединение партий для борьбы за конституцию и создание индонезийского парламента. В то же время в партиях и политических организациях Индонезии быстро шло размежевание революционеров и реформистов. Старейшая национальная организация Индонезии — «Буди Утомо» («Высокая цель») — впервые заявила, что ее целью является независимость Индонезии. Революционный подъем отразился на наиболее массовой национальной организации «Сарекат ислам» («Союз ислама»).

В «Сарекате» была в ходу концепция «грешного капитализма», первоначально господствовавшие в организации правые лидеры признавали «грешным» исключительно иностранный капитал.

Однако в 1918 г. Чокроаминото, один из лидеров организации, наконец признал преступным всякий капитализм, а иностранный особенно, и призвал всех бороться с ним всеми возможными методами: отстаивая свои трудовые права, повышение зарплат и общедемократические свободы.

В этот период в Индонезии активно действовало социал-демократическое объединение, которое в 1917 г. раскололось. Реформисты ушли из объединения и организовали социал-демократическую партию. Революционно настроенные социал-демократы продолжили активную деятельность в профсоюзах, особенно среди моряков, что позволило распространить социалистические идеи с Явы на другие острова. Также социал-демократы входили в организации «Сарекат ислама» и активно работали в них.

Это привело к тому что «Сарекат ислам» стал массовой организацией, в которую входило около 2 млн. человек, и был своеобразной формой единого фронта, который включал в себя рабочий класс, крестьянство, мелкую и национальную буржуазию.

В мае 1920 г. (всего на год позже КПК) социал-демократическое объединение было преобразовано в коммунистическую партию Индонезии. Создание компартии произошло в период послевоенного кризиса, и её популярность среди трудящихся начала быстро расти, так как она активно выступила против «режима экономии», проводимого правительством.

Рост освободительного движения заставил колонизаторов прибегнуть к маневрам. В 1922 г. была пересмотрена нидерландская конституция, из нее были исключены такие одиозные слова, как «колонии» и «наши заморские владения». Отныне Нидерландское королевство рассматривалось состоящим из четырех «равноправных» частей: Нидерландов, Нидерландской Ост-Индии, Суринама и Кюрасао. Индонезия была разделена на 36 дистриктов, причем индонезийцы в качестве назначаемых членов допускались к участию в местных органах власти — советах резиденций и дистриктов. Такие уступки привели к тому, что правые до того терпевшие рост влияния коммунистов, решили, что больше не нуждаются в союзниках и начали вести линию на раскол единого профцентра и «Сарекат ислама»»[1], что им удалось сделать к 1923 г.

Однако расчеты на изоляцию коммунистов не оправдались. За Коммунистической партией пошли наиболее боевые секции «Сарекат Ислама». Эти секции назвали себя «Сарекат Ислам Мерах» («Красный Союз Ислама»). К концу 1923 г. они преобразовались в «Сарекат Райят» («Союз народа») — массовую рабоче-крестьянскую организацию, примыкавшую к Коммунистической партии. Через «Сарекат Райят» осуществлялась массовая пропаганда путем организации бесплатных народных школ.

Рост влияния компартии и «Сарекат Райята» привели к тому, что компартия начала переоценивать свои силы, выдвигая лозунги о «советской Индонезии».

1923 год был ознаменован крупными стачками, из которых выдающееся значение имела стачка железнодорожников Семаранга, требовавших восстановления заработной платы, сниженной во время кризиса, и 10% надбавки на дороговизну. Забастовка была подавлена, 10 тыс. ее участников были уволены, руководители союза железнодорожников арестованы. Правительство приняло закон, каравший забастовщиков тюрьмой и высоким денежным штрафом, ограничило право собраний.

В этой обстановке компартия продолжала быстро расти: в ее рядах в 1926 г. было уже свыше 10 тыс. человек: «Сарекат Райят» насчитывал около 100 тыс. членов. Коммунисты в этот период испытывали большие трудности в работе в деревне, так как ЦК не мог определиться с комплексной программой по аграрному вопросу.

Рост популярности компартии привел к тому, что власти начали с ней активно бороться, и в 1926 г. были разгромлены издательства партийных газет, захвачены списки членов партии и начались аресты. Одновременно был нанесен удар по самым боевым профсоюзам, поддерживавшим коммунистов.

Террор против коммунистов вынудил их уйти в подполье, но не прекратил развития национального движения. В ноябре 1926 г. началось восстание. Вечером 26 ноября 1926 г. была захвачена телефонная станция Джакарты, но дальше развить успех восставшие не смогли. Затем стали вспыхивать отдельные восстания в разных провинциях Явы, а затем на Суматре. Восстание в значительной мере развивалось стихийно. Несмотря на то, что коммунисты активно участвовали в нем и пытались придать ему организованность, властям удалось подавить восстание в столице и потом начать методично расправляться с восставшими в других провинциях.

После поражения восстания усилилась реакция, профсоюзы и народные школы «Сарекат Райята» подвергались преследованиям. Вне подозрений оставались лишь «Исследовательские клубы» — организации буржуазной интеллигенции, провозглашавшие своей целью только научные занятия. Естественно, что в клубы начался приток новых членов, и они стали играть все большую роль в общественной жизни. Самым заметным из них стал «всеобщий исследовательский клуб» в г. Бандунг, которым руководил инженер Сукарно (будущий президент). Под его руководством клуб стал выпускать журнал «молодая Индонезия», где помещались статьи на социальные и политические темы.

В 1927 г. базе бандунгского клуба возникла Национальная партия Индонезии, которая ставила своей целью независимость страны. Идеологией партии провозглашался национализм. Партия стремилась к достижению независимости Индонезии путем объединения народа во имя этой цели. Главную революционную силу общества руководители партии видели в мархаэне (простом человеке) — крестьянине, ремесленнике, мелком предпринимателе. Наряду с буржуазными и мелкобуржуазными элементами, в Национальную партию входили и рабочие. После разгрома компартии оставшиеся на свободе коммунисты вступали в Национальную партию, которая была тогда самой левой среди других легальных организаций.

Стремясь объединить все организации, которые добивались независимости Индонезии, Национальная партия в 1928 г. создала Союз политических объединений индонезийского народа.

Партия начала массовую агитацию за свои идеи и стала самой заметной партией, выступавшей против голландского господства, так как коммунисты, действовавшие в условиях подполья, не могли вести массовую агитацию. Всё это в условиях развернувшегося кризиса сделало её мишенью для репрессий. Её лидеров обвинили в подготовке восстания и арестовали в 1929 г.

В 1931 г. Национальная партия под ударами колонизаторов объявила о самороспуске. Однако через несколько дней была создана «Партиндо» («партия Индонезии»), отражавшая взгляды радикальной части буржуазии. Сукарно после выхода из тюрьмы возглавил новую партию.

В декабре 1932 г. в условиях подполья состоялся конгресс компартии, которая приняла решение об организации единого фронта. И с этого началось воссоздание партийных организаций по всей территории страны.

В начале 1933 г. в Индонезии произошло событие, свидетельствовавшее о том, что брожение все сильнее проникает в вооруженные силы, которые призваны были охранять господство голландских империалистов.

В ответ на решение властей снизить жалованье войскам, полиции, матросам 5 февраля 1933 г. вспыхнуло восстание на броненосце «Де зевен провинсиен» («Семь провинций»). Матросы взяли управление кораблем в свои руки и направились в Сурабаю, чтобы выразить свой протест властям. Совместное выступление матросов-голландцев и индонезийцев сильно напугало правительство. После суда над участниками выступления голландские власти усилили репрессии по отношению к деятелям национального движения — многие из них, в том числе Cyкарно, были снова арестованы.

Во второй половине 30-х гг. между американскими и японскими монополиями развернулась борьба за проникновение в Индонезию. Голландцы, смирившись с американцами, не хотели допускать к себе в колонию еще и японцев.

Кризис увеличил ряды рабочего класса, на новые предприятия и плантации, созданные иностранным капиталом, пришли разоренные кризисом крестьяне. Теперь промышленность стала активно распространяться и на других островах, кроме Явы.

Индонезийские коммунисты создали в 1935 г. новый ЦК партии и вели в нелегальных условиях работу по созданию единого фронта с прогрессивными слоями национальной буржуазии против войны и угрозы фашизма. Совместно с левыми националистами коммунисты в 1937 г. создали легальную организацию — «Движение индонезийского народа» («Гериндо») для борьбы за демократические права.

Отказ колониального правительства удовлетворить притязания индонезийской буржуазии на участие в управлении страной усилил ее оппозицию колонизаторам и заставил пойти на союз с «Гериндо». Эта организация в мае 1939 г. создала Индонезийский политический союз («Гапи»). «Гапи» созвал Первый конгресс индонезийского народа, который принял решение бороться за создание в Индонезии полноценного парламента. На это решение не могли повлиять ни захват метрополии, ни переезд правительства в Лондон.

Таким образом, пусть на основе умеренных требований, был фактически создан единый национальный фронт, который затем смог бороться против японской агрессии.

В декабре 1941 г. Япония, напав на военно-морскую базу США Пёрл-Харбор, развязала войну на Тихом океане. На следующий день нидерландское правительство в Лондоне объявило о состоянии войны с Японией. В декабре 1941 г. японские десанты заняли подступы к архипелагу, а в январе 1942 г. уже начали операции на Калимантане и Сулавеси. В морских сражениях, происходивших в феврале 1942 г., голландцы потерпели поражение, японские десанты высадились на Суматре и Яве. В марте 1942 г. японские войска захватили Джакарту (Батавию), и голландские власти Индонезии подписали акт о капитуляции. Японцами были взяты в плен генерал-губернатор, несколько десятков тысяч солдат и офицеров. Некоторым частям голландской армии, а так же чиновникам колониальной администрации, удалось переправиться в Австралию. В Индонезии был установлен японский оккупационный режим.

Страна была разделена на военные зоны, все партии и общественные организации, вплоть до потребкооперативов, были распущены и запрещены. Вся собственность европейцев перешла к японцам. Оккупация вызвала раскол в буржуазных кругах, часть буржуазии решила сотрудничать с японцами, а другая — противостоять новым колонизаторам.

Японцы, захватив Индонезию, приступили к выкачиваю ресурсов из страны, в первую очередь, ценного сырья и продуктов питания. Оккупационная администрация проводила реквизиции продовольствия и массово использовала бесплатный труд в т.н. «трудовых батальонах» По приблизительным оценкам, за время оккупации от голода и жестокого обращения погибли около 4 млн. индонезийцев.

Такое правление не могло не вызвать сопротивления. Компартия Индонезии не прекратила своей деятельности, как и созданная с её участием организация «Единого фронта Гериндо». «Гериндо» стала основой первой массовой подпольной организации, которой руководил Амир Шарафуддин, но в 1943 г. японцы смогли разгромить подпольщиков. Тем не менее, сопротивление продолжалось.

Положение японцев в других регионах было шатким, и они попытались заигрывать с местными националистами, создавая военные формирования — батальоны ПЕТА (добровольная армия защитников родины) и политическую организацию «центр народных сил». Однако эти меры не остановили движения сопротивления.

В том же году при непосредственном участии нелегальной Коммунистической партии Индонезии (КПИ) была создана подпольная организация «Геракан Индонесиа Мердека-Гериндом» («Движение свободной Индонезии»). Существовали также подпольные студенческие и националистические организации, не починенные непосредственно «Движению свободной Индонезии».

До 1944 г. сопротивление носило, в основном, характер саботажа на предприятиях, который организовывали подпольные группы под руководством КПИ. Плотный контроль японских войск и разгром первого поколения подпольщиков не дал возможности организовать массовое партизанское движение, как на Филлипинах.

Тем не менее, в 1944 г. произошли стихийные крестьянские восстания на различных островах архипелага. В феврале 1945 г. положение стало настолько тяжелым, что восстал батальон ПЕТА.

Внутренне напряжение и успехи антигитлеровской коалиции привели к тому, что японцы совершили новый маневр, и в 29 апреля 1945 года японское военное командование на Яве объявило о создании Исследовательского комитета для изучения возможностей по подготовке независимости Индонезии. Работой комитета, в составе 62 человек, руководил д-р В. Раджиман.

1 июня 1945 года в Исследовательском комитете с речью выступил ветеран национального движения Ахмед Сукарно. На основе его речи, получившей впоследствии название «Рождение Панча сила», была сформирована платформа для объединения всех национальных сил в борьбе за создание независимого индонезийского государства. Сукарно выдвинул пять следующих принципов:

  1. индонезийский национализм, т. е. создание единого национального государства, охватывающего всю территорию Индонезии;
  2. интернационализм или гуманизм, т. е. отказ от всякого шовинизма и стремление суверенной Индонезии к дружбе со всеми народами, к равноправному международному сотрудничеству;
  3. муфакат, или демократия, в соответствии с традициями индонезийского общества;
  4. социальное благосостояние;
  5. вера в бога, понимаемая как веротерпимость (каждый может поклоняться своему богу).

22 июня 1945 года в Джакарте на нелегальной встрече ведущих деятелей национально-освободительного движения была подписана Джакартская хартия, определившая в качестве главной задачи создание суверенного государства — Республики Индонезии. В хартии особо оговаривалось, что суверенность индонезийской нации должна быть закреплена конституцией, основу которой составят принципы «Панча сила». По сути, это были принципы Сунь Ятсена перенесенные на почву Индонезии, где значительную роль играл религиозный фактор, прежде всего мусульманский.

Японцы были готовы идти на любые уступки, самым главным для них стало то, чтобы независимая Индонезия немедленно объявила войну Англии, Голландии и США.

Однако намеченный широкий жест не состоялся — 9 августа 1945 г. в войну вступил СССР.

Разгром Квантунской армии показал, что японцам осталось недолго. Поэтому 17 августа Сукарно, видя, что антияпонские организации сейчас сильны как никогда, провозгласил создание суверенной Индонезии, уже не совещаясь с японцами, так как стало ясно, что их войска в Китае будут разгромлены в ближайшие дни и капитуляция страны произойдет в ближайшее время.

  1. Республика Индонезия провозглашена 17 августа 1945 г., и народ освободился от иностранного господства.
  2. Вся власть должна быть сосредоточена в руках государства и народа.
  3. Япония потерпела поражение и лишена возможности, поддерживать свое господство в Индонезии.
  4. Индонезийский народ должен захватить оружие у японцев.
  5. Все предприятия (конторы, фабрики, шахты, плантации и т. д.) должны быть отобраны у японцев и переданы в управление народу.

Всё это было написано в одной из листовок, распространенной по всей стране.

Результатом стало то, что революционеры смогли заполнить вакуум власти, японцы были деморализованы и не оказывали сопротивления, а войска союзников были слишком далеко и смогли прибыть к Индонезии лишь через полтора месяца. Таким образом, у революционеров было некоторое время для создания государственной власти и армии. Тем не менее, первоначально охрану порядка осуществляли в первую очередь  отряды народной милиции, созданные на базе партий. Наиболее мощными из них были «Песиндо» (отряды социалистической молодежи) и «Хисбуллах» — отряды правой  мусульманской партии машуми.

Англичане и Голландцы не собирались признавать независимость Индонезии и с самого начала взяли курс на то, чтобы изолировать и ликвидировать республику. Генерал-губернатором Индонезии был назначен Ван Моок, который придерживался крайне правых взглядов, он считал Индонезийцев дикарями, а Голландию великой морской державой.

Англичане были готовы поддержать голландские притязания на колонию, так как в ней были сильны, в том числе, и позиции английского капитала. Однако первая волна английского десанта, прибывшая в Индонезию 29 сентября 1945 г., не предприняла действий по подавлению республики. Из-за слабости своих сил англичане первоначально де-факто признали республику и занимались, в первую очередь, разоружением остатков японских войск, соответственно следя, чтобы оставшееся оружие не попало в руки индонезийцев.

Положение изменилось в октябре 1945 г., когда прибыли голландские войска.

Войдя в Джакарту, они начали творить беспорядки, мародерствовать и захватывать административные здания. В ответ рабочие порта объявили забастовку, отказавшись разгружать корабли с вооружением и солдатами. Начались перестрелки, и на следующий день Сукароно подписал указ о формировании Армии народной безопасности — «Тента кеаманан ракъят» (ТКР). В армию были призваны члены партии, личный состав батальонов ПЕТА и бывших колониальных войск Голландии — ведь все рядовые в них  были индонезийцами.

В октябре Центральный национальный комитет Индонезии — «Комите насионал Индонесиа пусат» (КНИП), образованный в качестве временного парламента страны в августе 1945 года, издал постановление о всеобщей мобилизации. 20 октября были учреждены министерство народной безопасности (обороны) под руководством коммуниста А. Шарифуддина, и общий штаб армии, который взял на себя практическое руководство созданием ТКР.

В предельно короткие сроки на о-вах Ява и Суматра были сформированы 16 дивизий Армии народной безопасности, в которые вошли до 400 батальонов (100 полков).

Несмотря на многочисленность, ТКР была на первом этапе неспособна противостоять колонизаторам, из-за недостатка вооружения многие дивизии были вооружены легким стрелковым или вообще холодным оружием.

На первом этапе ударной силой колонизаторов были англо-индийские войска, они заняли три портовых города и установили там свою администрацию. Однако, в Сурабае, бывшей японской ВМБ, десант столкнулся с ожесточенным сопротивлением. Бои продолжались с 27 октября по 25 ноября и закончились победой колонизаторов.

Не менее упорными, чем на Восточной и Западной Яве, были сражения на Центральной Яве. 18 ноября англо-голландские войска перешли в наступление на важный стратегический пункт — город Джокьякарту. Оборону на этом направлении держала 5-я дивизия ТКР и молодежные отряды. В отличие от других индонезийских частей, подразделения, оборонявшие Джокьякарту, были хорошо вооружены, поскольку еще до начала вражеского наступления, они произвели несколько нападений на японские оружейные склады, где ценой больших потерь (свыше 2 тыс. человек убитыми) захватили большое количество стрелкового и артиллерийского вооружения. В боях на этом направлении части ТКР под командованием генерала Судирмана добились своих первых серьезных успехов. Дважды — 21 ноября и 15 декабря индонезийцы успешно контратаковали войска противника и выбивали их из городов Амбараву и Магеланг — важных опорных пунктов на дороге к Джокьякарте. Эти операции имели особое значение, поскольку вскоре правительство Индонезийской Республики перебралось из оккупированной Джакарты в Джокьякарту.

Агрессия колонизаторов вызвала ответную реакцию в мире, и в поддержку Индонезии начались рабочие выступления. А в Индии члены ИНК и КПИ требовали немедленного вывода индийских войск из Индонезии. В январе 1946 года вопрос о положении в Индонезии по требованию Украинской ССР был поставлен на повестку дня Совета Безопасности. Однако колониальные державы заблокировали предложение.

Революционное движение Юго-Восточной Азии: ИндонезияКолонизаторы в этот период предпринимали активные действия, так как стало ясно, что вывод английских и индийских войск неизбежен, поэтому голландцы торопились использовать помощь союзников максимально.

3 марта 1946 года голландцы высадили двухтысячный десант на остров Бали. Жители острова развернули против захватчиков партизанские действия. 9 марта дивизия (девять батальонов) голландских войск высадились в Джакарте, оккупированной англичанами, в связи с чем правительство Индонезии выразило резкий протест, заявив, что «высадка голландских солдат является нарушением суверенитета Республики Индонезии». Упорные бои начались и на юге Суматры, в городе Палембанг, в порт которого голландцы ввели свои военные корабли.

С 10 марта английские войска общей численностью 5 тыс. человек при поддержке тяжелых танков атаковали район Лембанга, расположенный неподалеку от города Бандунга. В ходе тяжелого боя Лембанг был взят. Потери англичан составили около сотни убитыми. 11 марта противник начал наступление на города Сукамби и Богор, которые пали после ожесточенных боев. 18 марта англичане, используя 10 легких танков, атаковали Бандунг, захватив его южную часть.

После этого повсеместно, начиная с Джакарты, началась замена английских войск голландскими. 16 апреля южная часть Бандунга была передана англичанами под контроль голландских войск. Вслед за этим, 16 мая, под контроль голландцев перешел Семаранг. С 10 июля голландцам были переданы все оккупированные союзниками районы вне Явы и Суматры. В октябре голландцы получили под свой контроль города Богор на Яве, Палембанг, Медан и Паданг на Суматре. А 30 ноября 1946 года последний английский солдат покинул территорию Индонезии.

Голландские войска, будучи не в состоянии полностью овладеть островами Ява, Суматра и Мадура, развернули боевые действия в других районах архипелага. К июлю 1946 года они оккупировали о-ва Калимантан, Сулавеси, Молуккские и Малые Зондские, а также архипелаг Риау и о-ва Банка и Белитунг. На всех этих территориях, слабо развитых в экономическом положении, проживало менее четверти населения Индонезии.

Голландцы также предпринимали усилия для «политического» решения вопроса путем создания мелких марионеточных государств. Однако полностью свой план они выполнить не смогли.

В 1947 г. в местечке Лингаджати было заключено соглашение, по которому Голландия признавала де-факто власть республики на Яве, Мадуре и Суматре. Соглашение предусматривало образование суверенного федеративного государства — Соединенных Штатов Индонезии, которые в будущем должны были вместе с Голландией образовать Голландско-Индонезийский союз, возглавляемый голландской короной. По замыслу колонизаторов, Соединенные Штаты Индонезии должны были состоять из многих небольших «государств», управляемых марионеточными правительствами. Одним из самых тяжелых для Индонезии пунктов соглашения был пункт о возвращении собственности иностранцам.

Республика воспользовалась передышкой для начала прогрессивных реформ и переформирования Армии, которая получила название «Тенара Насильналь Индонезия» (ТНИ) — «Национальная армия Индонезии».

Поскольку компромисс не устроил голландцев, они пошли на дальнейшую эскалацию конфликта. Нарастив свои войска в Индонезии, они предъявили республике меморандум, который предполагал восстановление суверенитета Голландии над всей территорией республики до создания СШИ, роспуск ТНИ и создание совместной жандармерии под командованием голландцев. Республиканцы отвергли этот меморандум, и голландцы возобновили боевые действия.

21 июля голландские войска с занимаемых ими баз на Яве (Джакарта, Сурабая, Бандунг) и Суматре (Медан, Паданг, Палембанг), при поддержке авиации, развернули мощное наступление на позиции индонезийцев. Одновременно голландские власти в Джакарте совершили насильственные действия в отношении республиканской делегации, присутствовавшей на переговорах: все ее члены, включая главу делегации А. К. Гани, были арестованы.

Высокомеханизированные и насыщенные танками войска за три дня заняли большие территории Индонезии. Однако войска ТНИ, несмотря на прорыв позиций, смогли сохранить организованность и уйти с танкоопасных равнин в горы и джунгли.

На борьбу с голландскими захватчиками поднялась вся страна. 30 июля 1947 года был создан Национальный фронт обороны Западной Суматры, объединивший 56 политических, общественных и военных организаций. В августе на Северной Суматре начал свою деятельность Совет по координации деятельности партий. Главными задачами Совета, в который вошли представители влиятельных и авторитетных индонезийских партий, были:

на основе единства и целостности всех сил защищать суверенитет и полную независимость Республики Индонезии как внутри страны, так и на мировой арене;
способствовать проведению всеобщей мобилизации;
привести политическую, экономическую и социальную жизнь в соответствии с интересами обороны страны.

Совет объявил всеобщую мобилизацию и призвал все население страны к длительной партизанской войне. «На территории, оставленной нами, — указывалось в обращении Совета, — уничтожайте все, что может потребоваться врагу».

Со 2 августа 1947 года в районах, оккупированных захватчиками, развернулось широкое движение «несотрудничества», выражавшиеся в массовом саботировании всех мероприятий голландских властей. Так, из 6800 рабочих железнодорожников в Джакарте лишь 100 человек изъявили желание работать на оккупантов. Из трех тысяч работников городского муниципалитета столицы только 10 человек продолжали выполнять свои служебные обязанности, а из 800 служащих управления электроснабжения Джакарты голландские указания выполняли всего 7 человек.

31 июля 1947 г. ООН снова попыталась вмешаться, на сей раз по запросу Индии и Австралии. Совет безопасности выразил обеспокоенность боевыми действиями, предложил их прекратить и решить проблемы арбитражем. Голландцы игнорировали все предложения и продолжали наступление. В итоге, к концу августа на Яве под контролем республики оставались лишь треть территории острова. Однако голландцы исчерпали свои резервы, и понеся потери от постоянных партизанских атак и упорного сопротивления войск республики, пошли на переговоры.

Действия голландских оккупантов вызвали бурные протесты мировой прогрессивной общественности. Советский представитель в ООН потребовал не только прекращения военных действий, но и отвода голландских сил на исходные позиции.

Однако западные державы отклонили эти предложения, приняв лишь решение о прекращении огня и создания так называемой Комиссии добрых услуг из представителей США, Австралии и Бельгии.

Упорное сопротивление индонезийского народа и позиция международных сил заставило голландцев временно отказаться от планов ликвидации Республики и возобновить с ней переговоры.

8 декабря 1947 года состоялась встреча сторон. Она проходила на «нейтральной территории» — транспортном судне американского военного флота «Ренвил», стоявшем на якоре в порту Джакарты. Индонезийскую делегацию возглавлял премьер-министр А. Шарифуддин, а делегацию Нидерландов — чиновник-индонезиец Р. Виджойатмоджо. Представители Комиссии добрых услуг также активно участвовали в переговорном процессе.

В результате переговоров 17 января 1948 года было подписано Ренвильское соглашение, предусматривающее прекращение огня и принятия линии ван Моока в качестве временной линии разграничения, оставляющей под голландской оккупацией большую часть Явы и основные нефтяные и плантационные районы Суматры. Территория Республики сильно урезалась. Теперь на ней проживало 19,2 млн. человек, тогда как на оккупированной территории — 30,6 млн. индонезийцев. Правительство Шарифуддина подписало это соглашение «в надежде на мирную передышку в крайне тяжелый для Республики момент и, рассчитывая, что в результате предусмотренного соглашением плебисцита оккупированные голландцами районы вернутся в ее состав».

Подписание Ренвильского соглашения спровоцировало обострение борьбы между национальными силами Индонезии. Правые партии обвинили Шарифуддина в «уступчивости» и добились падения его кабинета. К власти пришел кабинет вице-президента М. Хатты, в котором преобладали правые силы. Со своей стороны, левые партии, прежде всего Коммунистическая партия Индонезии, в феврале 1948 года создали оппозиционный Народно-демократический фронт (НДФ) во главе с Шарифуддином. КПИ объединилась с социалистической и рабочей партиями и предложила программу «Новый путь для Республики Индонезии».

Правительство Хатты, видя главную угрозу не в голландцах, а в коммунистах спровоцировало перестрелку между частями, где были сильные правые, и частями, сочувствовавшими коммунистами. Это позволило обвинить КПИ в попытке захвата власти и начать массовые репрессии против них.

Расколом единого фронта сразу воспользовались голландцы, которые начли наступление и взяли столицу республики Джокьярту, высаженный воздушный десант захватил правительство и президента. Сукарно успел призвать народ к сопротивлению колонизаторам, а в плену отказался отдать приказ о сдаче.

Голландцы после захвата столицы вошли во все крупные города, оставшиеся под контролем республики.

Армия республики окончательно перешла к партизанской тактике, разработанной начальником оперативного штаба полковником А. X. Насутионом, которая сочетала в себе налеты на коммуникации и городские центры с помощью мобильных отрядов, охрану освобожденных районов, саботаж и «тактику выжженной земли». На Яве основное руководство осуществляли военные, а на Суматре было создано чрезвычайное правительство республики с оставшимся на свободе министром Ш. Правиранегарой.

КПИ приняла активное участие в борьбе против колонизаторов, создавая отряды и присоединяясь к действующим войскам республики. Многие коммунисты присоединялись к партизанам, сбежав из тюрем, куда их недавно забросили правые.

Партизанская война привела к тому, что от голландцев к марту 1949 г. были очищены значительные территории и несколько крупных городов. Голландские войска к этому времени уже начали разлагаться — сказалось международное давление, забастовки рабочих в самой Голландии и выступления коммунистов. Боевой дух упал, и появилось значительное число дезертиров, многие из которых переходили на сторону партизан.

Все это заставило голландцев освободить арестованных лидеров Республики, вернуть их в Джокьякарту и начать с ним переговоры.

Революционное движение Юго-Восточной Азии: Индонезия

Конференция «Круглого стола»

В августе 1949 г. в Гааге открылась конференция «круглого стола», на которой были представлены Голландия, Индонезийская республика и марионеточные «государства», созданные колонизаторами. В результате переговоров, в которых участвовала «Комиссия добрых услуг», 2 ноября 1949 г. были подписаны соглашения, признававшие образование суверенного государства— Соединенных Штатов Индонезии в составе семи государств, включая Индонезийскую республику. Суверенитет нового государства сильно ограничивался решением о создании возглавляемого голландской короной Голландско-Индонезийского союза, в ведении которого целиком находилась внешняя политика Индонезии; экономическое соглашение возвращало иностранцам их предприятия и плантации и гарантировало в будущем их широкое участие в экономике страны; Индонезия обязана была выплатить «долг» Голландии в 4,3 млрд. гульденов, то есть оплатить расходы на войну против Индонезии.

Военное соглашение устанавливало контроль Голландии в вопросах обороны страны: в Индонезии учреждалась голландская военная миссия для «помощи» в организации вооруженных сил, военно-морская база Сурабая продолжала оставаться в руках голландцев. Голландия отказалась немедленно согласиться на суверенитет Индонезии в Западном Ириане, статус которого было решено определить через год.

Коммунистическая партия Индонезии подвергла решения «круглого стола» резкой критике и возглавила борьбу народа за подлинную независимость.

Правительство Хатты тем временем проводило политику, которая была выгодна иностранному капиталу и компрадорам. При этом американский капитал потеснил на рынке английский и США стали диктовать Индонезии условия внешней торговли, замыкая производство на экспорт сырья и ведя эмбарго на торговлю с СССР.

Существование федеративной системы означало не только сохранение господства империалистов в замаскированной форме, но и таило в себе угрозу полной потери независимости Индонезии. Авантюристически настроенными голландскими офицерами неоднократно предпринимались попытки захвата власти в стране. Неудивительно, что в Индонезии расширилось движение за унитарную республику, во главе которого встала КПИ, профсоюзы и крестьянские объединения. В результате борьбы во всех частях Индонезии в 1950 г. была провозглашена Унитарная республика Индонезия.

Однако первый кабинет республики оставался правым, в него вошли лишь Машуми и правые социалисты, которые были правее, чем национальная партия, отказавшаяся участвовать в правительстве.

Революционное движение Юго-Восточной Азии: Индонезия

Подписание документа о признание Голландией Индонезии

Это было правительство компрадорской буржуазии и феодальных помещиков, которое старалось восстановить политику кабинета Хатты, ориентируясь на «помощь» со стороны США. Внешние займы, новые налоги, выпуск бумажных денег — все это приводило к понижению жизненного уровня народа. Забастовочное движение ширилось. В августе — сентябре 1950 г. на Яве и Суматре бастовало 700 тыс. сельскохозяйственных рабочих. Активную борьбу против реакции вели компартия и руководимые ею профсоюзы, молодежные, женские, крестьянские организации.

Окончательно добил правительство вопрос о западном Ириане, который так и не был решен в пользу Индонезии. Несмотря на протесты населения, он оставался под контролем голлданцев. Это привело к падению кабинета и замене его не менее правым правительством.

В этой обстановке КПИ снова выступила с программой по достижению полной независимости республики и ликвидации унизительных соглашений «круглого стола» и объединения с Западным Ирианом. КПИ, восстановив свои организации, призвала к созданию широкого блока, в который должны были войти, в том числе, и партии национальной буржуазии. Правительство тем временем заключило с США договор о «взаимной безопасности», что вызвало такой взрыв возмущения, что оно было вынуждено уйти в отставку, а договор так и не ратифицировали в парламенте.

В партии Машуми, разнородной по составу, усилились разногласия, приведшие к отделению той ее части, которая выступала против проимпериалистической политики руководства Машуми. Так образовалась в 1952 г. мусульманская партия «Нахдатул Улама» («Союз мусульманских богословов»).

Новый кабинет возглавил лидер правого крыла национальной партии, который проводил фактически ту же политику, что и его предшественники. По-прежнему оставив собственность в руках у иностранцев, он занялся возвращением помещикам земель, которые заняли крестьяне во время борьбы с японцами и во время партизанской войны. Это вызвало ряд восстаний, и в конце концов привело в 1953 г. привело к падению кабинета.

В новое правительство Састроамиджойо не вошли представители реакционных партий. Оно изменило внешнеполитический курс, установив связи со странами народной демократии и заявило о пересмотре соглашений конференции «круглого стола». 10 августа 1954 г. был подписан протокол о ликвидации Голландско-Индонезийского союза, еще раньше было расторгнуто соглашение с голландской военной миссией, срок пребывания которой был ограничен декабрем 1953 г. На попытки вовлечения Индонезии в CEATO правительство отвечало отказом.

Революционное движение Юго-Восточной Азии: Индонезия

Президент Сукарно

Однако правительство было неустойчивым и на протяжении периода 1954-1959 гг. в Индонезии сменились несколько кабинетов, проводивших прогрессивные преобразования при поддержке КПИ и массовом сопротивлении реакционных элементов, которые в 1956-1957 гг. организовали восстания на ряде островов и создали там свои независимые правительства. Подавление мятежей привело к тому, что президент республики Сукарно, с одной стороны, понял, что наиболее последовательной антиимпериалистической силой являются коммунисты, а с другой стороны, в том, что существующая парламентская система для Индонезии слишком неустойчива.

Поэтому в 1959 г. он провел реорганизацию власти и ввел новую концепцию «направляемой демократии», где президент получал значительные полномочия. Одновременно с этим был введен в действие Политический манифест и его принципы — УС ДЕК (сокращение от индонезийских слов — конституция 1945 г., индонезийский социализм, направляемая демократия, направляемая экономика, самобытность Индонезии)»[2]. Вместе с тем Сукарно опирался на Армию и мусульманские партии, но постепенно все больше склонялся к КПИ.

Таким образом, КПИ получила особый статус и продолжала наращивать свое влияние легальными способами, увеличивая на каждых следующих выборах свое представительство в парламенте. Это резко сдвинуло плитку Сукарно влево, и он провел ряд прогрессивных реформ в деревне, начал индустриализацию и переориентировал торговлю на СССР и КНР.

Раскол СССР и Китая привел к тому, что в Индонезии среди коммунистов появилось много сторонников ориентации на КНР и ускорения преобразований, для чего необходимо было очистить армию от реакционных элементов. Сукарно сам, видя усиление армии, соглашался на проведение ряда мер. Так, в армии были введены комиссары, а командиры стали изучать марксизм. Однако проблема реакционного генералитета по-прежнему оставалась.

В итоге, 30 сентября группа левых офицеров попыталась организовать свой переворот и очистить армию от реакционных генералов. О перевороте не знала даже значительная часть ЦК, и КПИ оказалась не готова поддержать товарищей. Офицеры и молодежные коммунистические организации заняли столицу и объявили о том, что совершают свои действия для защиты Сукарно от реакционных офицеров. Военные, напротив, быстро сориентировались, обвинили коммунистов перевороте, и, быстро атаковав столицу, разбили революционеров. Военные, формально оставив Сукарно президентом, начали террор против КПИ, используя для этого и мусульманские отряды. В итоге КПИ была полностью разгромлена и деморализована. Долгий период легального существования и союза с действующей властью привел к тому, что коммунисты оказались не готовы к переходу на нелегальное положение и к вооруженному отпору карателям. Подполье смогли организовать лишь на восточной Яве в Блитаре, но оно в 1968 г. было окончательно разгромлено. На остальных членов КПИ обрушился массовый террор, в результате которого потери КПИ и сочувствующих насчитывали около миллиона человек. Оставшиеся в живых члены КПИ покинули страну и обосновались либо в КНР (те, кто поддерживал КПК), или в СССР и странах ОВД (те, кто ориентировался на КПСС).

Военные при поддержке мусульман тем временем отправили Сукарно в отставку. После того, как прикрываясь его именем, они завершили первую фазу подавления КПИ, в стране был установил диктаторский режим Сухарто (одного из высших военных чинов, возглавившего подавление восстания). Сухарто смог с помощью поддержки военных так плотно контролировать страну, что в ней не смогло сложиться партизанского движения, как на соседних Филиппинах или в Малайзии.

МАРКОВ Михаил

[1] «Сарекат Ислам» постепенно терял популярность, и к началу 30-х гг. из него ушли как левые — к коммунистам, так и правые — к более реакционным мусульманским организациям
[2] В целом, программа напоминала аналогичные положения гоминдановской программы периода, когда партию возглавлял Сунь Ятсен, и был организован союз с КПК

Предыдущая лекция

Следующая лекция