Роль свободы слова в построении социализма

От редакции. Мы публикуем весьма спорную статью, пришедшую к нам от одной из наших читательниц.

Почему мы не смогли построить социализм? Бьются в поисках ответа на этот вопрос левые силы, и никак не могут прийти к решению.

Перерожденчество партаппарата? Да, но почему оно стало возможным? Почему оно стало возможным в Советской стране, где были органы Советской власти, народного контроля? Да и они, эти органы, под конец переродились. Я застала ещё то время, когда моя соседка, «работавшая» в народном контроле, имела больше, чем все остальные соседи, вместе взятые. В годы капиталистических реформ, эта соседка, хорошо в них вписавшаяся, стала предпринимашкой. Теперь она – несмотря на 60 с хвостиком, активный член едрисни.

Свобода словаНадо сказать, преуспели в этом и КГБшники. Именно они — бывшие – сейчас одни из богатейших предпринимателей.

Так почему же те органы, которые были призваны защищать социализм, стали его могильщиками? А причина-то проста (во всяком случае, для КГБ). Спецслужбы изначально защищали социализм неправильно, дуболомно подавляя свободу слова!

О том, сколько бед принесла стране сталинщина – писалось много. Но писалось почему-то теми, кто хотел демонтировать социализм и на его месте построить бандитский капитализм. Те, кто искренне хотел социализм очистить, почему-то верили, что сталинские методы для этого подходящие.

На самом деле, вместо того, чтобы отменить в стране всякую цензуру, установленную в годы Гражданской войны, когда это было ещё хоть как-то оправдано – Сталин ужесточил её. Вместо того чтобы сделать так, чтобы каждый мог высказываться  свободно – он изолировал от общества людей, которые свободно высказывались.

А это ведь – свобода слова – важнейшая часть народовластия. Никаких специальных органов для упрочения социализма не надо было бы, если бы существовала она – свобода слова! Никакие спецслужбы не справятся с этой задачей, так, как справились бы свободные граждане, которые имеют полное право высказываться обо всём, как им вздумается!

Стал бы красть и брать взятки чиновник, если бы знал, что его разоблачат? Нет. Нет ведь. А в СССР крали и брали взятки. Потому что знали, что они под надёжной охраной её величества цензуры.

Ни одно левое движение в России почему-то не признаёт важность свободы слова для построения социализма. Я уже второе десятилетие ищу такое движение, и не могу найти. Отдельные люди – есть. Они – члены КПРФ, РОТ Фронта, РОС… В ВКПБ и ВКП (б) я с такими людьми ещё не встречалась, но, может быть, есть они и там. Но чтобы в России была партия левого толка, у которой было бы чётко записано в программе: Для построения социализма необходима полная отмена цензуры – нет, этого нет.

Да что там партии! Я со своими товарищами по работе, б/п, бьюсь, а всё без толку. Нет, теоретически они могут признавать, и некоторые – даже охотно, что свободу слова подавлять нельзя, что это – одно из достижений цивилизации, и т. д. Но вот стоит дойти до конкретики – раздаются призывы запрещать и не пущать.

Конкретный пример. Баркашню у нас ненавидят. Я, кстати, тоже ненавижу, но одно дело – мои политические антипатии, и совсем другое – принципы. Так мне сколько раз приходилось слышать недоумение и возмущение, почему их не запрещают, столько раз и возражать. И причём всегда я натыкалась на непонимание. «А, — говорили мне – вы фашистов защищаете? Значит, вы сами фашистка!» Сколько нервов уходило на то, чтобы доказывать, что защищаю я не баркашовцев, а принцип свободы слова.

Вот пока люди не поймут, что без неограниченной и абсолютной свободы слова социализм не построить – о социализме говорить нельзя.

Металина Тайлинова

От редакции. Данная статья опубликована нами исключительно как пример ненаучного подхода, который демонстрируют некоторые искренние, честные, но не слишком грамотные товарищи.

Проследим ход мысли автора.

Задаваясь вопросом о причинах крушения СССР, автор тут же забывает о марксистских законах развития общества. Это вообще очень характерно для постсоветских и западных левых: они с удовольствием применяют классовый анализ к капитализму, но когда приходится рассматривать социализм, тут же становятся беспомощны как дети. Одни придумывают новые формации («суперэтатизм», «госкап»), другие взваливают всю вину на субъективный фактор («кровавый тиран Сталин»), третьи усиленно ищут «пятую колонну» и так далее… Автор даже не вспоминает о том, что экономический базис определяет надстройку, и с жаром обсуждает такое чисто надстроечное явление как наличие или отсутствие свободы слова.

Но и в этом вопросе автор безбожно путается и демонстрирует полное незнание фактов. Вместо этого повторяются штампы антикоммунистической пропаганды. О сути цензуры в Гражданскую войну она не говорит ничего. О том, что в 30-е годы советская пресса была очень демократична, она ничего не знает. Многочисленные случаи, когда рабочим через газету удавалось смещать и предавать суду коррупционное начальство, ей неизвестны. Тот факт, что «железный занавес» был опущен не Сталиным, а Черчиллем и Трумэном, также ускользнул от внимания автора. Как с таким багажом знаний вообще можно рассуждать о предмете статьи?

Под занавес автор скатывается на позиции «общечеловеческих ценностей», забывая о том, что свобода слова — явление классовое.

Мы советовали бы уважаемому автору направить свою энергию на изучение марксистской науки. Надеемся, что классики научного коммунизма помогут ей пересмотреть свои взгляды.