РСДРП и Первая Русская Революция

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

Экономический кризис 1900-1903 гг. потряс всю систему российского капитализма, особенно, тяжелую промышленность. Бездействовало около половины домен и до 45% всех нефтяных скважин. Особенно резко сократилось производство рельсов, паровозов, вагонов. Лишь в конце 1903 и начале 1904 гг. в ряде отраслей промышленности появились первые признаки оживления, не перешедшего, однако, в общий подъем.20141020_Pervaya-russkaya-revolyutsiya

Кризис сопровождался массовой безработицей, ухудшением условий труда рабочих, разорением множества мелких и средних предпринимателей. Одновременно усилилась концентрация производства, увеличилась мощь крупных и крупнейших предприятий, поддерживаемых банками иностранными и русскими. Характерной чертой этого периода является возникновение монополистических объединений, преимущественно в форме синдикатов. Число монополий в начале XX в. было невелико (около тридцати). Но они утвердились, хотя и не сразу, в главных отраслях тяжелой промышленности и постепенно овладели важнейшими источниками сырья и топлива.

Крайняя неравномерность развития отдельных частей общероссийской капиталистической системы усилилась с переходом к империализму. В России особенно велик был разрыв между немногими высокоразвитыми отраслями промышленности и остальными ее отраслями. Коренное противоречие российской экономики В. И. Ленин определил так: «…Самое отсталое землевладение, самая дикая деревня – самый передовой промышленный и финансовый капитализм!»

Тридцати тысячам крупнейших землевладельцев принадлежало в начале XX в. 70 млн. десятин земли – примерно столько же, сколько имели 10,5 млн. крестьянских дворов, находившихся в кабале у помещиков.

Разорение и экспроприация крестьянства происходили в громадных размерах: за одно десятилетие (с конца 80-х до конца 90-х годов) число дворов бедноты – безлошадных и однолошадных – выросло на один миллион. В 1901 г. страну вновь постигли неурожай и голод, охватившие 20 губерний с 24 миллионами населения.

Все это порождало огромное социальное напряжение, и ключевым вопросом для последующих революций был именно вопрос о земле.

Между тем происходило назревание революционной ситуации. В России на протяжении 1900-1905 годов происходил рост забастовочного движения, а в деревне крестьяне пытались организовать захват помещичьих земель. В июле-августе 1903 г. стачки в промышленных центрах Украины и Кавказа вылились во всеобщую стачку, охватившую около 200 тыс. рабочих всех национальностей.

Царизм же в интересах крупной монополистической буржуазии, тем временем, вел продвижение на восток, ища новые рынки сбыта и источники сырья. В попытке разрешить последствия кризиса от Китая была отторгнута Манчжурия.

Но в это же время не менее активно осваивала континент и японская буржуазия. В результате произошло столкновение интересов Японии и Российской империи в Корее. В царском окружении взяли верх наиболее милитаристские круги – «Безобразовская клика» – и, в результате, продолжали играть на обострение конфликта. В результате, Япония, зная о неподготовленности Российской империи к войне, нанесла удар по базе флота в Порт-Артуре в ночь на 9 февраля 1904 г. Началась русско-японская война, которая послужила не для успокоения народа, а для ускорения революции.

Военные поражения и непонятный характер войны подорвали боевой дух армии, и народ постепенно отошел от первоначального патриотического угара, что ускорило революционные события. Но и без войны революция уже назревала.

Если аграрный, крестьянский вопрос был ключевым вопросом назревавшей революции, то ее движущие силы и формы борьбы, ее ход и перспективы определялись в громадной мере новой расстановкой классовых сил. Пролетариат, выросший и превратившийся в мощную организованную силу, стал гегемоном революции; как наиболее угнетенный класс он стал наиболее полным выразителем интересов всех слоев общества в борьбе против абсолютизма.

Буржуазия была напугана развитием событий. Шовинистические настроения первых месяцев войны сменились в либеральных кругах, особенно, после падения Порт-Артура, ростом недовольства.
Правительство прибегло к маневру, сделав несколько пустых, декларативных заявлений о своем доверии «зрелым общественным силам» и слегка смягчив полицейские ограничения деятельности либералов.
В стране развернулась «банкетная кампания» – поток петиций и речей, в которых земцы-либералы призывали правительство заключить мир и вступить пока не поздно на путь конституционных реформ.

В этих условиях резко проступили коренные различия между большевиками и меньшевиками. Меньшевики предлагали рабочим принять участие «в банкетной кампании», уверяя, что это подтолкнет либеральную буржуазию к более активным действиям. Против меньшевистского плана решительно выступили большевики во главе В. И. Лениным. Они указывали, что ограничивать рабочее движение манифестациями в поддержку либералов, значит отвлекать пролетариат от его главной задачи – подготовки к открытым революционным боям. Большевики стояли за поражение царизма в русско-японской войне, ибо оно облегчало его свержение, ускоряло революцию.

Рост стачечной борьбы, усиление антивоенных настроений в деревне и армии свидетельствовали о приближении революции. В конце 1904 г. всеобщая стачка нефтяников Баку, проходившая под руководством большевиков, закончилась победой – заключением первого в истории рабочего движения в России коллективного договора рабочих с нефтепромышленниками.

Рабочие Петербурга развернули в 1904 г. активную борьбу за улучшение своего экономического положения. Опасаясь, что одни репрессии не остановят рабочего движения, правительство снова прибегло к «полицейскому социализму», но уже в более замаскированном виде.

При поддержке властей священник Гапон организовал «Собрание русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга» с отделениями на крупнейших предприятиях столицы. Задачей этой организации было мирное урегулирование конфликтов с предпринимателями, предотвращение революционных выступлений. Гапон играл на вере самых отсталых и недавно приехавших из деревни рабочих в «доброго царя».

3 января 1905 г. началась забастовка рабочих крупнейшего в Петербурге Путиловского завода. Она тотчас же перекинулась на другие предприятия и к 8 января приобрела всеобщий характер. Под влиянием большевиков рабочие выдвигали не только экономические, но и политические требования.

Видя полную невозможность прекращения движения, и боясь утратить свое влияние на отсталые слои рабочих, Гапон при поощрении полицейских властей решил организовать шествие рабочих к Зимнему дворцу для вручения царю петиции о насущных нуждах народа. В Петиции соединились общедемократические и социальные требования, при этом она была полностью рассчитана на то, что царь проявит добрую волю и пойдет навстречу желанию народа. Большевики призывали отказаться от манифестации, но не смогли убедить рабочих. 8 января Петербургским комитетом РСДРП была издана прокламация «Ко всем петербургским рабочим», предупреждавшая рабочих, что от царя нельзя ждать свободы. «Такой дешевой ценой, как одна петиция, хотя бы и поданная попом от имени рабочих, свободу не покупают.
Свобода покупается кровью, свобода завоевывается с оружием в руках, в жестоких боях».

20141020_Pervaya-russkaya-revolyutsiya2

Воскресенье 9 января (22 января по новому стилю) до 150 тыс. человек двинулись из рабочих предместий к Зимнему дворцу. Многие несли иконы, царские портреты. У Нарвских ворот, Троицкого моста и в других местах, путь шествию был прегражден полицией и отрядами кавалерии, которые встретили рабочих ружейными залпами. Лишь части демонстрантов удалось пробиться на Дворцовую площадь.
Выстроенные здесь войска открыли по ним прицельный огонь. В этот день было убито свыше тысячи и ранено несколько тысяч человек. Весть о расстреле рабочих у Зимнего дворца вызвала возмущение во всей стране. История России еще не знала такого бурного подъема рабочего движения. В течение января 1905 г. число бастующих составило 440 тыс. – больше, чем за все предыдущее десятилетие. В некоторых крупных пролетарских центрах – Риге, Варшаве, Лодзи, Ревеле (Таллине) – стачки сопровождались кровопролитными схватками с войсками и полицией.

Начало революции показало с особой остротой необходимость сплочения социал-демократических организаций и вооружения их марксистской тактикой. Осуществление этой задачи осложнялось тем, что вскоре после II съезда меньшевикам удалось захватить большинство в центральных органах партии – в Центральном комитете и в редакции газеты «Искра». На сторону оппортунистов перешел Плеханов, отступивший от правильных позиций, которые он занимал на съезде. Большевики с декабря 1904 г. стали издавать в Женеве свой орган «Вперед» и развернули подготовку к новому съезду партии.

III съезд РСДРП состоялся в апреле 1905 г. в Лондоне. На нем было представлено подавляющее большинство местных партийных организаций, которые поддержали большевиков.

Съезд определил политику и тактику партии в развернувшейся революции. В основе их лежала идея гегемонии пролетариата. Обобщая боевой опыт трудящихся России, съезд указал на особую роль политических стачек как важнейшего средства втягивания масс в борьбу и доведения ее до всенародного вооруженного восстания. Наряду с неустанной пропагандой идеи восстания партийные организации должны были принять самые энергичные меры и к его непосредственной военно-технической подготовке. Цель восстания – свержение царизма и создание временного революционного правительства, которое явится органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства. Таким образом, формировалась концепция двух социальных войн: одной – против самодержавия, второй – против буржуазии, гегемоном революции должен был стать пролетариат, а его союзником – крестьянство.

Меньшевики на конференции в Женеве приняли прямо противоположные решения, считая, что буржуазия на данный момент – гегемон революции, а пролетариат будет только помогать ей свергнуть самодержавие и давить на неё слева, чтобы она вела последовательную демократическую политику. Поэтому необходим приоритет борьбы в легальных органах для того, чтобы вершиной революции стало создание парламентской республики. Для пролетариата предполагалось «Образование революционного самоуправления», то есть организаций, которые будут отстаивать трудовые и социальные права.
Поэтому меньшевики очень обрадовались созданию профсоюзов.

Новая волна революционного движения поднялась летом 1905 г. В политических стачках, связанных с празднованием 1 мая, приняло участие до 220 тыс. человек. Большим размахом и организованностью отличалась стачка 70 тыс. рабочих-текстильщиков Иваново-Вознесенска, продолжавшаяся два с половиной месяца. Для руководства ею был избран Совет уполномоченных – один из первых советов рабочих депутатов в России; деятельность Совета направлялась большевистским Северным комитетом РСДРП.

Массовый характер приобретало крестьянское движение, поджоги усадеб, захват земли.

Революционные настроения затронули даже армию и флот, которые до того считались верными опорами режима, о чем свидетельствует восстание на броненосце «Потемкин». Правда, из-за несогласованности действий и противоречий между меньшевиками и большевиками в руководстве одесской политической стачки и отсутствия единства самих восставших моряков, соединения рабочих Одессы и матросов не произошло. Но «…Броненосец «Потемкин» остался непобежденной территорией революции, и какова бы ни была его судьба, перед нами налицо несомненный и знаменательнейший факт: попытка образования ядра революционной армии» , – писал в те дни В. И. Ленин.

Нарастающий подъем революции обострил политический кризис в стране. Либеральная оппозиция все более открыто выступала против царского правительства. Даже крупные капиталисты провозглашали себя сторонниками народного представительства. «Мы не можем удержать бурю, но, во всяком случае, мы должны постараться предотвратить слишком большое потрясение», – откровенно объяснял один из либералов причину «полевения» буржуазии. В свою очередь, европейские правительства, опасаясь дальнейшего углубления революции, оказывали давление на царизм в пользу немедленного заключения мира между Россией и Японией.

Заключение Портсмутского мира облегчило царизму борьбу с революцией. Незадолго до этого царское правительство, надеясь привлечь на свою сторону либеральную буржуазию, а с ее помощью и крестьянство, объявило (6 августа 1905 г.) о создании Государственной думы. Избирательный закон, подготовленный министром внутренних дел Булыгиным, обеспечивал абсолютное большинство мест в ней помещикам и крупной буржуазии. Рабочие и значительная часть городской мелкой буржуазии были лишены избирательных прав, как не обладавшие установленным имущественным цензом, а сельскохозяйственные рабочие – как не имевшие земельной собственности. Выборы должны были быть многостепенными. Думе предоставлялись лишь права законосовещательного органа. Либеральная буржуазия была готова удовлетвориться даже этими ничтожными уступками. Меньшевики, играя на руку либералам, предлагали участвовать в избирательной кампании.

Большевики выдвинули тактику активного бойкота «булыгинской думы», рассматривая бойкот как средство дальнейшего развития революции, изоляции либералов и привлечения крестьянства, демократических слоев города на сторону пролетариата. Большевики были правы: борьба за срыв «булыгинской думы» вылилась во всероссийскую политическую стачку.

К концу 1905 г. революция достигла высшей точки своего развития. В октябре-декабре в стачечном движении участвовало в полтора раза больше рабочих, чем в начале революции, причем особенно сильно возросло число участников политических стачек.

В первых рядах революционной борьбы выступал пролетариат Москвы. Движением руководил Московский комитет РСДРП. Стачка типографских рабочих, начавшаяся 19 сентября, в течение нескольких дней переросла в общегородскую политическую стачку. Большую роль играли возникшие в ходе борьбы профессиональные организации. 24-25 сентября на улицах Москвы произошли кровавые столкновения рабочих с полицией. Сентябрьская битва московских рабочих явилась прологом к новым событиям, охватившим всю Россию.

20141020_Pervaya-russkaya-revolyutsiya

6 октября забастовали рабочие мастерских Московско-Казанской железной дороги. 7 октября стачка охватила большинство дорог Московского узла, а спустя пять дней – четырнадцать крупнейших железных дорог страны общим протяжением в 40 тыс. км. Важнейшими требованиями железнодорожников были установление 8-часового рабочего дня и немедленный созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права. Вслед за Москвой и Петербургом стачка распространилась на самые отдаленные районы страны. Бастовали все отряды пролетариата – промышленные рабочие, работники городского хозяйства, почтальоны и телеграфисты, приказчики магазинов, домашняя прислуга и др. Во всероссийской стачке участвовало не менее 1 млн. 750 тыс. только фабрично-заводских и железнодорожных рабочих и служащих. Жизнь страны была парализована. Закрылось большинство учреждений. К движению примкнули мелкие чиновники и демократическая интеллигенция.

В ходе всеобщей стачки дело не раз доходило до открытой вооруженной борьбы… Петербургский генерал-губернатор Трепов издал в эти дни палаческий приказ: «Холостых залпов не давать и патронов не жалеть».

Вскоре царскому правительству стало ясно, что путем одних репрессий расправиться с революцией не удастся. Войска колебались. В правящих кругах царила растерянность. Николай II укрылся в Петергофе.

В этой обстановке одержала верх точка зрения тех придворно-бюрократических кругов, которые считали необходимым пойти на новые, более серьезные уступки, чтобы выиграть время для подавления революции.

17 октября царь Николай II подписал манифест о «даровании» политических свобод и о созыве законодательной Думы. Одновременно состоялось назначение С. Ю. Витте, на только что созданный пост председателя Совета министров. Выбор этой кандидатуры был рассчитан на то, чтобы угодить как русской буржуазии, так и иностранным финансистам, с которыми царское правительство вело переговоры о получении большого займа для подавления революции.

Манифест 17 октября был с ликованием встречен в буржуазной среде. Крупная буржуазия и обуржуазившиеся помещики организовали партию «Союз 17 октября» («октябристы»), с самого начала ставшую на открыто контрреволюционные позиции. Часть либеральных помещиков и буржуазии, а также верхушка буржуазной интеллигенции создали партию «конституционных демократов» («кадеты»). За ними пошла часть городской мелкой буржуазии. Кадеты пытались превратить свою партию в массовую: с этой целью они до поры до времени не раскрывали своего монархизма, хотя сразу же отмежевались от революционного лозунга демократической республики. Требование 8-часового рабочего дня они принимали с характерной оговоркой: «где это является по техническим условиям возможным».
Демократическая фразеология либеральных политиков вроде П. Н. Милюкова (профессора истории, ставшего лидером кадетов) служила прикрытием для закулисных переговоров с Витте об условиях возможного вхождения буржуазных деятелей (октябристов и кадетов) в правительство.

Большевики призвали рабочий класс, весь народ продолжать решительную революционную борьбу, чтобы завоевать свободу не на словах, а на деле. В. И. Ленин писал в большевистской газете «Пролетарий»: «Царь далеко еще не капитулировал. Самодержавие вовсе еще не перестало существовать, оно только отступило, оставив неприятелю поле сражения, отступило в чрезвычайно серьезной битве, но оно далеко еще не разбито, оно собирает еще свои силы, и революционному народу остается решить много серьезнейших боевых задач, чтобы довести революцию до действительной и полной победы».

События подтвердили прогноз Ленина. Сразу же после опубликования манифеста царизм попытался перейти в наступление. При покровительстве и прямом участии дворцовой камарильи черносотенная монархическая организация «Союз русского народа» устроила во многих городах кровавые погромы. Черносотенцами были убиты один из ближайших сподвижников Ленина Н. Э. Бауман, замечательный рабочий-революционер Ф. А. Афанасьев и другие выдающиеся руководители народной борьбы.

Активизирующейся контрреволюции рабочий класс противопоставил консолидацию революционных сил. После октябрьской стачки расширились возможности для легальной работы. Рабочие революционным путем осуществляли свободу слова, печати, уличных собраний. В Петербурге начала издаваться первая большевистская легальная газета «Новая жизнь». В ноябре 1905 г. В. И. Ленин вернулся из эмиграции в Россию, возглавив всю деятельность большевиков по организации масс и подготовке вооруженного восстания. Создавались военные и боевые организации большевиков, быстро пополнялись ряды социал-демократии и, вместе с тем, усиливалось стремление массы рядовых партийцев к единству действий. В низовых организациях развернулось движение за объединение партии. В ряде районов создавались федеративные и объединенные социал-демократические комитеты. Ленин и большевики, ведя неустанную борьбу против раскола в РСДРП, за воссоздание единой пролетарской партии на революционно-марксистской основе, считали необходимым пойти навстречу требованиям снизу.

В масштабе всей партии объединение произошло позднее, в 1906 г. на IV съезде РСДРП. Оно не устранило принципиальных разногласий между революционным крылом партии и оппортунистами. На этот раз большинство в ЦК получили сторонники Плеханова и большевики оказались в меньшинстве. Подъем революции вызвал бурный рост политической активности народных масс. Росли и укреплялись организации рабочего класса – стачечные комитеты, профессиональные союзы. В огне революционных боев родились Советы рабочих депутатов. Одним из первых возник в дни октябрьской всеобщей стачки Петербургский Совет. В конце ноября московский пролетариат также создал Совет рабочих депутатов. Советы рабочих депутатов организовались и в других промышленных центрах страны. В ряде мест создались крестьянские и солдатские Советы.

Историческое значение Советов было раскрыто В. И. Лениным тотчас же после их возникновения. Ленин видел в Советах самую широкую, всеобъемлющую форму политической организации народных масс, сплоченных вокруг рабочего класса. Как всеобщая политическая стачка является прологом вооруженного восстания, так и Советы из органов стачечной борьбы превращаются в органы восстания и в зачаток новой, революционной власти.

Диаметрально противоположной была оценка роли Советов меньшевиками. Не выдвигая перед рабочим классом в буржуазно-демократической революции задачу завоевания власти, меньшевики отводили Советам второстепенную роль «революционных самоуправлений», своего рода муниципалитетов при буржуазном правительстве. При такой установке Советы лишались перспективы.

На местах развернулась борьба большевиков против меньшевиков и эсеров за руководство Советами. Многие Советы с первых же дней своего существования действовали как революционная власть. Они отменяли распоряжения царской администрации, захватывали типографии и издавали свои печатные органы, защищали интересы трудящихся, поддерживали общественный порядок, пресекая выступления черносотенцев. При Советах создавались рабочие дружины. Производились сборы средств на вооружение рабочих. Аналогичную роль играли созданные железнодорожниками «распорядительные», стачечные комитеты и другие революционные органы, под контролем которых находились крупные железнодорожные узлы в Донбассе, Сибири, Прибалтике, Средней Азии, на Кавказе и т. д. Они регулировали движение на магистралях, обеспечивая переброску боевых дружин, доставку вооружения и продовольствия бастующим рабочим в городах.

В конце октября-начале ноября рабочие Петербурга и других промышленных центров стали явочным порядком вводить на фабриках и заводах 8-часовой рабочий день. Капиталисты ответили на это локаутами и полицейскими репрессиями. Рабочий класс убеждался на опыте, что мирные средства не достигают цели, но оппортунистическое руководство Петербургского Совета не вело подготовки к вооруженному восстанию. Совершенно недостаточно проводилась работа среди солдат петербургского гарнизона. Это снижало роль Петербургского Совета и ослабляло пролетариат в решающем месте всероссийской борьбы.

На приближение вооруженной схватки с царизмом указывали новые восстания в царском флоте и армии. В конце октября 1905 г. произошли восстания в военных портах Кронштадта и Владивостока, сравнительно быстро подавленные командованием, а в ноябре вспыхнуло крупное восстание солдат и матросов в Севастополе; здесь сказались результаты большой агитационно-пропагандистской и организаторской работы, которую вели в Черноморском флоте большевистские военные организации. К солдатам и матросам примкнули рабочие порта. В восстании участвовало двенадцать судов черноморской эскадры во главе с крейсером «Очаков».

3 декабря Петербургский Совет вместе с другими революционными организациями издал «Финансовый манифест». Манифест призывал население страны отказаться от уплаты налогов и податей, требовать возвращения вкладов из сберегательных касс, выплаты заработной платы золотом. Выполнение этого революционного призыва могло нанести серьезный ущерб царизму, стоявшему в конце 1905 г. на грани финансового банкротства. В тот же день весь состав Петербургского Совета был арестован. Был закрыт ряд левых газет, в том числе большевистская «Новая жизнь».

Таким образом, в столице, где контрреволюция чувствовала себя наиболее прочно, был брошен открытый вызов революционному народу. В знак протеста Петербургский комитет РСДРП призвал рабочих к всеобщей политической стачке.

Центром революционной борьбы стала к этому времени Москва. Под руководством большевиков Московский Совет активно готовил вооруженное восстание. Значительный успех имела революционная агитация среди солдат. В конце ноября восстал один из московских полков; брожение охватило весь гарнизон.

5 декабря Московский Совет по предложению большевиков и при горячей поддержке рабочих принял решение об объявлении с 7 декабря всеобщей политической стачки с тем, чтобы в дальнейшем превратить ее в вооруженное восстание. К этому времени восстание солдат было уже подавлено, революционные части изолированы.

Царские власти спешили использовать момент. Им удалось арестовать руководящее ядро Московского комитета РСДРП – В. Л. Шанцера («Марата») и М. И. Васильева-Южина. Но стачка продолжалась, перерастая в восстание. В течение трех дней Москва покрылась баррикадами. Центрами восстания стали пролетарские районы — Замоскворечье, Рогожская застава, Пресня.

Московский городской и районные Советы выступали как революционная власть. По постановлению Московского Совета была прекращена работа всех типографий. Выходил только орган Совета – «Известия». Исполнительный Комитет Совета взял под свой контроль работу водопровода и других жизненно необходимых предприятий, снабжение рабочих продовольствием, потребовал открытия бесплатных столовых, предоставления рабочим кредита в продовольственных лавках и запретил лавочникам повышать цены на продукты. Совет организовал также связь с крестьянами, которые доставляли из окрестных деревень в Москву продовольствие для рабочих. На Пресне был выбран рабочий суд, вынесший смертный приговор приставу и агентам охранки. Полиция была разоружена. Охрану порядка осуществляли вооруженные рабочие дружины. За короткий срок своего существования Советы завоевали громадный авторитет среди населения.

Царское правительство спешно стягивало к Москве вооруженные силы. Пользуясь тем, что движение на Николаевской железной дороге не было прекращено, правительство перебросило из Петербурга в Москву гвардейские части. 15 декабря Семеновский полк осадил Пресню. Здесь было всего около 450 дружинников.

Не сумев взять Пресню прямым штурмом, войска начали массированный артбострел.

19 декабря рабочий класс Москвы организованно прекратил борьбу. Оружие было спрятано.

Вооруженные восстания произошли в разных частях страны. Главными очагами их были пролетарские центры – Ростов-на-Дону, Екатеринослав, Новороссийск, крупные заводы с рабочими поселками вокруг них, такие как Сормово (под Нижним Новгородом) и Мотовилиха (возле Перми). Восстания охватили также полосу вдоль Екатерининской (Донбасс) и Транссибирской железнодорожных магистралей.
Особенностью движения в Красноярске и Чите было объединение сил рабочих с революционно настроенными солдатами запасных частей Маньчжурской армии. Большой силы достигла вооруженная борьба в Прибалтике, где городские рабочие действовали вместе с батраками и крестьянами. В латвийском городе Тукуме восстание завершилось временным переходом власти в руки народных масс, возглавленных революционными социал-демократами.

В. И. Ленин писал впоследствии: «Некоторые города России переживали в те дни период различных местных маленьких «республик», в которых правительственная власть была смещена, и Совет рабочих депутатов действительно функционировал в качестве новой государственной власти. К сожалению, эти периоды были слишком краткими, «победы» слишком слабыми, слишком изолированными»
Разновременность восстаний, отсутствие общего руководящего центра, единого плана, опыта вооруженной борьбы, соглашательская тактика меньшевиков – все это привело к поражению восставших.
Основной формой движения в декабре оставались стачки и демонстрации рабочих.

Царизм усилил военно-полицейский террор. Большинство районов было объявлено на военном положении.

Крупная буржуазия стала на сторону царских карателей. Один из лидеров октябристов, выходец из купеческой среды А. И. Гучков, публично приветствовал генерал-губернатора Дубасова, палача московских рабочих. В кадетской партии усилилось правое крыло, позиция которого по отношению к восстанию мало отличалась от октябристской. Значительная часть буржуазной интеллигенции переметнулась на сторону «порядка».

Царизм получил прямую поддержку от правящих кругов европейских держав, опасавшихся потери своих капиталовложений в России.

Декабрьское восстание со всей глубиной вскрыло оппортунизм меньшевиков. «Не надо было браться за оружие» – таков был вывод Плеханова, свидетельствовавший о неверии в силы пролетариата.
Совершенно иные выводы из уроков вооруженной борьбы сделали большевики. Они исходили из того, что ничто не может так содействовать классовому развитию российского пролетариата и всего народа, как открытое сражение с врагом. «До вооруженного восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспособным на массовую вооруженную борьбу с эксплуататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые победили в 1917 году…»

 

Михаил Марков

Предыдущая лекция

Следующая лекция