Сила слабых

О пользе спорта в классовой борьбе

От редакции. Мы представляем вам статью, написанную одним из активистов левого движения, скорее всего, представителем крыла так называемых «неавторитарных левых».

По ходу статьи автор справедливо опровергает критиков здорового образа жизни и спорта в целом, выдвигающих совершенно нелепые обвинения. Например в том, что работа над собой — это потакание предрассудкам буржуазного общества. Или в том, что стремление к лучшему — это фашизм (как попытки достичь звания «сверхчеловека», видимо), ведь результат самосовершенствования оценивает общество.

Очень жаль, что автор оказался в среде таких активистов. Как метко высказывались классики, страшно далеки они от народа. А с народом в самый страшный час окажутся те, кто не пренебрёг совершенствованием и развитием собственных волевых и физических качеств.

Смеем надеяться, что многие читатели поддержат автора и сделают шаги в нужном направлении.


Главное не победа. Главное – оставаться человеком.
(девиз белорусской DIY футбольной лиги)

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

Должны ли левые заниматься спортом? Может ли спорт работать на левую политику или он только вредит делу эмансипации человечества? Эти вопросы стали дебатироваться довольно внезапно, ведь спорт в левом движении совсем не развит. Если не считать советского периода, спорт никогда не был значимой практикой в левом движении. Спорт это часть государственной политики после прихода к власти, причем не самая важная и первостепенная – вот и все, что думал об этом средний левый активист.

Марксизм – учение о классовой борьбе. Он рассматривает общество, как установившееся соотношение сил, постоянно изменяющееся и регулярно переходящее в открытое насилие. Марксизм это учение о силе слабых. Тем не менее, левые традиционно делают ставку на слово, а не на силу. А для лишенных каких-либо значимых ресурсов постсоветских левых, законсервировавшихся сначала в обороне от антисоветизма, а потом — от правого возрождения, сохранение интеллектуальной традиции стало и вовсе единственной задачей. Возможно, в этом кроется секрет крайнего консерватизма левых по отношению к любым видам практики, отличающейся от традиционного издания газеты и участия в митингах.

Кадр из сборника мультфильмов "Про футбол, хоккей и ..."

Кадр из сборника мультфильмов «Про футбол, хоккей и …»

Ситуация немного изменилась с обострением уличной войны против нацистов и мощным подъемом движения за здоровый образ жизни. Русские пробежки и «низовые» инициативы Ройзмана обсуждались на федеральном уровне, и левые не могли дальше игнорировать проблему. Косвенно связанный со спортом футбольный хулиганизм также начал обсуждаться сколько-нибудь серьезно только после Манежки. Впрочем, особых изменений не произошло. В анархо-среде, традиционно более близкой к уличной борьбе, спорт (как и тренировки навыков владения оружием и тактики коллективного сопротивления) прижился, хотя и затрагивает до сих пор сравнительно небольшой круг активистов. В марксистской традиции спорт не прижился вовсе. Спортивные инициативы возникли лишь в последние три-четыре года, и перспективы их пока не ясны. Теоретическая поддержка на соответствующем уровне, образцовой в этом смысле является абсолютно некомпетентная статья известного идеолога А. Тарасова о футбольных хулиганах, в которой вся субкультура без всяких оснований определяется как органически склонная к нацизму. Также приходилось сталкиваться и с нападками на спорт как маскулинную, мачистскую практику со стороны феминистического крыла левого движения. Свойственные спорту дисциплина и определенное самопожертвование объявляются родней фашистского мировоззрения. Проводятся прямые параллели между спортивным соревнованием, капиталистической конкуренцией и борьбой за выживание.

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

С другой стороны, едва слышные апологеты спорта как обязанности левых активистов акцентируют внимание на необходимости развития навыков самообороны, выносливости, смелости, чувства локтя и товарищества, возникающих на спортивных тренировках и соревнованиях.

Российское движение за здоровый образ жизни действительно представляет собой малопривлекательное зрелище для левого активиста. Это легко понять просто понаблюдав за информационными ресурсами подобной направленности. Идеологическое содержимое большинства из них – полный набор либо шовинистических, либо мракобесных, эзотерических штампов. Тем не менее, делать выводы только на этом основании нельзя. В первую очередь потому, что существуют и альтернативы – diy-пауэрлифтинг, футбол, единоборства, регби и многие другие спортивные инициативы, либо созданные напрямую левыми активистами, либо существующие при их важном участии. Так антифашистские турниры по смешанным единоборствам и футболу давно стали международными. Кроме того, ведь и Хамас и ИГИЛ строят школы и больницы на подконтрольных территориях, однако никому не приходит в голову на этом основании критиковать образование и здравоохранение. Существует и идейное обоснование ЗОЖ, абсолютно чуждое нацизму: это идеи, связанные со sXeхардкором, – сложно исповедовать этичное отношение к животным, при этом называя других людей «зверьками». Есть основания полагать, что вскоре после прихода этой моды в РФ дискурс был перехвачен нацистами — сначала на уровне эклектичного копирования и вольных переводов («держи кровь чистой»), а потом — самостоятельного развития в результате помощи от бизнеса и государства. Недавняя статья в Коммерсанте показывает сразу несколько подобных примеров.

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

Именно господдержкой и финансовыми вливаниями, а не органической или идеологической предрасположенностью, объясняется разница в уровне развития разных субкультур. У самостоятельной субкультуры в РФ нет никаких шансов развиться шире государственной пропаганды. Но так произошло не только с ЗОЖ, нацисты и консерваторы успешно перехватывают практически любой дискурс. Так, например, они – главные враги свободы слова — с удовольствием и не без успеха апеллируют к ней при малейшей опасности потерять право на публичное выступление. Во время проведения питерских ассамблей «ОккупайИсаакий» они умудрялись одновременно репрессировать оппонентов и требовать свободы, закрикивая ораторов социалистов и анархистов лозунгами против «коммуняг, опять подавляющих оппозицию». Очень в духе времени, но означает ли это, что левые должны отказаться от последовательной и радикальной защиты свободы высказывания? Или что свобода слова органически предрасположена к авторитаризму, раз путинская дипломатия активно прибегает к указанному выше приему?

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

Отсюда вывод — в любой субкультуре торжествуют идеи тех людей, которые в ней грамотно работают. И в том, что нацисты паразитируют на многих субкультурах, винить нужно не «органическую предрасположенность субкультур», а собственную лень и зашоренность. В конце 90-х, во время расцвета насилия нацистов против неформалов, никому и в голову не могло прийти, что в РФ возможно такое явление, как наци-рэп, или наци-скейтеры. Наци-схе и наци-панк – нонсенс, но они существуют. И не потому, что стрейт-эйдж или панк идейно близки нацизму (хотя спекулировать на эту тему можно бесконечно), а потому что нацисты активно работают на этой сцене. Анархисты тоже работают и развивают свою сцену, а чем может похвастаться марксистская традиция?

Тут самое время кое-что уточнить. Че Гевара и Суб Маркос не были великими спортсменами (хотя Че играл в регби, а Суб и сапатисты вообще очень любят футбол и именно вокруг футбола налаживались неформальные связи между европейскими анархистами и сапатистами). Мао и Санкара не занимались единоборствами, а мысль о том, что большевики должны были бегать кроссы или пропагандировать вегетарианство среди рабочих, кажется мне такой же нелепой, как и вам. Спорт не панацея. Панацеи в нашем деле вообще не существует. Любая тактика должна вытекать из наличных условий и ресурсов. Большевики не брезговали кружковой работой в вечерних воскресных школах, но было бы глупостью ставить эту тактику во главе угла, например, в 1905 году. Даже в наших условиях спорт не может дать никаких гарантий. В отличие от апологетов левой физкультуры, я не вижу никаких оснований полагать, что чувство локтя и товарищества, навыки командной работы и дисциплина, выработанные в спортивных состязаниях, перейдут в политику. Однако если вы с товарищами будете отрабатывать навыки сцепок, перестроений, быстрого передвижения сплоченной колонной, то они совершенно точно пригодятся.

С учетом истории постсоветского левого движения и нынешних его проблем, мы просто обязаны рассматривать спорт как одно из важных полей деятельности. У революционных организаций нет связей с массами в том смысле, который в это понятие вкладывали классики. Большинство членов этих организаций маются от безделья и успешно саботируют решения собраний, в которых сами принимали участие. И в этих условиях огромный интерес рабочей молодежи к спорту, развитие ДЗОЖ становится окном возможностей. Друзья всем известного дзюдоиста сумели воспользоваться удачным знакомством в спортзале. Почему бы левым не познакомиться с огромным количеством активных, зачастую трезвых и деятельных молодых людей? Не наполнить их карманы и ленты в соцсетях правильной пропагандой? Если упоминавшиеся выше Хамас и ИГИЛ зарабатывают поддержку местного населения, занимаясь благотворительностью, то почему бы российским левым не попытаться заработать поддержку рабочего класса, обращаясь к нему через спорт?

Еще один важный факт: левое движение по большей части состоит из людей, не способных за себя постоять. Да, революционный террор будут осуществлять органы диктатуры пролетариата, состоящие из мускулистых рабочих и работниц, а решающим там будет слово товарища Калашникова, но нам до диктатуры пролетариата, как до Луны. Ситуация полностью аналогична той, что сложилась в женском движении. В результате патриархального воспитания женщины формируются физически недоразвитыми. Звучит довольно оскорбительно, но это не мое мнение, а эксперта-женщины.

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

В среднем (подчеркиваю, в среднем) женщины на 20% легче мужчин, а разница в силе на порядок. Это такой же показатель угнетенности, как и привычка молчать на собраниях. И эту ситуацию нужно планомерно, сознательно исправлять. Как именно – решать самим женщинам, левым активисткам. Никого не нужно принуждать, но и замалчивать проблему и тем более возводить ее в добродетель нельзя. Нужно признать, что неспособность пробежать 100 метров без передышки, перенести большой груз или отбиться от равного по весу противника совершенно ненормальна для политического активиста. Речь не идет о том, чтобы создавать боевые машины, а потом думать, к чему их применить. Речь о том, чтобы подтянуть актив до минимально приемлемого уровня. Наконец, даже если спортивная дисциплина и не перерастет в партийную, то по крайней мере станет сигналом для всех остальных. Сигналом, означающим, что человек в принципе способен жертвовать личным комфортом, отказаться от безделья ради общего дела и следовать поставленной им самим цели.

Кадр из сборника мультфильмов "Про футбол, хоккей и ..."

Кадр из сборника мультфильмов «Про футбол, хоккей и …»

Итак, спорт не панацея и далеко не единственное окно, открывающееся перед левыми активистами. Но если левый активист ставит перед собой задачу увеличить силу, воспитать выносливость или научиться драться, превращается ли он тем самым в фашиста? Может ли сила быть атрибутом социалиста?

Правые сакрализируют силу. В этом легко убедиться, изучив тематические паблики, но я приведу более общий пример. «Сила в правде», — говорит персонаж популярного фильма «Брат», — «кто прав, тот и сильнее». Развернутую версию этого же постулата излагает левиафановский священник в финальной сцене фильма. Но действия персонажей доказывают противоположное – правда в силе. Кто сильнее, тот и прав. Не будь персонаж Бодрова спецназовцем, он не добился бы поставленных целей, будь он хоть трижды прав. Мэр в Левиафане прав (жив, здоров и даже неплохо упитан) потому, что в конечном итоге под его контролем бандиты, он обладает властью. Идеологи правых боевых клубов повторяют мантру – получить силу, выбрать правильные нравственные ориентиры. В тренировках выработать стержень воли, на который насадить знания. Что это за ориентиры, что это за знания? Их подсказывает не изучение действительного общества и законов его развития, а сакральная правда, предки, боги. Содержание этих подсказок – оправдание и увековечивание господства и неравенства. Сильные наверху, слабые внизу

Левым такая сакрализация не нужна. Цель левых заключается в создании общества без эксплуатации и угнетения. Без классов и государства. Но само себе это общество дорогу не проложит. Сила нужна левым, чтобы защищать слабых. Чтобы уничтожать неравенство и господство. Внушать ужас классовому врагу силой оружия, говоря словами Ленина. Ну, или как минимум, чтобы защититься от ультраправого и государственного насилия сейчас.

Кадр из сборника мультфильмов "Про футбол, хоккей и ..."

Кадр из сборника мультфильмов «Про футбол, хоккей и …»

Критики спорта утверждают, что в обществе с развитым неравенством и господством люди так привыкают принуждать других, что переносят это принуждение и на себя. Якобы отсюда и «преодоление себя» в спорте. В ответ предлагается принимать себя, а не преодолевать. Мол, можно выражать себя, любые же попытки измениться навязаны обществом и представляют собой фашистское покушение на уникальность личности.

Но личность не является данной и неизменной. Личность это узел саморазвивающейся сети социальных связей. Социальные связи предшествуют самой личности. Человек рождается в уже существующем обществе и формируется им. Воспитатель должен быть воспитан. Если, например, в обществе существуют отношения частной собственности, то люди будут собственниками и неимущими вне зависимости от индивидуальных особенностей. Система социальных связей постоянно изменяется через деятельность людей, но независимо от их воли и желания. Вместе с ними меняется и личность. Иногда изменения заметны даже в рамках одного поколения, достаточно посмотреть на то, сколько советских людей стало истово православными. И центральный пункт коммунистической программы как раз в том, чтобы, поняв закон изменения социальных связей, обнаружив двигатель этого изменения, осознанно вмешаться и направить развитие общества в нужную сторону. И изменение личности тут подразумевается само собой.

Конечно, это касается всех аспектов личности, в том числе и связанных с телом. Критики спорта обычно ограничивают самовыражение личности сферой «духа», автоматически объясняя все связанное с развитием тела влиянием патриархальных и шовинистических установок. Но и тут легко заметить ряд несоответствий, например, то, что критики зачастую отнюдь не брезгуют такими телесными практиками, как употребление табака и алкоголя. Согласитесь, алкоголик, осуждающий спортсмена за излишнее внимание к собственному телу, выглядит странно. Секс для таких критиков также территория радости, а отнюдь не табу. Наконец, попробуйте сказать таким критикам о запрете танцев во время революции – и увидите, что получится. То есть речь не об аскезе. Наслаждаться своим телом можно, но ровно до тех пор, пока это не потребует усилий. Танцевать нормально. Хотеть танцевать лучше это уже фашизм. Потому что «хорошо\плохо» и «лучше\хуже» это способ общественной оценки. Очень мило, но проблема в том, что изменения все равно происходят. Человек – часть материального мира, жизнь – процесс обмена веществ. Любая деятельность человека это его «самовыражение» и ни что иное, как объективация, материализация мыслей. Даже для того, чтобы вести чисто идеологическую деятельность, нужно превращать свои мысли в звуковые колебания или записывать их на материальный носитель. И по необходимости этот процесс изменяет также и вас и ваше тело. Чем бы вы ни занимались, ваше тело изменяется. Это происходит само по себе. И, следовательно, как в случае с общественными изменениями, вопрос лишь в том, чтобы взять этот процесс под свой осознанный контроль. В противном случае, ваше самовыражение будет выражать лишь совокупность социальных связей, которые вас сформировали, а ваше тело — обозначать тот путь, который оно прошло. Если вы не формируете свое тело, то за вас это сделает работа, посиделки перед компьютером, диета, составленная рекламщиками и ритейлом, весь остальной социум. Насилие не в том, что вы осознанно направляете свое собственное развитие, а в том, что окружающий мир развивает вас помимо вашей воли. Соглашайтесь с этим, либо вслед за прославлением слабости и немощи (знакомая песня, кстати, не из патриарших ли уст ее услыхали?) начинайте воспевать невежество и бескультурье. Действительно, зачем нужна система образования, если дети от рождения являются уникальными личностями, и образование их только калечит? Оставьте детей в покое! Из них наверняка вырастут замечательные существа.

Чтобы немного сбить градус и быть правильно понятым, кое-что уточню, а потом обращусь к личному опыту. Я не имею ничего против «принятия себя» и других практик усиления. Просто хочу обратить ваше внимание на то, что «принятие себя» это лишь одно из возможных осознанных решений, касающихся вашего тела. Одно из. Но вопрос не в том, чтобы получить силу, а в том, куда ее направить. В известной мере я и сам «принимаю себя» – на 35 году жизни интенсивные занятия футболом уже стали наносить вред здоровью. Тем не менее, я продолжаю им заниматься, несмотря на все болячки. Просто потому, что мне это нравится.

Однажды мне довелось погостить в римском сквоте Лаурентина, где местные анархисты обустроили кроме всего прочего еще и спортзал. Языка я не знаю, поэтому большинство местных развлечений мне были недоступны и я тратил время на прогулки и избиение груши в спортзале. Один парень – друг сквота — металлист на скутере, приходивший туда музицировать и немного тренироваться, заметил мое усердие и спросил, давно ли я занимаюсь боевыми искусствами и зачем я это делаю. И пока я формулировал ответ на смеси ломаного английского и языка жестов, он сказал – лично мне просто нравится двигать свое тело. Точнее выразить мою собственную программу я до сих пор не смог.

Возможно я патриархальный, шовинистический урод, раз мне нравится быстро бегать и растворять свое эго в коллективном теле, но я такой не один. Сравнение танца с боевыми искусствами едва ли не старше самих боевых искусств. Они несомненно ведут свою историю из военных тренировок, но сейчас они так же связаны с дракой, как ритуальный танец с охотой. Людям нравится двигать свое тело. Чувствовать его, развивать и пробовать на новых высотах нагрузок. Если вам нравится есть, пить, дышать, петь, заниматься сексом или любым другим образом использовать свое тело, то вы должны понять и наслаждение от спорта. Именно поэтому мальчишки проводят столько времени на футбольных полях и, проблема не в том, что им нравится бегать, а в том, что девчонкам запрещают это делать. Именно поэтому в СССР, без специального вмешательства государства, возникло огромное движение туристов. А ведь это был наиболее коллективистский, развивающий все стороны личности и в высшей степени полезный для современного левого движения спорт. Кстати, очень показательно, что и к этому движению левые традиционно относятся с брезгливостью, как к рассаднику диссидентских идей.

Кадр из сборника мультфильмов "Про футбол, хоккей и ..."

Кадр из сборника мультфильмов «Про футбол, хоккей и …»

Соревновательность – важный аспект спорта. И споров на кухне. И настольных игр. И научной полемики. Вы с другом сидите, ждете поезда и пока он не пришел, режетесь в камень-ножницы-бумага. Поезд приехал, вы сели и забыли. Никто не рассуждает над тем, кто выиграл 18 раз, а кто 11. Никто не гнобит лузера. Поиграли-посмеялись-забыли. Это же касается и всего остального спорта. Пробовать на прочность мускулы, реакции, аргументы, знания оппонента. Без оппонента тут не обойтись. Не интересно играть в шахматы с самим собой. Да, современный спорт пронизан иерархиями и отношениями господства. Но ими пронизана вся общественная жизнь. От автолюбителя можно услышать, что бить жену это нормально, она ведь не машина. Машину бить бесполезно, она может сломаться. Но никто ведь не говорит, что двигатели внутреннего сгорания отсылают к фашизму? Или говорят?

Спорт не отсылает к фашизму. Это также нелепо, как считать, будто античное искусство отсылает к фашизму из-за того, что Лени Рифеншталь использовала античную эстетику. Наоборот, фашизм отсылает к античному искусству, потому что ему не хватает своих оснований. Фашизм отсылает к спорту и отчасти поэтому он так успешен. А левым хочу еще раз порекомендовать со всей внимательностью отнестись к существующим спортивным инициативам. Даже если вам некуда присоединиться и ничего не придумывается, просто займитесь спортом. Как говорит один бывалый товарищ: «если у человека возник вопрос, надо ли заниматься спортом или нет, то все-таки надо. Не потому что «не спарцмэн — значит лошара». Потратить пару лет на систематические занятия спортом — самый простой способ преодолеть и пацифистский, и пацанский уклоны в своей голове. И начать мечтать о чем-то великом».

Кадр из мультфильма "Метеор на ринге"

Кадр из мультфильма «Метеор на ринге»

В заключение предлагаю ознакомиться с замечательной переводной статьей про генезис спорта в современном понимании этого слова.

Георгий Лосев —
активист, спортсмен.

Источник