Слово о настоящем капиталисте

От редакции.

Бывают ли хорошие капиталисты? Может быть, среди современных российских олигархов найдётся Савва Морозов, который протянет руку помощи своим классовым врагам? Или все они одним миром мазаны и достойны лишь мыла да верёвки? На эту тему любят порассуждать иные левые активисты. В отличие от них, автор статьи, которую мы предлагаем вниманию наших читателей, подошёл к вопросу под историческим углом зрения. В материале вы найдёте немало интересных фактов об олигархах царского времени, которые деятельно помогали большевикам задолго до Октябрьской революции, а некоторые — и после. Разумеется, их помощь не была и не могла быть определяющей. Но свой вклад в дело народной борьбы они сделали честно и за это достойны уважения… Возможно ли такое сейчас? Давайте подумаем вместе с автором.


 

Слово о настоящем капиталисте: Николай Александрович ВторовВообще говоря, сайт РОТ ФРОНТа – это не самое подходящее место для того, чтобы публиковать юбилейные статьи о капиталистах. Поскольку Фронт – это организация трудящихся, а не их классовых врагов.

Николай Александрович Второв

Однако 28 апреля 2016 года исполнилось 150 лет со дня рождения крупнейшего русского капиталиста Николая Александровича Второва (1866-1918 гг.).

В биографии юбиляра есть деталь, делающая его белой вороной в мире денежных мешков и способная вызвать к нему симпатии в красном лагере. Дело в том, что в ноябре 1917 года Н.А. Второв, считавшийся самым богатым человеком царской России (по ориентировочным оценкам его ежегодный доход составлял более 100 млн. рублей), перешел на службу к большевикам. И, по-видимому, без особых колебаний.

Основу торгово-промышленной империи Второвых заложил отец Николая Александровича – Александр Федорович (1841 — 1911). Получив небольшое состояние в результате женитьбы, он переехал из Костромской губернии в Иркутск и занялся оптовой торговлей. Дело пошло удачно.

Здесь в Иркутске 28 апреля 1866 года у Александра Федоровича Второва родился сын Коля.

К концу 19 века А.Ф. Второв стал одним из самых богатых людей Сибири. Основу его богатства составляла торговля. Филиалы фирмы были открыты во многих Сибирских городах, а в начале 20 века было даже создано торговое представительство фирмы в Монголии.

В 1897 году А.Ф. Второв перевел главную контору своей фирмы в Москву, а своих сыновей сделал управляющими отделениями в городах Сибири. Николай Второв стал управляющим отделением в Томске.

В 1900 году А.Ф. Второв преобразовал свою фирму в «Товарищество А.Ф. Второв и сыновья» и начал потихоньку отходить от дел, передавая управление фирмы детям и, в первую очередь, самому способному из них – Николаю. Не отказываясь от торговых доходов, Н.А. Второв постепенно начал переориентировать фирму на реальное производство. Второвы постепенно вытесняют своего главного конкурента в Сибири Николая Дмитриевича Стахеева (1852 — 1933) и в 1906 году покупают его мануфактуру. Ибо склонные к широкому образу жизни Стахеевы (однажды за один только вечер Николай Стахеев проиграл в казино 15 млн. рублей!) – это уже прошлый век.

В 1911 году А.Ф. Второв умирает и Николай Александрович становится полновластным главой мощной торгово-промышленной корпорации. В течение нескольких он лет обеспечивает её мощный взлет.

Корпорация Второвых покупает мануфактуру Гюбнера в Москве, строит завод химических красителей, завод «Коксобензол», предприятия по производству цемента. Поскольку на дворе эпоха империализма, когда финансовый капитал сливается с промышленным, Н.А. Второв создает в 1914 году мощный Московский промышленный банк. Но наиболее привлекательны для него проекты в области металлургии и военной промышленности.

В 1916 году Второв вкладывает большие деньги в строительство крупного металлургического завода и завода по производству снарядов. Предполагается, что металлургический завод будет специализироваться на производстве специальных сплавов на основе самых современных по тому времени технологий.

Металлургический и военный заводы корпорации Второвых строятся в подмосковном поселке Затишье. Первый металл был получен 28 февраля 1917 года, в день, когда рухнула династия Романовых. Завод по производству снарядов выпустит первую продукцию в конце 1917 года.

В 1928 году поселок Затишье станет городом и получит название Электросталь.

В советское время завод по производству снарядов, построенные корпорацией Второва, станет легендарным «заводом № 12». В годы Великой отечественной войны этот завод будет производить «Катюши», а после войны станет одним из главных предприятий советской атомной промышленности. Благодаря этому заводу Электросталь заняла одно из первых местах в составленном американским военным ведомством списке советских городов, подлежащих первоочередной атомной бомбардировке.

В настоящее время завод № 12 называется Электростальским машиностроительным заводом, хотя никакого отношения к машиностроению его продукция не имеет.

Второвы ещё вернутся в Электросталь. В 1920-х годах сын Второва познакомился со студенткой-химиком Зиной Ершовой. Молодые люди поженились, но семейное счастье длилось недолго – Второв-младший вскоре умер. А в 1944 году Зинаида Васильевна Ершова (1904 — 1995) была назначена Главным Химиком советского атомного проекта и завод № 12 был передан в её распоряжение. Под е ё руководством на заводе были получены первые слитки металлического урана.

В 1911 – 1913 в Москве у Варварских ворот по проекту архитектора Ивана Сергеевича Кузнецова (1867 — 1942) строится комплекс зданий корпорации Н.А. Второва – «Деловой двор». В советское время в «Деловом дворе» разместится главный штаб индустриализации страны — Народный комиссариат тяжелой промышленности СССР, руководимый Серго Орджоникидзе (1886 — 1937).

В ноябре 1917 года Николай Александрович Второв дал согласие работать вместе с пришедшими к власти в России большевиками.

Савва Тимофеевич Морозов

В конце 19 века в России появился очень интересный социальный тип: крупные и даже крупнейшие капиталисты, устанавливавшие связи с революционным движением.

Наиболее известный пример – текстильный фабрикант из Орехово-Зуево Савва Тимофеевич Морозов (1862 — 1905), финансировавший партию большевиков.

Савва Морозов, сын текстильного фабриканта из Орехово-Зуево, окончил Московский университет, специализируясь в области химии (в частности, химии красителей). После этого он продолжал учебу за границей.

В январе 1885 году на принадлежавшей его отцу Никольской мануфактуре вспыхнула потрясшая Россию Морозовская стачка. Стачка была подавлена с применением вооруженной силы, но в 1886 году царское правительство вынуждено было принять рабочее законодательство, вводившее эксплуатацию в некоторые приличные рамки.

Под суд было отдано 33 руководителя стачки, однако на процессе вскрылись такие факты вопиющего произвола со стороны администрации, что суд присяжных вынес оправдательный приговор. После процесса Тимофей Морозов был вынужден уйти в отставку с поста главы фирмы. Фирму возглавил вернувшийся из-за границы его сын Савва.

Савва Морозов осуществил техническую реконструкцию предприятия, поднял зарплату рабочим и укоротил произвол по отношению к рабочим, стал развивать социальную инфраструктуру.

В начале 1900-х годов у Саввы Морозова установились контакты с левым крылом РСДРП, которые он начал финансировать. На его средства печаталась, в частности газета «Искра».

Деятельность Саввы Тимофеевича совершенно не нравилась членам его семьи. Он был объявлен психически больным и отстранен от руководства корпорацией. В мае 1905 года С.Т. Морозов покончил жизнь самоубийством.Слово о настоящем капиталисте: Савва Тимофеевич Морозов

Александр Иванович Манташев

Активно финансировал революционное движение и нефтяной король Баку Александр Иванович Манташев (1842 — 1911). В отличие от Саввы Морозова, финансировавшего только большевиков, Манташев давал деньги разным отрядам революционного движения: и большевикам, и меньшевикам, и эсерам, и армянским националистам.

А.И. Манташев считал своим долгом помогать талантливым молодым людям. На его деньги получили хорошее образование более 200 человек, среди которых были великий армянский композитор Комитас (1869 — 1935) и один из лидеров большевистской партии Степан Георгиевич Шаумян (1878 — 1918). Манташев высоко ценил Шаумяна и предлагал ему крупный пост в своей корпорации. Но С.Г. Шаумян выбрал революционную деятельность.

Деньги революционерам давали и другие крупные предприниматели Закавказья. Об этом можно прочесть в богатой фактическим материалом, но спорной по своим выводам книге А.В. Островского «Кто стоял за спиной Сталина?» М: ЗАО Центрполиграф, 2004. 638 с.

О настоящем капиталисте

С точки зрения традиционного марксизма приведённые факты выглядят парадоксально. Но психологически они объяснимы.

Крупными капиталистами становятся три типа людей. Первый тип – это те, кто получил большие капиталы по наследству и по инерции продолжил семейный бизнес. Второй тип – это те, кто хочет иметь много денег. И третий тип – те, которым не дает спокойно жить жажда активной деятельности. Первые два типа капиталистов в социализм никогда не впишутся и будут против него бороться всеми возможными средствами. А вот с третьим типом можно найти общий язык. Ибо он вполне совместим с социализмом и даже с коммунизмом. Причем в существенно большей степени, чем экономически озабоченный представитель среднего класса. Ибо, по большому счету деньги и материальные блага ему лично не нужны. Будучи одним из самых богатых людей России, Александр Манташев ездил по Баку в трамвае. Обзавестись собственным экипажем или автомобилем он так и не удосужился. И отнюдь не по причине скоромности: его это просто не интересовало. А шикарные особняки Саввы Морозова — это прихоть его супруги.

Для полного счастья в жизни таким людям, как Н.А. Второв, А.И. Манташев, С.Т. Морозов, Билл Гейтс нужна крупномасштабная созидательная деятельность. «Мыслю, следовательно существую!», — говорил философ Р. Декарт. А Савва Морозов переделал эту фразу, сказав «Работаю, следовательно существую!».

Социалистическое и коммунистическое общество может предоставить таким людям то, что им действительно нужно в жизни. Причем в большей степени, чем капиталистическое, где крупного промышленного лидера сожрала свора жадных родственников. И мы вполне можем представить себе Н.А. Второва (как и Билла Гейтса) в роли крупного руководителя социалистической промышленности, возможно даже и в должности наркома.

Нельзя не отметить, что среди современных «новых русских» таких деятелей не наблюдается. Не тот в наши дни капиталист пошел…

По-видимому, и Н.А. Второв и другие смотревшие влево крупные российские капиталисты хорошо понимали, что российский капитализм, как в начале, так и в конце 20 века носивший полуколониальный характер, не в состоянии решить задачу модернизации России и не имеет серьезных перспектив. И делали из этого логичные выводы.

Н.А. Второв был убит при невыясненных обстоятельствах в мае 1918 года. Опасаясь возможных эксцессов, председатель ВЧК Ф.Э. Дзержинский предлагал запретить публичные траурные мероприятия и захоронить бывшего олигарха тихо, в присутствии лишь ближайших родственников. Однако В.И. Ленин дал указание похоронить Второва с должными почестями. В траурной процессии в одной колонне шли рабочие, комиссары в кожаных куртках и пока ещё не добитые полностью буржуи. Это, по-видимому, была последняя идиллия подобного рода.

С.В. Багоцкий


От редакции.

Автор дал очень интересный исторический экскурс, однако его выводы, на наш взгляд, нуждаются в исправлениях и дополнениях.

Говоря о «парадоксальности» приведённых фактов с точки зрения «классического марксизма», автор, конечно, ошибается. Парадоксальность здесь может показаться лишь тому, кто трактует марксизм в механистическом ключе. Но марксизм не имеет ничего общего с фатализмом. Общественное бытие определяет общественное сознание — этот фундаментальный социальный закон имеет статистический характер. Он действует на массы, но он не детерминирует поведение каждого отдельного человека. Помимо фабриканта Морозова, можно вспомнить и графа Алексея Толстого, и кавалергарда из личной свиты императрицы графа Игнатьева, не говоря уже о фабриканте Энгельсе и дворянине Ленине. С другой стороны, можно вспомнить и рабочего Малиновского — провокатора царской охранки, и других рабочих и крестьян, которые шли воевать за чуждые им интересы. Да и сейчас сплошь и рядом мы видим пролетариев, заражённых самыми причудливыми буржуазными теорийками и стереотипами: от либерализма до шовинизма. В то же время нам попадаются и представители противоположного класса, которые, пустив пьяную слезу, любят вспоминать о своей комсомольской юности или даже открыто выражают симпатии к социалистическим идеям.

Вместе с тем нельзя идеализировать даже самых «прогрессивных» капиталистов. Бытие данной личности всё равно давит на её сознание, и лишь исполинский дух таких людей как Энгельс или Кропоткин мог вполне подняться над условиями жизни своего класса. В большинстве же других случаев капиталисты, даже искренне сочувствующие народным бедам, всё равно остаются верными сынами своего класса. И это тоже нормально.

Автор же в некоторых случаях допускает идеализацию крупных капиталистов. Доказывать олигархам, что социализм позволит ему лучше раскрыть свои способности, смешно и нелепо, ибо умный и грамотный капиталист, имеющий и собственность, и таланты, вполне может обеспечить себе и творческий досуг, и любую созидательную деятельность по вкусу. И даже сможет с помощью благотворительности тщательно выбелить свою совесть (если она, конечно, у него осталась). Таких немного. Большинство предпочитает полёту мысли самодовольную отрыжку.

Так будет ли новый Савва Морозов? Или, как утверждает автор, «не тот в наши дни капиталист пошел»? Нам кажется, что будет. Но не скоро. И вовсе не из-за того, что среди олигархата вдруг по мановению волшебной палочки отыщется добренький, сердобольный капиталист.

Дело не в просветлении, а в классовой борьбе. Сколько раз нашим товарищам приходилось оказываться перед лицом классовых врагов, которые разводили руками: «Мы за вас, за вашу идеологию, но… служба есть служба…» — и вершили своё чёрное дело. Вполне можно допустить, что даже в вертикали власти нынешней России есть немало сторонников социализма. Но пока они не видят силу в народе. Не видят его организованности, решимости. Не видят они и того авангарда, который сможет сплотить трудящихся и повести на бой. А потому закономерно не желают рисковать своим положением ради неизвестно чего.

Неумолимая логика противоречий капитализма приведёт к усилению организованной классовой борьбы. Через кровь и страдания пройдёт эта борьба. Появятся такие пролетарские отряды, которые словом и делом докажут своё упорство и несгибаемость. Каждый зажжённый факел классового противостояния будет усиливать и решимость пролетариев, и колебания их врагов. И вот тогда вполне могут появиться первые «перебежчики».

Но бороться и работать надо сейчас, не рассчитывая на хороших капиталистов.