Создание единого антияпонского фронта

Цикл лекций об истории коммунистического и рабочего движения

Борьба с японскими захватчиками

После завершения Великого северного похода Красной армии ситуация в Китае продолжала накаляться. Несмотря на то, что Японские войска продолжали свою ползучую агрессию в Китае, Чан Кайши не собирался отказываться от расправы над коммунистами. Советский район Ганьсу-Шэнси был окружен сильными гоминдановскими группировками. Чан Кайши решил сосредоточить свои усилия на борьбе с коммунистами, в то время как в отношении Японии продолжал политику уступок. Летом 1935 г. было подписано «Соглашение Хэ-Умедзу», по которому Гоминьдан терял контроль над северо-восточным Китаем (провинция Хэбэй, бывшая Чжили, где располагался, в том числе, Пекин). Гоминьдан обязался вывезти из провинции все свои войска, распустить все антияпонские организации, ликвидировать местные организации Гоминьдана и прекратить всяческую антияпонскую деятельность.

20151901_antiyapon_frontПосле выполнения этих требований японцы немедленно инспирировали в восточной части Хэбэя переворот и привели к власти собственных ставленников. В результате, японские монополии получили возможность контроля над важнейшими экономическими центрами страны, а армия значительно увеличила свое присутствие на континенте.

Соглашения, естественно, держались в секрете, но информация о них просочилась в прессу, а события в восточной части Хэбэя окончательно убедили население Китая в том, что японцы не остановятся на достигнутом. Поскольку только КПК активно выступала с предложениями закончить гражданскую войну и объединиться протия Японии, её влияние на массы значительно укрепилось.

9 декабря 1935 студенты Пекина вышли на громадную антияпонскую демонстрацию, организаторами которой выступили, в первую очередь, коммунисты. Демонстрация была разогнана полицией и гоминдановскими войсками. Это вызвало возмущение по всей стране в первую очередь среди студентов, которые начали проводить акции солидарности. Движение 9-го декабря захватило не только студентов, но и все слои трудящихся и даже значительную часть буржуазии. Однако верхушка Гоминьдана четко стояла на страже интересов компрадорской буржуазии и крупных землевладельцев и поэтому продолжала свою политику уступок японцам. Вместе с тем, Япония своим продвижением на юг уже начала задевать интересы американских и британских империалистов. США и Англия заявили Японии свои протесты против её действий и начали требовать от Гоминьдана, который ориентировался на США более активных действий.

В этих условиях в декабре в Шэнси состоялось совещание ЦК КПК, на котором было принято решение о необходимости создания единого национального фронта против Японской агрессии. Мао Цзэдун в своем докладе указал на то, что в новых условиях буржуазный лагерь не един и национальная буржуазия может перейти в лагерь революции, более того, в связи с противоречиями между империалистическими странами двойственное положение занимают и компрадоры, ориентированные на США, которые под их давлением могут выступить против Японии.

Мао Цзэдун выдвинул конкретные политические установки, направленные на урегулирование некоторых противоречий между национальной буржуазией, с одной стороны, и рабочим классом и крестьянством — с другой, а их можно и необходимо было урегулировать. Например, лозунг «рабоче-крестьянская республика» был заменен лозунгом «народная республика», допускалось участие в органах власти в революционных базах всех, кто хотел примкнуть к национальной революции, проводилась политика защиты, поощрения и развития промышленных и торговых предприятий национальной буржуазии, которая не поддерживала японских империалистов и их китайских приспешников.

Вместе с тем, Мао, критикуя сектантскую позицию левых, помнил о том, что инициатором и ядром единого фронта должны стать Красная армия и пролетариат и они же должны оставаться его ядром, не забывая за уступками о коренных интересах трудящихся. КПК выпустила обращение к солдатам и офицерам армии Гоминьдана с призывом прекратить боевые действия друг против друга и совместно бороться против японской агрессии. После этого, в феврале 1936 года, части Красной армии попытались отправиться на север для нанесения удара по Японии. Гоминдановские войска попытались блокировать части Красной армии, но были разбиты. Несмотря на это, продвижение Красной армии было остановлено и она вернулась на исходные позиции в Шэнси, чтобы не допустить обострения конфликта.

Курс на создание единого фронта позволил значительно усилить влияние коммунистов в добровольческих отрядах, сражавшихся против войск Японии и Манчжоу-Го в северо-восточном Китае. Если раньше командиры-коммунисты, старавшиеся наладить взаимодействие с некоммунистическими партизанами, с подвергались критике со стороны левых уклонистов в ЦК, то теперь, после принятия тактики единого фронта, они, наконец, получили одобрение и поддержку. В результате, была сформирована партизанская армия численностью до 45 тыс. человек. Она вобрала в себя все ранее существовавшие в Манчжурии антияпонские силы, включая корейских партизан. Руководителями всех трех армейских групп стали коммунисты. Партизаны оказывали серьезное давление на Манжоу-го и японские войска (они воевали против японцев до конца1941 г., а потом были вынуждены эвакуироваться в СССР, где получили название 88-ой интернациональной бригады РККА, участвовали в наступлении Красной армии в Манчжурии и послужили основой для формирования НОАК в 1946 г.).

В 1936 г. руководству КПК удалось достигнуть договоренности о прекращении огня и совместных действиях против японцев с 17-й армией, которая под командованием Чжан Сюэляна и Ян Хучена осаждала район Шэнси-Ганьсу.

И.В.Сталин и Мао Дзэдун

И.В.Сталин и Мао Дзэдун

14 октября в ЦК КПК было получено сообщение о том, что Гоминьдан готов вести переговоры и согласен сохранить советские районы и допустить коммунистов к работе национального собрания, но требует отказа от названия Красной армии и подчинения войск КПК единому командованию. При этом, Чан Кайши по-прежнему хотел расправиться с коммунистами и приказал готовиться к 6-му походу против коммунистов, а также сосредоточить против Шэнси дополнительные силы, и лично прилетел в Сиань, чтобы заставить командиров атаковать коммунистов.

В итоге, Чан Кайши был арестован солдатами 17-й армии. Чжан Сюэлян и Ян Хучен выпустили циркуляр ко всем воинским частям страны с призывом прекратить все внутренние войны, реорганизовать Нанкинское правительство, чтобы в него вошли все группировки и партии, и объединить усилия в борьбе с японцами, обеспечить демократические свободы и соблюдение завещания Сунь Ятсена.

КПК сразу поддержала требования 17-й армии, и Чжоу Энлай отправился на переговоры. Но обстановка в связи арестом Чан Кайши сложилась сложная. Следующим человеком в Гоминьдане за Чан Кайши был Ван Цзинвей, стоявший на прояпонских позициях. Он начал подготовку к карательной экспедиции против 17-й армии, также была начата подготовка к массированной воздушной бомбардировке Сиани в качестве мести за предстоящую казнь Чан Кайши. Об опасности прихода к власти прояпонских сил и увеличения размаха гражданкой войны говорили и в Коминтерне, советуя КПК избежать эскалации конфликта и все же договориться с Чан Кайши о едином фронте.

В этих условиях КПК пришлось долго убеждать командиров 17-й армии в необходимости сохранить Чан Кайши жизнь, но в итоге было достигнуто соглашение, по которому Чан Кайши был освобожден, а гражданская война должна была прекратиться:

«1. Полностью прекратив гражданскую войну, сплотить все силы страны для единодушного сопротивления внешнему врагу.

2. Гарантировать свободу слова, собраний и союзов, освободить всех политических заключенных.

3. Созвать конференцию представителей всех партий, групп, всех слоев населения и всех вооруженных сил и таким образом объединить все лучшие силы нации для совместной борьбы за спасение Родины.

4. Быстрее завершить всю подготовку к ведению антияпонской войны.

5. Улучшить условия жизни народа».

В телеграмме далее указывалось, что в случае принятия Гоминьданом этих условий Коммунистическая партия Китая отказывается от своего курса на свержение правительства и готова принять на себя следующие обязательства:

«1. Прекратить повсюду в стране проведение курса на вооруженное восстание для свержения национального правительства.

2. Переименовать рабоче-крестьянское демократическое правительство в правительство Особого района Китайской республики, Красную армию — в Национально-революционную армию, поставив их под руководство центрального правительства и Военного комитета в Нанкине.

3. Установить на всей территории, контролируемой правительством Особого района, последовательно демократический режим, основанный на всеобщем избирательном праве.

4. Отказаться от политики конфискации помещичьей земли и решительно проводить в жизнь общую программу единого антияпонского национального фронта».

В связи с этим обращением ряд членов ЦИК Гоминьдана предложили восстановить три политические установки Сунь Ятсена: союз с Россией, союз с Коммунистической партией Китая и поддержка рабочих и крестьян.

15 февраля на пленуме ЦИК Гоминьдана разгорелась острая борьба между прояпонской и антияпонской группировками. В итоге, было принято решение о сотрудничестве с Коммунистической партией и в осторожных выражениях зафиксировано намерение вести борьбу против Японии. Третий пленум обещал созвать Национальное собрание, обеспечить свободу слова и печати и освободить политических заключенных. Пленум также принял резолюцию о возвращении потерянных земель в Северном Китае.

Однако создание единого фронта затягивалось Чан Кайши. Он начал выдвигать более жесткие требования и так продолжалось до начала активных военных действий со стороны Японии в июле 1937 г. В результате провокации у моста Люгоуцяо (иногда его называют мост Марко-Поло) японцы развернули полномасштабное наступление на китайскую армию.

Японские войска имели подавляющее превосходство в артиллерии, танках и авиации. Однако на сей раз, китайские войска оказали упорное сопротивление, особенно, части 29-го корпуса (войска одного из милитаристов, среди которых было много сторонников единого фронта). Наступление японцев сопровождалось взрывным ростом патриотических настроений, среди населения. Произошло даже восстание среди полицейских сил марионеточного правительства в восточной части Хэбэй. Поскольку сопротивление нарастало, после взятия Пекина японское наступление стало терять темп.

Чтобы нанести удары по важнейшим промышленным центрам Китая японское командование решило использовать флот. В августе 1937 г. была организована высадка десанта для штурма Шанхая. После долгого сражения японцы с помощью новых десантов поставили части НРА, оборонявшие город, под угрозу окружения и вынудили их отступить.

Затем японская армия перешла в наступление и смогла захватить Нанкин, который до того был резиденцией центрального гоминдановского правительства. Заняв город, японцы организовали в нем массовый террор, уничтожив около 300 тыс. мирных жителей. Столица Китайской республики была эвакуирована вглубь страны в город Чунцин.

Все эти события, заставили Чан Кайши, наконец, пойти на создание объединенного фронта с КПК.

15 июля Центральный Комитет Коммунистической партии выступил с предложением о сотрудничестве с Гоминьданом. КПК выдвинула 4 конкретных пункта сотрудничества, пообещав прекратить сплошное изъятие земель у помещиков, переименовать советский район в Особый, и подчинить свои части единому командованию НРА. Главными для успешного развития Китая были признаны три народных принцип Сунь Ятсена.

Это заявление вызвало ответную реакцию Гоминьдана: были освобождены многие политзаключенные и, наконец, в сентябре 1937 г., объединенный антияпонский фронт стал существовать официально.

Вслед за этим китайская Красная армия была официально переименована в 8-ю Национально-революционную армию. Ее командующим был назначен Чжу Дэ, а заместителем командующего Пэн Дэхуай. 8-я армия состояла из трех дивизий. 25 сентября, сразу же после переформирования, 8-я армия двинулась на передовые позиции в район Северной Шаньси (соседней провинции с Шэнси, где располагался советской район).

12 октября была также переформирована Красная армия, действовавшая в Центральном Китае. Она превратилась в Новую 4-ю Национально-революционную армию. Она была сформирована из партизанских отрядов, которые продолжали сопротивление Гоминьдану после разгрома советских районов в центральном и южном Китае.

В связи с созданием единого национального антияпонского фронта Центральный КПК опубликовал 25 августа 1937 года «Десять пунктов программы сопротивления Японии и спасения родины». Они предусматривали проведение всеобщей мобилизации всего китайского народа, введение демократического режима правления, включение в единый фронт всех групп и слоев населения. Для улучшения жизни населения была выдвинута новая аграрная программа, предполагавшая сокращение налогов и сборов, а самое главное сокращение арендной платы за землю и ссудного процента.

После этого в Китае появилось множество патриотических организаций, выступавших в поддержку освободительной войны и политики гоминдановского правительства. Начали регулярно выходить печатные издания единого национального фронта. С 11 января 1938 года в Китае стала легально издаваться крупная политическая газета — орган Коммунистической партии Китая «Синьхуажибао».

В свою очередь прекращение гражданской войны позволило Гоминьдану получить помощь из СССР, советские самолеты и летчиков, которые учили китайских пилотов и сами принимали участие в боях.

Мао Цзэдун, оценивая этот период, пишет о трех тенденциях в едином фронте: левой – представленной коммунистами и народными массами; центральной – в виде национальной буржуазии; правой – в виде верхушки Гоминьдана, крупной буржуазии и крупных помещиков. Правая тенденция в едином фронте является также и главным очагом капитулянтства, с которым необходимо бороться всеми силами, укрепляя левую тенденцию и способствуя тому, чтобы и центр сдвигался влево.

В конце лета – начале осени 1937 г. японские войска развернули наступление не только на юг, но и на северо-запад Китая, в сторону Внутренней Монголии. Войска милитаристов, в том числе и назначенного ответственным за это направление Янь Сишаня не смогли оказать японцам достойного сопротивления. 5-я дивизия Сэсиро Итагаки быстро двигалась на запад, захватив контроль над железной дорогой и заняв крупный железнодорожный узел Датун. Войска уже подошли вплотную к границе Северного Шэнси, но были встречены силами 8-й армии. В узком Пинсигуанском проходе японская колонна попала в засаду и была разгромлена, потеряв около 4-х тыс. человек. Попытки деблокировать окруженцев провалились, и коммунистам досталось все оружие и припасы, находившиеся в колонне.

Отряд народного ополчения Китая

Отряд народного ополчения Китая

Затем части 8-й армии отступили к горному проходу Синькой, где совместно с войсками Янь Сишаня и частями НРА отбивали наступление японских войск. Части 8-й армии совершили удачный рейд по японскому тылу, в том числе, захватив вражеский аэродром и уничтожив находившиеся там самолеты. Несмотря на отдельные успехи, китайские войска были выбиты со свих позиций под Синькоу, в первую очередь из-за отсутствия противотанковых средств.

Гоминдановцы отступили, а части 8-й армии остались вести партизанскую войну на захваченных территориях северного Китая. Благодаря их действиям были созданы свободные районы. Тот же процесс происходил на территориях центрального Китая, в которых действовала новая 4-я армия. По мере того, как Япония развивала наступление вглубь страны, возникало все больше партизанских отрядов и свободных районов.

По мере развития японского наступления росли и освобожденные районы, общая численность населения которых в 1940 г. составляла около 100 млн. человек.

Успешные действия партизан, как в военном отношении, так и в политическом, стали результатом правильной тактики и хорошо поставленной политической работы.

Мао Цзэдун в данном случае выделил три главных принципа этой работы:

  1. Принцип единения между бойцами и командирами, который предполагал искоренение и уничтожение феодальных порядков в армии.
  2. Принцип единения армии с народом. Армия должна была выступать как организатор народных масс, не только воевать, но вести пропаганду, организовывать народные массы, вооружать их и облегчать экономические тяготы. Это позволяло, в свою очередь, добиваться пополнения армии не путем принудительной мобилизации, а принимая добровольцев.
  3. Разложение войск противника и великодушного обращения с пленными. Этот принцип рассчитывался на долгосрочную перспективу.

Руководствуясь этими принципами, войска КПК, прибывая в район, в первую очередь, организовывали среди населения мобилизационные комитеты, которые служили для ведения пропаганды, выполнения неотложных работ, таких как, например, сбор брошенного гоминдановцами при отступлении оружия. Эти же комитеты становились новыми органами власти и осуществляли подготовку сил самообороны, налаживали хозяйственную жизнь в освобожденном районе. Они же становились базой для создания массовых патриотических организаций.

Местные мобилизационные комитеты активно сотрудничали с армией КПК для наведения порядка и осуществления социально-экономических программ. В первую очередь осуществлялось ограничение ссудного процента (он не должен превышать 10% годовых) и арендной платы (она не должна превышать 37,5% урожая помещикам). Комитеты так же осуществляли конфискацию имущества и земли предателей, которые сотрудничали с японцами.

По мере увеличения территории района и укрепления новой власти проводились выборы, в которых учувствовали мобилизационные комитеты и массовые организации. Иногда новые органы власти признавались Гоминьданом, а в моменты обострения отношений создавались без оглядки на его позицию.

При этом КПК при создании новых органов власти стремилась к объединению всех патриотических сил на платформе антияпонской борьбы. Этот опыт был обобщен в решении ЦК КПК в марте 1940 г., которое предусматривало, что члены КПК должны занимать только одну треть мест в органах власти, одну треть должны занимать представители прогрессивных сил и одну треть – промежуточных.

Полтика КПК позволила создать широкий фронт и привлечь к делу антияпонской борьбы все силы – от стихийно формирующихся партизанских отрядов, крестьянских отрядов самообороны (минтуаней) до вооруженных формирований традиционных для Китая тайных обществ, типа «Красных пик». Вооруженные силы в свободных районах не испытывали недостатка в добровольцах их расширение скорее сдерживалось нехваткой вооружения. Но все равно за первые три года войны вооруженные силы КПК выросли более чем в десять раз, превысив 500 тыс. бойцов.

К концу 1938 г. японское командование поняло, что не в состоянии быстро сокрушить войска Гоминьдана и расправиться коммунистами. В октябре 1938 г. японские войска высадились в южном Китае, захватив Кантон, но развивать наступление не стали. Япония решила перейти к войне на измор, сделав ставку на политическую борьбу, провокации и небольшие операции.

Япония надеялась на нарастание противоречий в Едином фронте и желала использовать их для разгрома Китая. Противоречия действительно усилились. Чан Кайши, не желая роста народного движения и влияния КПК, начал готовиться к возобновлению гражданской войны.

В январе 1939 года в Чунцине состоялся пятый пленум ЦИК Гоминьдана, на котором было решено направить острие всей политики против внутренних сил, а не против внешних, как это было раньше. Это означало, что Гоминьдан намеревался осуществить так называемое «растворение коммунистов», «ограничение коммунистической деятельности», «запрещение компартии», «борьбу против компартии» и т. п.

Правое крыло Гоминьдана предложило «ограничить рост сил компартии и 8-й армии» и отказаться от совместных действий с коммунистами. Затем Гоминьдан выпустил специальную инструкцию под названием «Меры по ограничению деятельности чуждых партий», запретил деятельность Коммунистической партии, объявил ее «врагом номер один», а Японию «врагом номер два» и начал активную подготовку к гражданской войне. В апреле 1939 года командующий гоминдановский армией в Шаньдуне приказал находившемуся в его подчинении отряду неожиданно напасть на части 8-й армии с тыла. В результате было убито свыше четырехсот солдат 8-й армии. После этого инцидента гоминдановцы неоднократно нападали на базы 8-й и 4-й новой армий.

Япония решила воспользоваться кризисом и создать новое марионеточное правительство, на сей раз в Нанкине . В это время усилились и противоречия внутри руководства Гоминьдана, Ван Цзинвеэй, опираясь на группу правых гоминдановцев, пытался склонить Чан Кайши к заключению мира и усилению борьбы с коммунистами. Чан Кайши, понимая, что в случае заключения мира будет оттеснен от власти Ван Цзинвэем, мог опираться только на антияпонские силы и продолжать войну. Как раз в то время, 22 декабря, в Токио были опубликованы так называемые «три принципа» Коноэ, которые определяли основной курс японского правительства в деле урегулирования отношений между Японией и Китаем.

Требования Ван Цзинвэя вполне соответствовали этим «трем принципам». В связи с этим Чан Кайши созвал чрезвычайный пленум ЦИК Гоминьдана, который объявил Ван Цзинвэя «изменником». Ван Цзинвэю не оставалось ничего, кроме как бежать и пойти на службу к японцам, которые сделали его главой Нанкинского правительства.

Чан Кайши же, оставшись в Чунцине, вынужден был продолжать войну. В 1939 японские войска предприняли наступление на Нанчан (центральный Китай), после долгого сражения, в ходе которого город не раз переходил из рук в руки, победа досталась Гоминьдану, но на других участках фронта японские войска достигли успехов, еще больше увеличив захваченные территории.

Эти события привели к тому, что в руководстве Гоминьдана опять усилились колебания по поводу союза с КПК и продолжения войны. В 1939 г. войска Гоминьдана блокировали район Шэнси-Гансу и несколько раз атаковали силы КПК.

Особенно тяжелым стало положение Гоминьдана, когда в 1940 г. Франция капитулировала и Япония, захватив Индокитай, закрыла один из важных каналов поступления помощи из Англии и США. Лишь то, что Черчилль решил все-таки открыть бирманскую дорогу для снабжения Гоминьдана, а СССР увеличил объемы помощи, удерживало Чан Кайши от сдачи японцам.

Именно на этот период приходилось наиболее количество попыток подавить армию КПК. Особенно трудно пришлось 4-й новой армии, действовавшей в центральном Китае.

При этом гоминдановские войска на фронте вели себя пассивно, ведя только оборонительные бои против японцев, в то время как КПК предприняла массированное наступление в северо-восточном Китае, сконцентрировав для этого около 400 тыс. человек (против японских 830 тыс.). Наступление развивалось удачно. Японские войска и коллаборационисты понесли потери в 46 тыс. человек (КПК 22 тыс.). При этом войска КПК освободили территорию с населением более 5 миллионов человек. Также был нанесен существенный урон экономике региона за пределами освобожденных районов, что сказалось на снабжении японской промышленности необходимым ей сырьем.

Однако несмотря на успех операции, командование впоследствии решило сделать упор на партизанские действия, чтобы не повторить безуспешных штурмов крупных городов периода начала гражданской войны.

Успехи КПК привели к тому, что в январе 1941 г. гоминдановские войска разгромили штабную колонну новой 4-й армии, захватили в плен командующего Е Тина, который приехал в штаб в Чунцине для переговоров, и расстреляли. Тем самым они значительно подорвали сопротивление японцам в центральном Китае. В итоге, в феврале 1941 г. по распоряжению ЦК КПК новая четвертая армия была сформирована во второй раз. Теперь Гоминьдан не пытался ликвидировать её до окончания войны с Японией.

На этом фоне в январе 1940 года была опубликована работа Мао Цзэдуна «О новой демократии». В ней были указаны пути достижения социализма с учетом особенностей классовой борьбы в Китае.

В своей работе Мао Цзэдун подчеркивал, что, поскольку современное китайское общество по своему характеру является колониальным, полуколониальным и полуфеодальным, китайская революция должна делиться на две фазы. Первая фаза — это превращение колониального, полуколониального и полуфеодального общества в общество независимое, демократическое; вторая фаза — дальнейшее развитие революции, построение социалистического общества.

При этом революция в Китае происходит в условиях борьбы с империализмом и при поддержке СССР и, соответственно, является частью мировой социалистической революции, разрушая господство империалистических стран.

Поэтому революция в Китае, хотя и является буржуазно-демократической, но осуществляется всеми революционными силами китайского общества под руководством пролетариата. Поэтому государственный строй, к которому должна привести революция — это диктатура союза всех революционных классов.

В экономике необходимо создать мощный государственный сектор, который по своему характеру будет социалистическим и обеспечит дальнейшее развитие страны в нужном направлении. В аграрной сфере необходимо полностью завершить аграрную реформу, раздав землю крестьянам, и поощрять среди них все возможные формы кооперации.

Новая демократия предполагала и культурную революцию. Новая культура должна была стать национальной – то есть выступать за национальное достоинство народа против империалистов, отказаться от «сплошной европеизации» и заимствовать из иностранных культур только прогрессивные элементы, научной – то есть противостоять мистике, религиозности и феодальным предрассудкам, массовой – то есть быть доступной массам и не утрачивать связи с ними по мере развития.

С 1940 года командующий японской экспедиционной армией в Северном Китае Окамура Тэйдзи стал в широких масштабах применять новую тактику, которая должна была подавить в местном населении всякую волю к сопротивлению и таким путем с корнем уничтожить самую базу существования 8-й армии. По сути это была та же тактика «блокгаузов», что применялась гоминдановцами, но японцы придумали ей несколько новых названий: тактика ««железного кольца», «тюрьмы», «змеиного охвата», «чистки». Но суть была в том же: войска коммунистов блокировались в одном районе города и пути сообщения укреплялись, а потом начиналось медленное рассечение района на части. Наступавшие солдаты каждый раз оборудовали пути сообщения и укрепления, не позволяя партизанам окружить и уничтожить их.

Для осуществления этой тактики были привлечены громадные силы. Так, в 1941–1942 годах с японской стороны в боях участвовало 840 тысяч солдат, что в два раза превышало численность японских войск, действовавших в этом районе в предыдущие два года. Кроме того, для упрощения управления карательной операцией было осуществлено разделение территории на три категории. К первой относились «спокойные районы», в которых господствовали оккупанты, ко второй «подготовительные районы», где было развито партизанское движение, и «неспокойные районы», то есть освобожденные 8-й армией.

Японские солдаты и пленный китаец

Японские солдаты и пленный китаец

В районах первой категории были созданы комитеты поддержания спокойствия, состоявшие, в основном, из помещиков и кулаков. Здесь усилилась шпионская деятельность с целью выявления антияпонских элементов. Одновременно осуществлялась так называемая кампания «за превращение населения в благонадежных», путем обучения учащихся начальных и средних школ японскому языку и пропаганды идей «Великой Восточноазиатской сферы совместного процветания».

В отношении «подготовительных районов» японская армия применяла политику кнута и пряника. Как правило, лицам, лояльно настроенным к японцам, предоставлялась работа и выдавалось продовольствие. Часто население этих районов насильно переселялось в «спокойные районы». Превращая эти районы в безлюдные места, японская армия стремилась лишить партизанские отряды возможности оперировать.

Что же касается «неспокойных районов», другими словами, освобожденных районов, то при проведении карательных операций здесь проводилась политика жестоких репрессий, известная под названием политики «трех лучей». Ее принципами были: первый — всё жги, второй — всех убивай, третий — всё грабь. Против этих районов японская армия применяла даже отравляющие газы и бактериологическое оружие.

Эти действия привели к тому, что войска коммунистов понесли тяжелые потери и освобожденные районы сократились. Свою роль сыграло и то, что 1941-1942 гг. были периодом засухи и крестьяне и войска КПК страдали от голода. Но, несмотря на это, 8-я и 4-я армии и народное ополчение продолжали борьбу. Поскольку территория была наводнена войсками, коммунистам пришлось перейти к тактике действий небольшими отрядами. Но население, несмотря террор и пропаганду, продолжало оказывать помощь партизанам, сообщая о передвижения вражеских войск и занимаясь саботажем. В итоге, несмотря на успехи, японцы не смогли добиться разгрома партизан.

Пока в Китае происходили затяжные бои с партизанами, в войну вступили США и начали оказывать Китаю помощь по Ленд-лизу. Япония вынуждена была использовать свои силы, на многочисленных фронтах распыляя их и не имея возможности усилить китайский фронт или ослабить его. Это привело к тому, что в решительный момент, когда начал разваливаться тихоокеанский фронт, значительная часть войск была скована на китайском фронте.

К концу 1943 года сухопутная армия, дислоцированная на китайском театре военных действий, вместе с войсками, расположенными в Маньчжурии и Корее, и тыловыми частями превышала 2 миллиона человек. Однако этих войск было недостаточно для контроля даже над оккупированной территорией. Поэтому японцы искали пути для быстрого завершения войны в Китае.

В апреле 1943 года японские войска, воспользовавшись разногласиями между Гоминьданом и КПК, развернули наступательные операции в провинциях Хэнань и Шаньси, с целью поодиночке уничтожить армии обеих сторон. Первоначально им сопутствовала удача, гоминдановские войска были деморализованы и разбиты, часть командующих начала сдаваться в плен и переходить на сторону правительства Ван Цзинвэя.

Почти одновременно с этой операцией японские войска, расположенные в Центральном Китае, в первой декаде мая развернули наступление в провинции Хунань. Наступление разворачивалась во время уборки хлеба и производилось с расчетом на урон экономике и с целью снабдить свою армию провиантом. Однако такие действия подтолкнули крестьян к массовому уходу в партизаны.

Уже к лету 1943 года войска КПК установили связь с отдельными партизанскими отрядами, действовавшими в Северном и Центральном Китае, начали развертывать решительную партизанскую войну по всему фронту. Японские войска снова предприняли карательную акцию в северном Китае, но по прошествии трех месяцев вынуждены были её прекратить, не добившись успеха.

Неудачи и сокращение снабжения вызывали в японской армии недовольство. При этом, несмотря на проведение политики «трех лучей», коммунисты придерживалась тактики гуманного отношения к пленным, что способствовало разложению японской армии и увеличению количества дезертиров и преднамеренно сдававшихся в плен коммунистам.

Таким образом, к 1944 году японская армия на китайском фронте оказалась перед лицом внутреннего и внешнего кризиса. Японское командование, понимая, что армии срочно необходимы успехи, решило весной 1944 года провести на китайском театре военных действий невиданную по своим масштабам наступательную операцию, целью которой было проложить сплошную коммуникационную линию из Северного Китая в Южный Китай, а также захватить американские военно-воздушные базы в Центральном и Южном Китае. Наступление развивалось успешно, и японские войска смогли пробить коридор до Индокитая.

Успехи Японской армии произошли не в последнюю очередь из-за политики руководства Гоминьдана. Чан Кайши начал готовиться к продолжению гражданской войны, по сути, разваливая и так непрочный Единый фронт. Лучшие войска держались в резерве и не принимали участие в крупных сражениях 1944 года. Более того, предпринимались атаки на районы, занятые войсками 8-й и 4-й армии. Такое поведение вызвало критику даже со стороны США, так как усложняло положение на фронте и затягивало войну. Кроме того, политика Чан Кайши уже не устраивала даже многих членов Гоминьдана. Чан Кайши, установив в стране режим личной власти, действовал в интересах исключительно крупной буржуазии и землевладельцев, что вызывало возмущение не только у трудящихся, но даже среди буржуазии.

Военные действия в Китае, январь-сентябрь 1945г

Военные действия в Китае, январь-сентябрь 1945г

Япония, захватив инициативу, продолжала развивать наступление, и в январе-феврале смогла захватить несколько баз ВВС США. Следующее наступление было предпринято в марте, с целью захватить урожай и ликвидировать еще несколько баз ВВС США, оно также завершилось успешно.

Вместе с тем, это наступление истощило японские войска и растянуло коммуникации, а попытки покончить с партизанами не увенчались успехом, поэтому контроль над многими территориями был лишь номинальным.

В апреле СССР в одностороннем порядке денонсировал договор о ненападении с Японией, и теперь японское командование вынуждено было отправлять войска с юга в Манчжурию для укрепления Квантунской группировки.

В этих условиях началась подготовка к общему контрнаступлению китайских и союзных войск.

Открывшийся в последней декаде апреля 1945 года в Янани 7-й съезд Китайской коммунистической партии перед лицом генерального контрнаступления призвал весь китайский народ к сплоченности в деле строительства нового независимого, свободного, демократического, единого Китая. В начале съезда Мао Цзэдун выступил с политическим отчетом «О коалиционном правительстве», в нём были озвучены основные требования задачи КПК на ближайший период. Эта программа должна была послужить основой для мирного разрешения конфликта с Гоминьданом.

Они включали в себя:

  1. Мобилизацию всех ресурсов на разгром Японии с целью не допустить заключения мира на полпути, чтобы вернуть Китаю все захваченные территории.
  2. Ликвидацию однопартийной диктатуры Гоминьдана и создание коалиционного правительства.
  3. Обеспечение демократических свобод.
  4. Перестройку армии и превращение её в народную (а до того сохранение всех вооруженных силы КПК, не поддаваясь на предложения о роспуске в обмен на легализацию партии).
  5. В области промышленности – введение 8-часового рабочего дня и государственного регулирования, чтобы начать индустриализацию страны.
  6. В аграрной сфере – продолжение предыдущей политики ограничения помещиков и ростовщиков, но во всем Китае.
  7. В области культуры – ликвидацию безграмотности.
  8. Во внешней политике – улучшение отношений с СССР, отмену неравноправных договоров, и поддержку движения за независимость во всех азиатских странах.

С началом общего контрнаступления всех сил союзников в мае 1945 г. единый коридор с юга на север был перерезан, а большая часть захваченных аэродромов освобождены. При этом Гоминьдан не оставлял своих попыток «разобраться с коммунистами», и в июне июле были проведены атаки на Особый район. С КПК пытались справиться и японцы, но все карательные акции провалились. При этом Япония все еще прочно удерживала крупные города северного и центрального Китая и имела мощную группировку в Манчжурии.

Лишь вступление СССР в войну изменило соотношение сил. Начав наступление 9 августа, РККА в кратчайшие сроки разгромила миллионную группировку японских сил. Столь быстрое и мощное наступление привело к тому, что уже 15 августа было объявлено о безоговорочной капитуляции Японии.

В это же время, начиная с 10 августа, силы Гоминьдана и КПК перешли в генеральное наступление, чтобы поставить под свой контроль наибольшее количество территорий. КПК стремилась не допустить гоминдановские войска в Манчжурию, которую освобождали советские войска. Для чего после встречи войск 8-й армии с передовыми отрядами РККА войска КПК были отправлены на север по железной дороге. Коммунисты смогли укрепиться в Манчжурии, получив, таким образом, границу с СССР.

2 сентября капитуляция Японии была официально подписана на линкоре «Миссури». Однако после исчезновения общего врага, ситуация в Китае стала быстро накаляться. Гоминьдан, обладая огромными вооруженными силами и поддержкой США, надеялся «искоренить коммунистов». В то же время, силы коммунистов, несмотря на то, что сильно выросли и окрепли, не дотягивали по численности и вооружению до гоминдановцев. В таких сложных условиях и начиналась новая третья гражданская революционная война.

 

Михаил Марков

Предыдущая лекция

Следующая лекция