Торфянка: «Патриарх, с кем ты?»

Защитники парка провели митинг

21 февраля, спустя неделю после провалившегося силового захвата «Торфянки» движением «Сорок сороков» и последовавшего за ней столь же неудачного митинга, свою акцию провели защитники парка. РПЦ уже получила «взамен» парка площадку под строительство церкви на Анадырском проезде, в полутора километрах к югу от Торфянки. Митингующие устами своего ведущего предложили «батюшке, который сейчас находится, немедленно собрать вещи и отправиться на Анадырку». Место ему и его сподвижникам из «Сорока сороков», конечно, не на «Анадырке», а в Анадыре. Но и на «Анадырку» клерикалы перебираться не спешат.

Основной контингент выступающих составляли активисты инициативной группы и члены КПРФ. Последних было так много, что после митинга организаторам даже пришлось за это оправдываться: «Мы попросили помощи у КПРФ, которая нам помогает с самого начала… список выступающих мы подавали 50/50».

КПРФ действительно сильно помогает жителям отстоять парк и поэтому пользуется на «Торфянке» заслуженным уважением. Публикации в газетах и интернете, помощь с распространением листовок, депутатские запросы, моральная поддержка и личное участие «на передовой» — все эти средства использовали партийные активисты для помощи инициативной группе. Но, в основном выступая на стороне жителей, КПРФ не удержалась и от соблазна завоевать частичку доверия клерикалов. «К нам приезжал их депутат, — рассказывает один из сторонников строительства церкви. — Он человек верующий явно, так как перекрестился. Говорил, что последняя линия обороны – это православные люди. Он обращался к православным с просьбой поддержать его депутатскую инициативу против закона о ювенальной юстиции, за запрет однополых браков. Грех всегда есть и будет, но его нельзя никогда узаконивать, иначе это разрушит всю страну».

На митинг против застройки собралось более 500 человек

На митинг против застройки собралось более 500 человек

Доверие к КПРФ обернулось тем, что состав выступавших сильно и в худшую сторону отличался от митинга 9 июля. Летом значительную часть выступавших составляли люди, боровшиеся с аналогичными проблемами в своём районе: Измайлово, Перово, Ростокино, Гольяново, Останкино, Гагаринском. Ещё от нескольких инициативных групп были зачитаны письма поддержки. И хотя ораторы от КПРФ и там пытались сузить масштаб проблемы до данного конкретного парка или свести всё к нерадивости районных или окружных чиновников, в целом митинг оставлял впечатление единой проблемы, с которой сталкиваются жители разных районов. Он показывал значимость событий вокруг стройки на «Торфянке» не только для местных жителей, но и для всей Москвы.

Теперь же, 21 февраля, последователям Зюганова удалось провести свою повестку. Торфянка объединила жителей Лосиноостровского района, — говорили на митинге. Но о том, что необходимо единство разных инициативных групп против церковных рейдеров или против собянинского беспредела, не вспоминали. Митинг был ограничен одной местной проблемой, вся вина за которую была возложена на местную же администрацию. Голос «горячей точки» другого района прозвучал только в лице одной женщины из Раменок, да и то в самом конце митинга.

Одним из первых выступил депутат от КПРФ Александр Потапов. Мы подробно остановимся на этом выступлении, поскольку оно в концентрированном виде отражает содержание митинга и, одновременно, представляет квинтэссенцию отношения КПРФ к социальной борьбе.

«Мы хотим, чтобы в нашей родине всё было устроено мирно, чтобы народ имел право голоса, чтобы народ имел право на выражение своей воли…здесь 8 месяцев со дня рождения инициативной группы торфянщиков, которые пришли и выразили чувство любви к своей малой родине, к своему парку, и у вас есть на это полное право. Многие родились здесь, многих выгуливали в колясках здесь, и я понимаю вас». Сказал он это так трогательно, что я не смог не вспомнить ставшую знаменитой фразу его коллеги по думской фракции В. Ф. Рашкина «мы услышали ваши молитвы».

Власть ведёт диалог с защитниками «Торфянки». 25 июня 2015 г.

Власть ведёт диалог с защитниками «Торфянки». 25 июня 2015 г.

«Важно то, что вы, торфянщики, с самого начала встали на путь диалога. Вы пытались этот диалог вести и донесли до местной власти, до руководства окружной власти позицию о том, что надо что-то с этим делать, с этими нарушениями. Власть услышала вас, по крайней мере, было приостановлено строительство. Дальше вы рассчитывали на то, что все процессы завершатся, и вы спокойно пойдёте по домам. Но вам пришлось 8 месяцев держать такое дежурство, такую оборону, поскольку достаточно медленно шли определённые решения. И отмена ГПЗУ, и ордера ОАТИ… это уникальное явление, что вы добились того, чтобы вас услышали представители власти! Это вот нужно обязательно довести до конца. Согласны?»

«Да!» — кричит митинг — а я вот думаю: что же нужно доводить до конца, как же добиться того, чтобы власть до конца услышала жителей?..

Много слов было сказано про позицию патриарха. С кем он? — задавались вопросом многие участники митинга. С этими бандитами из движения «Сорок сороков»? Или всё-таки с жителями? Нужно заметить, что Православная церковь действительно оказалась в интересном положении. Любая внятная позиция для патриархии самоубийственна. Поддержать жителей — значит лишиться своих боевых отрядов, отстаивающих её интересы по всему городу. Ведь многие рядовые «сороки», служа церкви, искренне верят в справедливость своих действий. Открыто встать на сторону «сорок» — значит растерять доверие жителей, многие из которых несмотря на всё отказываются видеть церковь такой, какая она есть. Вот и приходится делать ничего не проясняющие заявления. В этих условиях требование от патриарха чёткой позиции является вполне осмысленной тактикой борьбы, которую инициативная группа взяла себе на вооружение.

Патриарх, с кем ты?

Патриарх, с кем ты?

Но вернёмся к выступлению Потапова. «… И я прошу патриарха поставить последнюю точку к сказанному им, к принятому уже решению, … чтобы мирное решение, к которому он призывал, … воплотилось здесь, в нашей стране. Мы мирные люди…» После слов «мы мирные люди» я привык вспоминать о том, что находится на запасном пути. Cвоей героической борьбой, которую не смогли затушить ни нападения «сорок», ни силовые действия полиции, ни административные задержания и суды, защитники «Торфянки» показали готовность противостоянию на разном уровне. Но у Потапова, похоже, на запасных путях — ничего. «… Мы мирные люди, мы любим свою родину, мы хотим путём согласования, договорённостей друг с другом, решать все вопросы в нашей стране!..» Как ведёт себя власть, когда жители ограничиваются попытками договориться с властью предусмотренными ей механизмами, мы знаем на множестве примеров.

Конечно, КПРФ бы никогда не рискнула открыто выступать с пораженческими лозунгами, если бы многие участники событий всё ещё не надеялись на классовый мир. Прошедший митинг активно обсуждался в социальных сетях. Убаюкивающее выступление Потапова было встречено с одобрением, тогда как речь Антона Тарасова, тоже члена КПРФ, говорившего на митинге о необходимости смены власти, вызвала возмущение. «Лично мне понравилось выступление Потапова А.В.комментирует митинг Евгений Лебедев. — Но я крайне недоволен, что они дали слово Антону Тарасову. Такой ерунды я даже не думал услышать. Человек ошибся местом. У нас заявленная тема была совершенно другая. Нам нужен парк. Просто парк».

В очередной раз мы убеждаемся в том, что КПРФ одной рукой помогает людям в борьбе, а другой отваживает их от этой борьбы, сужает её масштаб, выстраивая тем самым «сервисную» схему взаимодействия своей партии с обществом. «Все и всякие угнетающие классы, — писал Ленин, — нуждаются для охраны своего господства в двух социальных функциях: в функции палача и в функции попа… Поп должен утешать угнетенных, рисовать им перспективы смягчения бедствий и жертв при сохранении классового господства, подрывать их революционное настроение…» Церковь так погрязла в стяжательстве, что уже не справляется с «функцией попа». Но тут ей на помощь приходит родная сестра — «Коммунистическая партия». И вылезший в конце митинга на трибуну какой-то либерал со словами, что церкви нужно умерить свои аппетиты, чтобы не повторилась революция, прекрасно дополнял выступления её ораторов.

***

Поддержать защитников парка приехали дальнобойщики, стоящие лагерем в Химках и протестующие против введения «Платона». Но власть в очередной раз продемонстрировала, что не брезгует и мелкими пакостями в адрес своих противников: одна из машин, в которой ехали дальнобойщики, на въезде в Москву была задержана полицией.

«Вчера у нас было принято решение, что мы поедем сюда, в парк «Торфянка», поддержать митинг, — рассказывает Михаил, представитель дальнобойщиков. — Мы выехали в составе примерно 15–20 машин. При съезде с МКАДа микроавтобус, замыкавший нашу колонну, остановили сотрудники полиции. У них отобрали документы, и их повезли в отделение. Сказали, что на машину поступила ориентировка».

Выступления ораторов перемежались с концертными номерами. Участники инициативной группы пели песни, написанные за время длинных дежурств в парке. Группа «Аркадий Коц» исполнила переведённую с испанского языка песню «Стены».

Коллективно спели «Катюшу». На гармони её играл Илья Ахрамеев, один из активных участников инициативной группы. Подпевал Владислав Кузнецов, другой активист инициативной группы, помощник депутата Александра Потапова. В процессе исполнения на трибуну вылез и сам депутат, но тут вышла накладка: кажется, депутат не знал слов.

И. Шмелёв