«Украинская» болезнь либерализма в левом движении

Одесса…Другой раз встретишь такого и подумаешь: вроде толковый анарх. А он, глядишь, разинет рот, да и пойдет сыпать трескучими словами: ватники, рашисты, свободу «Пусси Райот», государство полицейское п***ц, ну, в общем, крутит либеральную шарманку…

Зимой текущего года руками специально подготовленных националистов «прозападная» группа украинских олигархов сместила марионетку «пророссийских» олигархов Януковича, в очередной раз использовав социальное недовольство украинцев, но в итоге установив еще более жесткий неолиберальный режим в стране. ИЧСХ, новая власть так и не подписала т.н. «соглашение об ассоциации с ЕС», отказ от подписания которого Януковичем и послужил поводом к перевороту.

Чтобы хоть как-то отвлечь внимание от этого вопиющего несоответствия, «хунта» взялась за популистскую борьбу с нацменьшинством — русскими и юго-восточными украинцами, прекрасно понимая, как важны для этих людей культурные и экономические связи с Россией и русский язык. К тому же, как это обычно бывает, национализм в качестве одной из опор государства для олигархов — отличный способ расправляться с неугодными без суда и следствия. В начале мая случилось знаковое событие в жизни жителей Юго-Востока, которым не повезло родиться свидомыми украинцами: в результате полицейской провокации вооруженные отряды националистов загнали и сожгли заживо в одесском здании профсоюзов несколько десятков протестовавших против новой политики Киева, в целях устрашения. После этого последние иллюзии самых оптимистичных социалистов Украины и России по поводу случившегося переворота как демократического обратились в пепел. (Автор недооценил «социалистов». Даже сейчас находятся те, кто по-прежнему восторгается «буржуазно-демократическими революционерами Ярошом, Коломойским и Порошенко». — Ред.)

Более прагматичные оппозиционеры в других городах Юго-Востока, в частности – Донецкой и Луганской областей, еще раньше поняли, что дело пахнет жареным, и встретили «черных человечков» с оружием в руках. Более всех повезло жителям Крыма – их интересы совпали с интересами российских олигархов, и полуостров отчалил от Украины еще до начала такого террора, до которого далеко даже столь «любимой» леваками периферийно-капиталистической России.

Анархисты на МайданеЯ не спрашиваю, почему большинство россиян категорически не заботят «либеральные проблемы» вроде запрета однополых браков и сворачивания прочих свобод. На экономическое положение среднестатистического гражданина РФ они оказать влияние не могут. Небольшое преимущество России среди прочих стран второго мира: нефть, газ, прочие бескрайние закрома ресурсов и почти уже разворованное советское наследие — все еще позволяют кормиться не только олигархам, но и всем остальным россиянам. Но все хорошее когда-нибудь кончается, «голландская болезнь» сделает свое дело, и мы пополним ряды классического бесправного пролетариата, не имеющего ничего за собой, кроме своих цепей, за счет нас и будут «вставать с колен» наши отдыхающие на Лазурном Берегу сограждане, с которыми «мы едины».

Меня тем более не удивляет, почему с зимы этого года и до сих пор главными проблемами дорогих россиян стали волнения, погромы, государственный переворот, угнетение сородичей на Украине, невиданное с забытых, как страшный сон, девяностых. В случае, когда у каждой третьей российской семьи есть родственники на Украине, а множество украинцев в поисках лучшей доли едут работать в Россию, а двадцать лет жизни порознь не смогли до конца сделать нас абсолютно чужими друг другу – это норма.

В действительности больше всего поражает то, как, казалось бы образованные (по меньшей мере — читающие анархисты, социалисты и коммунисты) и просто знакомые с историей страны люди — легко поддаются либерально-оппозиционной пропаганде.

Еще недавно довольно большая часть российского левого движения била себя пяткой в грудь, доказывая, какие они антифашисты и антикапиталисты: проводили митинги памяти об убитых ультраправыми Бабуровой и Маркелова, помогали в организации профсоюзной борьбы на предприятиях… Но внезапно, после украинских событий и победы не брезгующих фашистскими методами олигархов, русские левачки оказались лево-популистским крылом отечественных либералов.

Собственно есть два (на мой взгляд) верных показателях прочищенных мозгов: имярек использует тот же самый язык, что и субъект пропаганды и забывает о научном коммунизме (ну как бы «научном», но это уже совсем другая история).

Первый раз я испугался за души и умы своих товарищей по широкой левой, когда обратил внимание, что лексикон некоторых д’Артаньянов классовой борьбы редуцирован к уровню Новодворской: «путинский фашизм», «феодализм», «ватники», «рашисты»…

Послушайте, я нисколько не оправдываю нынешнее российское правительство за те полицейские методы, которыми они защищают своих хозяев-олигархов, но я бы хотел, чтобы мы так же на все глядели через призму классового анализа и опирались на накопленный нашими предшественниками бесценный научный подход в политике и экономике.

Давайте взглянем правде в глаза, мои дорогие леваки: есть капитализм обычный, когда для удержания своей собственности бизнесменам вполне хватает «демократии», ну как в странах экономического центра – Западной Европе и США, где рабочие относительно хорошо живут (в сравнении со своими менее удачливыми собратьями в менее богатых странах…). Есть капитализм периферийный, с топорной «суверенной демократией», подпираемая столь же топорной пропагандой и полицейской дубинкой, где для защиты от поползновений на частную собственность олигархи держат более агрессивную государственную машину. Но и при этой демократии мы можем вполне спокойно вести свою пропаганду, изредка попадая в полицию (по своей глупости, в большинстве случаев), например, где нам вежливо объясняют, что пикетики за «Пусси Райот» – не совсем то, чего ждут от нас сограждане.

А есть капитализм, которому для удержания своих банков и заводов нужны жесткие фашистские методы наподобие террора, устроенного руками солдат Франко и Пиночета, восстановления зоологической ненависти трудящихся к нетитульным нациям, социалистам, пятой колонне, пиндосам, москалям и прочим козлам отпущения. Налицо прогресс: в XXI веке политологи олигархов смекнули, что совсем уж классический фашизм в привычном виде #не_нужен, «нужно лишь взять от него лучшее»: хватит и расправы над оппонентами-социалистами без суда и следствия, запугивания населения погромами, а для этой грязной работы сойдут и обычные толпы оболваненных националистической идеологией боевиков. На них и кнут, и пряник всегда найдутся.

Однозначна и ситуация с ополчением на Юго-Востоке Украины. Это национально-освободительная борьба русских и восточных украинцев, оказавшихся вдруг в роли боснийских сербов. Страх перед националистическим беспределом, в том, что ты виноват лишь своим неправильным происхождением, страх за свои жизни, подтолкнул их к восстанию.

Присоединение стратегически важного для РФ Крыма стало сигналом и для менее нужных (а возможно, и не нужных вовсе) российскому государству областей. Из России на прорыв к соплеменникам, восставшим против вчерашних соседей, вдруг ставших чужими, пошли отряды патриотов всех мастей. Возможно, имела место и помощь Российского правительства, использующего ситуацию для давления на новую киевскую власть. Так или иначе, с точки зрения социалистов право народов на самоопределение важнее целостности буржуазных границ. К тому же по классовому составу сопротивляющиеся неолибералам – классический пролетариат (в отличие от Майдана). Периодически высказываются идеи о национализации предприятий (пусть даже с целью оказать давление и выбить в конфликте олигархов себе хоть какую-нибудь помощь).

Пусть и не организованное коммунистами в русло классовой борьбы, сопротивление Юго-Востока оказалось авангардом борьбы с бездушной неолиберальной капиталистической системой. Люди не осознали до конца своих классовых интересов, но уже столкнулись лицом к лицу с капитализмом, лицом, показавшим свой безжалостный фашистский оскал. На собственном опыте, а не рассказах бабушек и дедушек они поняли, что такое фашизм и почему с ним надо бороться – не даром всюду у восставших красные флаги и георгиевские ленты.

Вот даже публицист ультраправых взглядов Егор Провирин пишет:

Смотрите, вся праздничная конструкция, заточенная под «повязать ленточку, пить водку, слушаться Путина и по умолчанию считать, что деды все уже совершили, а ты так, неблагодарный х*й, жизнь которого не стоит ничего по сравнению с Великим Подвигом Советских Предков (умерших еще до твоего рождения, но которым ты должен кланяться со слезами, потому что ты х*й, а они Берлин брали)», начинает превращаться в нечто странное. В такое странное состояние, где советский автомат ППШ больше не атрибут переодетых актеров на Красной Площади, а реально боевое оружие, которое реально достали, чтобы реально убивать людей. Где танк Т-34 не музейный экспонат, а действующая боевая машина, которой уже завтра, возможно, останавливать наступление противника (если не достанут снарядов, то переоборудуют под БМП с пулеметом на крыше). Где пресловутую ленточку повязывают не пьяные десятиклассницы, а идущие в бой солдаты, и где ленточка означает, можно стрелять в человека или нет. Где, наконец, за эту ленточку убивают и за нее умирают (похороны 17-летнего парня, убитого на Куликовом поле, склонившийся над гробом дед плачет «Фашисты! Фашисты убили его!»). <…> А вся долгая говорильня про борьбу с фофызмом в виде шашлычной «Антисоветская» внезапно оборачивается против запустившего ее Кремля.

Георгиевские ленточки. Деды воевали. Победа на фашизмом. СССР. Коммунизм.

Однажды весь старательно взращиваемый нашими олигархами патриотизм ударит по ним же самим! От нас, коммунистов, потребуется лишь захватить это орудие и повернуть его в сторону Кремля.

Долгое время смысл борьбы с советским наследием в головах постсоветских россиян, которую ведут либералы, мне был непонятен. Более того, в моей голове они победили, я испытывал к нему отвращение. Сейчас же звезды сошлись: вот, чтобы левые, да и вообще все активные россияне не велись на либеральную пропаганду, не были, как либералы, врагами своего народа — и нужно выжигать матрицу либерального бинарного мышления, с ее штампами и мифами о «капитализме с человеческим лицом», которые в нашей стране (и других странах периферийного капитализма) не более чем морковка на палочке для запряженного осла.

20 лет неолиберализма сделали свое дело: ограблена большая часть населения, зачастую уже не имеющая ничего, кроме своих цепей. Либералов ненавидят. Путин знает это и ведет популистскую борьбу с ними, на деле же проводя самую настоящую неолиберальную политику.

Отличной иллюстрацией этого является борьба с т.н. «европейскими ценностями» — как действительно ненужными, так и полезными; сворачивание под шумок немногих имеющихся в России свобод. В то же время продолжается приватизация и свертывание социалки, доживших со времен Советского Союза (к которой мы привыкли, и воспринимаем, как должное).

Поймите, дорогие левачки, либеральная риторика — это риторика врага. Режим, который сажает нас в автозаки — это режим неолиберальный. Режим, который сжигает заживо и расстреливает с самолетов наших украинских товарищей – неолиберальный, но с топором фашизма в руках.

А фашизм – это самая страшная беда, это пожар, который нужно тушить в первую очередь.

…Впрочем, можно не напрягаясь и дальше жить в своем уютном оцепенении влажных фантазий о Французской Революции и Вандее, о благородных социалистах-олигархах и рыцарях классовой борьбы – правосеках. Клеймить нашу социальную базу ватниками и помогать ненавистному «фашисту» Путину прививать ей ненависть к социалистам.

Дмитрий Васильченко

От редакции. В тяжёлых, сложных и кровавых украинских событиях очень трудно удержать равновесие. Велика опасность подскользнуться и упасть. Анархисты и прочие «самые левые» пали в объятия либералов. Им и посвящена данная статья. Но критикующий их автор, на наш взгляд, сам иногда оступается.

Критикуя всех леваков скопом, автор забывает о том, что далеко не все они в восторге от «майдана». Часть левых организаций заняла противоположную позицию. Есть движения и партии, в том числе даже называющие себя «коммунистическими», которые регулярно выступают против «майдана», за Юго-Восток. Когда свершилось присоединение Крыма, некоторые из этих левых даже пустили умильную слезу и потеплели к Путину. Да и сейчас находятся те, у кого весь «классовый анализ» завершается на клеймении украинской хунты.

Автор не свободен от подобной крайности. Для него ситуация на Юго-Востоке вполне «однозначна» — это национально-освободительная борьба. В качестве аргумента он вспоминает даже «право наций на самоопределение», а также классовый состав борющихся. Но либералы и их анархистские приспешники могут сделать алаверды и вспомнить Чечню 90-х годов, которую они называли точно так же и точно так же обосновывали. И в горах там бегали отнюдь не крупные капиталисты… Вывеска «национально-освободительной борьбы» и «авангарда» ничуть не освобождает нас от классового анализа. И не снимает вопросов.

В некоторых вопросах автор допускает фактические ошибки. Янукович ничуть не более «пророссийский», чем Порошенко. Более того, Януковичу союз с ЕС был выгодней, чем союз с Россией, поскольку европейские хищники хотя бы соблюдают правила игры, в отличие от российских «братков». Это простым смертным олигархи ежесуточно долбят через телевизор догмы патриотизма, и многие левые заражаются этим. На самом деле у капитала нет отечества. Об этом надо помнить всегда.

Нельзя согласиться и с тем, как автор классифицирует «обычный капитализм». На самом деле обычный капитализм — это как раз тот, который с нищетой, жандармами, голодом и террором. Да, в XXI веке именно такой капитализм и является обычным, типичным. Противоречие между производительными силами планеты и производственными отношениями многовековой давности достигло такой остроты, что удерживать котёл от взрыва можно лишь фашистскими методами. Лишь полтора — два десятка мощных империалистических держав всё ещё могут себе позволить играть в «демократию». У остальных нет таких ресурсов. Спираль противоречий скручивается всё туже, и перед миром во весь рост встаёт альтернатива: глобальный фашизм или коммунизм.

Автор справедливо призывает «выжигать матрицу либерального бинарного мышления», но забывает о матрице патриотического бинарного мышления. Буржуазный либерализм и буржуазный патриотизм — две головы царствующего в России олигархического орла, Сцилла и Харибда для всякого современного коммуниста. Власть уже показала, что она умеет разыгрывать карту патриотизма. И если анархисты и прочие либеральные леваки с готовностью подносят булыжники фашистам с «майдана», то «краснорубашечники» Кургиняна с такой же готовностью будут подносить патроны путинским жандармам при расстреле народных выступлений.