Фундаменталистский терроризм на службе капитализма

Трагические события произошли в Волгограде: в течение суток в городе совершено два теракта, погибло несколько десятков человек, десятки людей в больницах. Первый секретарь ЦК РКСМ(б), Алексей Стаббз комментирует:

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«Мы выражаем искренние соболезнования семьям и близким погибших.

Методы, которые используют устроители терактов, можно оценить как фашистские. Террор против простых трудящихся — ни представители власти, ни капиталисты на общественном транспорте не ездят — характерная черта фашистской деятельности. Культивируя ксенофобию в обществе с обеих сторон искусственно разжигаемого межрелигиозного конфликта — ненависть, порождённую липким страхом неопределённости и незнания — организаторы терактов по сути представляются одной из самых реакционных сил в стране и в мире.

В связи с очередной трагедией в Волгограде стоит обратить внимание на два аспекта, связанных с произошедшим. Во-первых, несмотря на то, что сегодняшняя машина религиозного терроризма основана на серьёзных финансово-экономических ресурсах и представляет собой мощную военную систему, проблему участия в качестве смертников жителей России нельзя решить, даже если поставить видеокамеру в каждую квартиру, а любую критику властей расценивать как антигосударственную пропаганду. Только официально в Ингушетии безработица доходит до 50% экономически активного населения, в Чечне — порядка 30%, в Дагестане — около 15%. Все мы прекрасно понимаем, как у нас считают официальные службы статистики — реальная ситуация более удручающая. Вся эта масса людей — целевая аудитория для вербовщиков в террористы. Кто-то из них пойдёт за несколько сотен долларов убивать полицейских, а кто-то — будет выполнять особые поручения, убивая совершенно невинных людей.

Во-вторых, современный российский капитализм, конечно, получает «имиджевые» потери в преддверии проведения Олимпиады в Сочи, а у населения страны появляется очередной повод справедливо указать на контраст между неистовой «антиэкстремистской» деятельностью полиции по отношению к тем, кто лишь критикует действия властей и перманентными провалами в борьбе с теми, кто уничтожает простых граждан. Но, в конечном счете, не стоит сомневаться, что и в этих условиях власть использует трагические события для укрепления собственной системы, как это уже происходило ранее, а чиновники и наиболее приближённые к власти капиталисты получат очередной распил для «развития систем предупреждения терактов» и прочих контр-террористических мероприятий.

Не какие-то отдельные личности или народы, а капитализм порождает фундаменталистский терроризм (как и фашизм), который помогает системе выстоять, формируя ложный образ врага и стравливая трудящихся различных национальностей. Бесчеловечные рыночные отношения («человек человеку — волк») формируют бесчеловечные религиозные идеологии. В Советском Союзе не было место терроризму и религиозному мракобесию, особенно в таких крайних формах, в каких он процветает сейчас на Кавказе, поскольку отсутствовала питательная среда. А все единичные проявления подавлялись и строго пресекались. Поэтому минувший советский период нашей истории необходимо воспринимать не просто как повод для ностальгии. И чем быстрее российские трудящиеся усвоят этот опыт и сделают выводы в пользу необходимости коренной смены существующей системы, тем меньше жертв мы отдадим чудовищу фундаментализма и прочих человеконенавистнических идей».