Школа — каторга для молодёжи

Какое государство, такие и экзамены

Советская школа

Полтора десятилетия назад российское общество старательно чистилось от всех атрибутов «тоталитаризма». В школах, например, отменили обязательную форму одежды. Россия ведь стала свободной и демократической страной, а значит, и школьники стали свободны от диктата единообразия. Советская же школа, судя по фильмам 90-х годов, была цитаделью бездушного подавления и несвободы.

Всё это вдруг вспомнилось после прочтения очередной новости из жизни современных российских школ. Пресса пишет, что на экзаменах, которые начались 26 мая по всей стране, Рособрнадзор аннулировал результаты 66 работ. Шестьдесят шесть учеников были пойманы либо на использовании шпаргалок, либо на использовании мобильных телефонов. С гордостью сообщается, что это число может увеличиться: «ведь специалисты продолжают отсматривать видеозаписи с камер, установленных в аудиториях«.

ЕГЭДа, 26 мая школьники писали свой первый экзамен в этом году под прицелом камер. Притом видео с этих камер транслировалось в режиме «онлайн» на специальный сайт. То ли шоу «За Стеклом», то ли камера предварительного задержания. Очень трудно описать чувства самих школьников, которые знали, что при подготовке к экзаменационному ответу каждое их движение фиксируется и транслируется на усладу почтеннейшей публике.

Тюремные аналогии на этом не заканчиваются. Все шестьдесят шесть малолетних преступников получили срок — один год. Именно такой период теперь отделяет их от попытки пересдать экзамен. Для большинства из них это означает крушение надежд на поступление в вуз.

Не правда ли, очень любопытным учреждением стала современная школа в России? Театр начинается с вешалки, а школа — с зарешеченных окон и контрольно-пропускного пункта, иногда даже с турникетами. Дюжий охранник бдительно следит за порядком. Словно с момента пересечения незримой границы каждый школьник становится подозреваемым. Вход — по документу, выход — по справке. Свидания — в строго отведённое время. Это точно школа?..

ЕГЭОбучение в школе давно уступило место дрессировке. С самых первых лет школьников активно отучают думать. Вместо этого их натаскивают на заучивание заранее заготовленных выводов и угадывание «правильного» ответа. Это называется «реформа образования». Знаток отечественной истории будет поражён тем, насколько точно российское образование в XXI веке воспроизводит методологию церковных семинарий двухвековой давности с их мертвящей долбёжкой и бесчеловечностью. Финалом этой долбни становится апофеоз дрессировки — единый госэкзамен, где нужна память, а не разум, и где следует отвечать «как надо», а не как думаешь. Каждый школьник мобилизует все силы своего покалеченного разума, чтобы максимально точно выдать нелепые, ненужные, бесполезные ответы на столь же нелепые вопросы. Сознание бессмысленности происходящего, истощение духовных и физических сил настолько велики, что многие школьники не выдерживают и сводят счёты с жизнью, либо постреливают окружающих. Но чиновники Минобразины непреклонны. Для них школьники по-прежнему являются потенциальными преступниками. Поэтому если раньше «экзамены» сдавались только под присмотром -надзирателей- преподавателей, теперь ещё и видеокамеры подключили. Следующий закономерный шаг — овчарки и «дубинал».

Школа как конвейерШкола — это каторга, в которой юный гражданин РФ с самого детства подвергается унижению, нравственному и умственному уродованию. Те, кто на протяжении десятилетия смог выдержать педагогическую дрессировку и сдать ЕГЭ, чаще всего выходят из школьных стен «молодыми старичками» с начисто отшибленной способностью думать. Критическое мышление, построение логических умозаключений, анализ фактов — всё это выкорчевано из сознания, где царят теперь рефлексы и шаблоны. Духовное убожество и духовное насилие — вот те инструменты, с помощью которых современная российская школа выполняет свою главную задачу. Эта главная задача — штамповать инфантильных, несамостоятельных, беспомощных, конформистски настроенных людей, для которых окружающий мир всегда останется бессмысленным нагромождением красок. В худшем случае эти люди до самой своей смерти проживут в умственной темноте. Радуясь плоскому обывательскому «счастью», как юродивый жадно радуется брошенной копеечке, и негодуя на превратности «судьбы» — тех общественных сил, которые властвуют над ними, но природу которых они понять не в состоянии

Ими нетрудно управлять. Им нетрудно внушить что угодно. А значит, их можно стричь всю жизнь.

Всякий старшеклассник, который сколько-нибудь задумывался о своём будущем и об окружающих его порядках, неизбежно придёт к необходимости уничтожения современной школьной системы. Schola delenda est!