Очередной парадокс буржуазной демократии

Кто же всё таки победил на выборах в США?

От редакции.

8 ноября 2016 года прошли выборы Президента Соединённых Штатов Америки. По традиции за ними следил весь мир — выборы главного администратора основного мирового империалиста не могут остаться незамеченными. Большинство голосов рядовых американцев было отдано за Хиллари Клинтон, у которой, казалось, были все шансы стать 45-м президентом США. Но большинство голосов выборщиков оказалось у Дональда Трампа — кандидата от республиканцев. По правилам избирательной системы США, президентом становится тот, кто обладает поддержкой большинства выборщиков.

ГолосованиеМногие считают выборы в США соревновательными, а систему — реально демократичной и адекватной текущему моменту. Как правило, марксисты осознают, что буржуазная демократия никогда не бывает по-настоящему демократичной в отношении простых, не обременённых властью, капиталом и классовым статусом людей. Но некоторые марксисты теряются, начиная анализировать результаты американских выборов. Кто-то считает их соревновательными, подлинно конкурентными для тех, кто смог пройти массу цензов на пути к официальному утверждению в качестве кандидата в президенты.

Конкурентны ли выборы в США?

Две партии, перманентно находящиеся у власти в США, не хаотично сменяются, конкурируя и отодвигая соперника, а чередуют друг друга у власти. Такая ситуация крайне маловероятна с точки зрения простой статистики. Зато такая схема вполне вероятна, если между двумя партиями и истеблишментом, их курирующим, имеются долгосрочные договорённости.

Кроме того, из года в год, из выборов в выборы, кандидаты от демократов и республиканцев всегда идут примерно вровень. Редко, когда кандидат от той или иной партии приобретает уверенное большинство. Такая ситуация, опять же, крайне маловероятна с точки зрения статистики, но прямо логична и удобна для манипулирования общественным сознанием. Если бы мы смотрели на ситуацию «в вакууме», то тот, кто победил в выборах, должен стать сильнее и «сожрать» соперника, либо допустить серьёзные ошибки и резко потерять позиции перед лицом конкурента. Когда-то Обама был вполне успешен на выборах, но демократы при нём потеряли большинство в Сенате. Партийный состав в Сенате меняется отнюдь не хаотично — власть уверенно берёт то одна, то другая партия уже в течение нескольких веков. Это совсем не похоже на естественный процесс.

Логично предположить, что объяснение этого явления лежит в области сознательного планирования.

Не являются ли эти выборы давно спланированной игрой?


Голосуй, Америка! Каждый голос учитывается


«Странный вопрос, — скажете вы, — кто же не знает, что на американских президентских выборах, которые состоялись 8 ноября 2016 г., победу одержал Дональд Трамп, который и будет 45-м президентом США».

То то и оно, что Трамп одержал лишь официальную победу, набрав всего лишь большинство американских выборщиков, между тем как арифметическое большинство голосов американских избирателей получил не он, а его соперница Хиллари Клинтон. По мере того как были подведены окончательные результаты этих выборов, перевес Клинтон над Трампом вырос до 170 тысяч голосов.

Произошло это потому, что в США, которые так любят учить всех демократии, до сих пор действует одна из самых архаичных политических систем, в которой согласно американской конституции президента выбирают вовсе не избиратели, а так называемые выборщики (electors), а точнее — коллегия из 540 выборщиков.

«Позвольте, — возможно, спросите вы, — а зачем же тогда американцы идут на избирательные участки? Зачем они там голосуют? Неужели их голоса ничего не значат?»

Только за тем, чтобы все голоса выборщиков от любого американского штата были отданы тому кандидату в президенты, который в этом штате получит любое, даже самое малое большинство голосов. «The winner takes all» или «Победитель получает всё» — это один из принципов избирательной системы в США.

Кроме того, США, как известно, начинались с объединения 13 ти штатов, а сейчас их 50. Исторически создателям США было очень непросто привлекать в этот союз новые штаты, и одним из способов такого привлечения было предоставление новым штатам значительного числа мест в коллегии выборщиков, которое остаётся неизменным и по сей день независимо от населения штата [прим. ред. количество выборщиков изменяется в зависимости от населения штата; таким образом Флорида в 2000-м году давала 25 голосов, а на этих выборах уже 29]. Тем самым все американские штаты делятся на «важные» или ключевые, и «неважные». И если расставить меньшинство голосов так, чтобы в важных штатах оно стало бы большинством, то тогда вполне можно получить большинство мест в коллегии выборщиков даже не имея арифметического большинства избирателей. Другими словами, американским президентом становится не тот, кто получает большинство голосов избирателей, а тот, кто получает большинство выборщиков. И вот на этих выборах уже пятый раз в истории США президентом стал не представитель арифметического большинства избирателей, а представитель их меньшинства.

Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон

Чтобы понять этот американский фокус, представим себе, что у нас есть 10 штатов по 10 избирателей в каждом. Каждый из этих штатов представлен в коллегии выборщиков одним представителем. И вот на выборах в 7 ми штатах одна партия (назовём её условно «А») побеждает другую большинством в 6 избирателей против 4, а в трёх остальных штатах партия «Б», напротив, побеждает противника «А» большинством в 9 голосов против одного. Что же в итоге? Партия «А» получает в целом всего 45 голосов из 100, но в коллегии выборщиков у неё будет 7 голосов из 10, тогда как «Б» получает большинство в 55 голосов избирателей, но в коллегии выборщиков у неё будет лишь три голоса.

Примерно так же устроена архаичная американская политическая система, которая не обеспечивает ни прямых, ни равных выборов.

И если бы Х. Клинтон вместо того, чтобы, подобно Зюганову после президентских выборов в России 1996 года, поздравлять своего соперника с победой, была бы столь же наглой, как и её республиканский соперник, который прямо заявил, что если он не победит, то выборы будут нечестными, — то она вместо поздравлений вполне могла бы сказать своему предвыборному штабу: «На самом деле победу одержали мы, и если бы дело было в нормальной стране, ну, скажем, такой, как Россия, а не в задрипанных США с их доисторической избирательной системой, то президентом стала бы я, а не этот сумасшедший».

Но увы, в то время как по США прокатилась волна протестов в связи с результатами выборов, правящие круги обеих партий закружились в новом танце вокруг власти, демонстрируя то неизменное реальное единство, которое существует между республиканцами и демократами при любом исходе выборов. Одна моя американская знакомая как-то сказала мне: «У вас в СССР была всего одна партия — КПСС, но сколько разных партий скрывала она в своих рядах! А вот у нас в США две партии, но они так похожи друг на друга, что разницу между ними может объяснить только профессиональный политолог».

Так кто же тогда выиграл эти выборы, может быть, американский народ? Социологический анализ этих выборов ещё впереди, но уже сейчас ясно, что Трампу отдавали свои симпатии более половины тех, чей годовой доход превышает 100 тысяч долларов. Это их меньшинство победило, а то большинство, чей доход меньше этой суммы, проиграло. Таким образом, американский народ на этих выборах тоже проиграл, но не потому вовсе, что победил Трамп – оба они, и Трамп, и Клинтон представляют не интересы трудящихся, а лишь интересы разных группировок американского господствующего класса, — а потому что сама политическая система США не позволяет ему выбрать ничего другого.

Дональд Трамп

Дональд Трамп

И дело здесь не столько в замшелой американской избирательной системе, сколько в общем кризисе формальной буржуазной демократии на стадии империализма, когда современный фарс всеобщих выборов — настоящих всеобщих, равных и тайных выборов, за которые многие буржуазные революционеры и революционные демократы XIX и XX веков отдали свои жизни в борьбе с деспотизмом и диктатурой, превратился в издевательство над реальным правом выбора. Концентрация капитала и средств массовой информации, с одной стороны, и ущемление даже формальной буржуазной демократии — с другой дошли до того, что хоть в РФ, где в кривом зеркале последних думских выборов скромное большинство в 54,3% избирателей, проголосовавших за «Единую Россию» (или меньшинство от числа всех зарегистрированных избирателей), превратилось в 76% (343 из 450) депутатов в составе новой Госдумы седьмого созыва, хоть в США, где раньше у коммунистической партии США, например, была возможность выдвигать кандидата в президенты, а сегодня выдвижение кандидата обусловлено такими формальностями и такими непомерными размерами избирательных залогов, что левые и коммунистические активисты предпочитают тратить деньги на курсы и библиотеки для рабочих, — везде предвыборные буржуазные фарсы превратились в «выборы без выбора». Даже одна из наиболее откровенных проповедниц буржуазного либерализма Юлия Латынина, у которой на языке часто бывает то, что многие её либеральные коллеги держат лишь в уме (например, она открыто и прямо отрицает всеобщее избирательное право), назвала президентские выборы в США выборами между фарисеями и популистами. И вот этот ложный выбор предлагается сегодня людям во всех промышленно развитых странах в качестве политических выборов, вызывая растущую апатию и разочарование рядовых избирателей. И если бы настоящие демократы прошлых лет посмотрели на эти выборы, то у них, наверное, было бы такое же жгучее чувство разочарования, как у изобретателя современного телевидения В. К. Зворыкина, если бы он посмотрел первый канал и увидел, что изобретённое им великое чудо техники используется для того, чтобы показывать миллионам людей программы типа «Давай поженимся» или «Пусть говорят», обращённые к самым низменным инстинктам мещан и обывателей и запущенные в эфир только для того, чтобы собрать у телеэкранов как можно больше таких вот обывателей ради высокого рейтинга и дорогой рекламы и чтобы зомбировать людей и превращать их вот в таких обывателей, заставляя их с наслаждением копаться в чужом грязном белье вместо того, чтобы осознать свои классовые интересы и понять причины своего жалкого положения в буржуазном мире.

По всем этим причинам люди могут повлиять на свою жизнь путём выборов только в порядке большого исключения. А правило, подтверждаемое этим исключением, состоит именно в том, что основная и главная цель всех президентских и парламентских выборов как раз в том и состоит, чтобы, по большому счёту, ничего не менять.

Вот почему и в США, и в России, и во многих других странах всё больше людей приходят к тому, что реальных перемен в жизни общества можно добиться не на выборах, а только революционным путём, решительно ломая всю государственную машину буржуазной диктатуры, которая была, есть и будет машиной для насилия буржуазии над пролетариатом, отбрасывая лживую политическую систему формальной буржуазной демократии и заменяя всё это новым государством трудящихся с качественно иной политической системой власти пролетариата советского типа. Это не значит, конечно, что буржуазные выборы даже в том жалком виде, в каком мы их сейчас имеем, нельзя использовать для этой цели, но огромным преступлением сегодня является осознанная канализация протестной энергии масс исключительно в тупиковое парламентское русло, что так характерно для КПРФ.

Трамп или Хиллари? Верхняя розетка или нижняя?

Американский мем: «Трамп или Хиллари? Верхняя розетка или нижняя?»

На вопрос о том, как будет развиваться этот процесс революционного преобразования в современных условиях, нет и не может быть простого ответа, а сам этот вопрос заслуживает основательного обсуждения с учётом огромного исторического опыта, но ясно одно: без нового пролетарского государства, без новой политической системы реальной демократии, дающей власть миллионам, а не миллионерам, нет и не может быть реального выхода из того тупика, в который современный гниющий капитализм загнал не только Россию, но и весь остальной мир, включая США.

Одним из проявлений этого тупика является то, что сегодня в мире, с одной стороны, катастрофически растёт количество неудовлетворённых потребностей: десятки миллионов людей нуждаются в самом необходимом, а с другой стороны, столь же быстро растёт количество «лишних людей», т. е. таких, которые могут и хотят работать, но капитализм не даёт им ни новых рабочих мест, ни заработной платы. Так, во многих странах Африки, Азии и Латинской Америки миллионы людей элементарно голодают, испытывая необходимость в самых простых вещах, в то время как ЕС сознательно сдерживает сельскохозяйственное производства в странах Европы, чтобы «лишние» продукты не обвалили цены на рынке. В результате с одной стороны — бедность, а с другой — растущая безработица, и современный финансовый капитал не только не хочет, но и не может разрешить это вопиющее противоречие.

А в американских выборах нет и не может быть победителя. Новый президент есть, получившая большинство голосов тоже есть, а вот победителя нет. Есть только побеждённые, и главным таким побеждённым является не только замшелая американская псевдодемократия, а вся современная буржуазная демократия, которая всё больше не устраивает рядового избирателя и тем самым невольно подрывает устойчивость всей капиталистической системы.

С. А. Новиков