Третий фронт — «99»

7 Ноября в Ленинграде рок-группа «Третий фронт» представит премьеру программы «99», приуроченную к годовщине Великого Октября.

 Ленинградская организация РКРП приглашает своих сторонников прямо с митинга от Финляндского вокзала пройти в концертный зал-бар, чтобы послушать музыку, пообщаться с товарищами и согреться с мороза. Для того, чтобы было понятно, в каком жанре работает «Третий Фронт» и что нам предстоит увидеть и услышать, мы попросили лидера группы Владимира Пронина рассказать о предстоящем концерте.


7 Ноября в Ленинграде рок-группа «Третий фронт» представит премьеру программы «99», приуроченную к годовщине Великого Октября— Владимир, наши товарищи больше знают Вас как руководителя Ленинградского отделения «Красного ТВ» , то есть как товарища по борьбе. С Вашей музыкальной деятельностью знакомы меньше, поэтому просим ответить на несколько вопросов. Первый: что ждёт зрителей в этот вечер и почему премьера именно 7 ноября?

— У меня давно было желание сделать такую концертную программу, в которой я мог бы выразить то, что волнует меня на данный момент. Невзирая на моду и современные тренды в популярной музыке. Прежде всего, это касается тематики композиций. Как ни парадоксально может прозвучать, но темы песен немодны, но очень актуальны.

Что же касается даты – на носу вековой юбилей величайшего в мире события, которое вывело человечество на новый уровень развития. 99-годовщину можно считать репетицией перед 100-летним юбилеем.

— Ты сказал, что программа готовилась, невзирая на модные тренды. Значит ли это, что вы явите образец некой ретро- или контркультуры?

— В программе есть несколько композиций из прошлого, но, во-первых, они лаконично вписываются в общую концепцию и музыкально выдержаны в современном ключе, а во-вторых — призваны разбавить поток неизвестных широкой публике песен и дать передохнуть, услышав знакомые мелодии.

Что касается т.н. «контркультуры» – нет, как раз наоборот. 90% того, что сегодня крутится-вертится в эфире ТВ и радиостанций – это и есть контркультура или антикультура. Опускать планку уже некуда, надо поднимать. Но проорать 4 строчки мимо нот под скрежет и назвать это протестом, «контркультурой» куда проще, чем создать что-то стоящее.

Я, конечно, понимаю, откуда это берётся. Дело в том, что популярная музыка сегодня фактически приватизирована мохнатыми продюсерами, которые толкают в неё всякую пошлятину, причем, чем дальше, тем больше опускаясь всё ниже и ниже. Всякий раз кажется, что это уже дно, но нет, снизу стучат. Поэтому люди, желающие выразить протест против этого, загоняют себя в такие странные музыкальные формы, которые и музыкой-то можно назвать с большим трудом. Грубо говоря, если богатые поют мелодично, мы будем просто орать, если богатые используют музыкальную грамоту – мы будем назло им играть атонально. Поэтому и возникают такие странные музыкальные коллективы, которые вместо пропаганды идей социальной справедливости, наоборот, только отпугивают от себя. Это такая примитивная, незрелая форма протеста. Что называется «протест ради протеста».

И получается, что ниша т.н. «музыки со смыслом» в популярных жанрах практически свободна. Даже рок-музыканты после демонтажа СССР перестали называть рок «музыкой протеста» и запели про цветочки и листочки. А что, всё прекрасно стало с 91-года, что ли? Протестовать не против чего больше? Согласись, это странно.

— Но рок и поп-музыка исторически о разном пела…

— Не совсем так. Надо понимать, что жанрово рок-музыка — это всего лишь одно из направлений популярной музыки. То есть поп-музыка в широком смысле этого слова включает в себя и рок. Поэтому противопоставлять «поп» и «рок» могут только люди невежественные в музыкальном плане.

Если же вспомнить термин «попса», то это не определение жанра, а лишь оценочная характеристика низкопробного продукта. Поэтому «попса» может быть и в тяжелой гитарной музыке, и в трэше, и в кино, и в других видах искусства.

В то же время есть образцы легкой танцевальной музыки, которые навсегда вошли в историю мировой культуры.

— Но если говорить о том пласте музыки, который называли в конце 80-х русским роком, — ты как к этому относишься?

— В те годы, я, как и миллионы моих сверстников, попадал под обаяние этих «бунтарей». Там ведь были действительно талантливые люди, на концерты которых я хожу до сих пор. Но отношение свое ко многим вещам, которые они тогда произносили со сцены, я, разумеется, пересмотрел.

Понимаешь, в чем дело… Я совершенно уверен, что любой художник, в широком смысле этого слова, должен нести ответственность за то, как слово его отзовется в массах. Это не очень актуально для таких любителей, как мы, у которых нет широкой аудитории, но крайне актуально для тех, кто окормляет миллионы, сотни тысяч, десятки тысяч поклонников.

Я знаю, что такой подход сегодня немоден. Куда привычнее слышать, что, мол, «я самовыражаюсь», а кто и как это поймет — не моё дело. Ну, раз ты самовыражаешься и тебе пофиг на зрителя, запрись у себя в комнате и выражайся, сколько тебе захочется! Позиция, что «мне все равно на публику» – это фиглярство. Любому художнику, музыканту, скульптору или режиссеру хочется, чтобы его творение увидели! Оценили, и желательно положительно. Иначе творческие натуры могут впасть в депрессию. Ох, уж эти творческие натуры, как с ними сложно…

— Но ведь у тебя тоже бывают депрессивные состояния, ты ведь тоже творческая натура…

— О нет, я натура вовсе не творческая. В делении на «лириков» и «физиков», я скорее «физик». Депрессии в медицинском понимании — нет, а вот состояние подавленности, разочарования – это да, это периодически накатывает. И причиной этому служит то обстоятельство, что по роду деятельности на интернет-телевидении мне ежедневно приходится читать большое количество комментариев. И скажу я тебе, ничто так не подрывает веру в человека, в его разумность, как чтение комментариев в интернете. Это бездна феерической глупости и невежества. Многие просто не способны даже понять, о чем идёт речь в ролике, но при этом непременно хотят явить миру свою глупость и начинают что-то писать, как-то пытаться комментировать, подчас даже не понимая, какими идиотами себя выставляют.

И вот когда накапливается некая критическая масса таких комментариев, невольно впадаешь в уныние. Будущее кажется безнадёжным. Кстати, в нашей концертной программе есть песня, посвященная интернет-комментаторам, она называется «Ослы»!

— Жестко…

Зрители «Красного ТВ» знают тебя больше как журналиста. А что для тебя музыка?

— Это одна из форм искусства, которая притягивает меня с детства. Я уверен, что у каждого человека должно быть увлечение, хобби, которому он отдаёт своё свободное время. Иначе он редька, а не человек, как говорил главный герой фильма «Монолог».

— Как бы ты определил жанр музыки «Третьего фронта»?

— Сегодня настолько смешаны различные жанры, что трудно прибиться к какому-то конкретному определению. Если объективно и максимально понятно – я думаю, это «поп-рок» в широком смысле слова. Это можно трактовать как популярная музыка с элементами рока либо как «софт-рок», рок-музыка, но мягкая и мелодичная.

— Ну, некоторые твои песни назвать мягкими не поворачивается язык!

— Мягкие в плане звука, но в любом случае всегда есть девиация, когда я сочиняю композицию, я же не думаю, к какому стилю она должна непременно принадлежать. Ведь аранжировка – это лишь обёртка, которую имеет начинка. Я могу практически из любой песни сделать диско-танцевалку, а могу — хард-рок. Это лишь музыкальная форма.

Поскольку я не занимаюсь коммерческой музыкой, то могу позволить себе работать в том музыкальном жанре, в котором комфортно себя чувствую на данный момент. И, разумеется, в ряде случаев форму диктует сам материал. В зависимости от целей, которые ставятся при работе над композицией, выбираются тот или иной инструментарий достижения этих целей. И тут важно, чтобы музыкальная форма соответствовала тексту. А мы часто видим на сцене, как певичка исполняет текст о трагической любви, улыбаясь и пританцовывая…

— Часто приходится слышать, что музыкальная культура деградирует, что слушать сегодня нечего, что старые хиты по-прежнему любимы и востребованы, а новых не появляется. Ты согласен с этим? Слушаешь ли ты современную музыку?

— Если речь о мировой музыке, то я не согласен, что нет ничего интересного. Я много слушаю современной музыки разных жанров и могу сказать, что нахожу массу интересного, открываю для себя новые имена и даже в тех жанрах, на которые раньше не обращал внимания. Сегодня правит эклектичность в музыке, самое интересно, зачастую, происходит на стыке жанров, рождаются новые. Так что развитие идёт и интересного в мире очень много.

А вот если говорить о нашей стране – увы и ах! Общий упадок культуры сказывается и на музыке. И если в 90-е ещё что-то можно было найти оригинальное, то сегодня это сделать всё сложнее.

Поголовная коммерциализация культуры в России привела к тому, что, во-первых, начинающим музыкантам стало очень сложно пробиться на сцену, жесткий жанровый тематический и возрастной ценз установлен, и, во-вторых, как следствие – стремление начинающих всеми силами вписаться в этот модный тренд, попасть в этот ценз, и отсюда налицо кризис самобытности.

Потому что, если ты понимаешь, что для успеха тебе надо петь вот так и о том-то, выглядеть надо непременно вот так, вести себя на сцене непременно вот так, то о какой самобытности может идти речь? Есть жесткая стандартизация того, что можно продать. Поэтому в музыке стали редкостью люди, которые выходят на сцену, чтобы что-то сказать публике, чтобы донести до нее какую-то мысль! Целью объявляется успех, популярность, толпы поклонников, автографы, роскошная богатая жизнь.

Это такой замкнутый круг. Чтобы из него вырваться, нужны крепкие сообщества энтузиастов, создающих и продвигающих другую музыку, других исполнителей, но, опять-таки, не ради заработка, не ради славы, а ради дела, ради поставленных задач.

Собственно, тут всё то же самое, что и в информационной сфере. Пока настоящие честные горящие своим делом люди не возьмутся за создание настоящих и честных СМИ, не начнут помогать друг другу, мы так и будем находиться в плену дурмана федеральной пропаганды. А она разлагает, демотивирует к любому действию, делает людей пассивными наблюдателями, часто агрессивно невежественными, ну я собственно уже говорил об этом выше. Больная тема…

— Какую цель ты преследуешь, готовя концерт, какова сверхзадача, как говорят театралы?

— Такую же, как в журналистской деятельности. Попытаться донести до людей необходимость думать своей головой. Стать честнее, внимательнее, взвешеннее в оценках, культурнее, умнее. Захотеть разобраться в процессах, которые происходят вокруг. Не все воспринимают это через журналистскую форму подачи материала, через разговорный жанр; кому-то ближе и понятнее музыкальная форма. Так что задачи одни и те же, а формы должны быть как можно разнообразнее.

— Чем этот концерт будет отличаться от прежних ваших выступлений?

— Во-первых, это цельная, вполне концептуальная программа, где мы намерены высказаться о том, что волнует нас на сегодняшний день. Во-вторых, мы старались привнести в действо некие элементы зрелищности – в клубе «Чаплин» хорошая, довольно вместительная сцена, хороший свет и звук, в программе будет использован видеоряд, а также многие номера будут сопровождаться танцевальным коллективом. Будут ещё сюрпризы, о которых я пока не буду рассказывать.

— Спасибо за беседу, напомни, когда и где пройдёт концерт?

— Концерт состоится 7 ноября в 19.30 в театре-ресторане «Чаплин-холл», что на Пироговской набережной, 5/2. Это как раз напротив крейсера «Аврора», на другом берегу реки. Я приглашаю всех, вход свободный, поэтому берите с собой знакомых, друзей, подруг и приходите. Там есть бар, кухня, так что вам будет уютно и комфортно. А мы будем рады вас видеть! До встречи! С наступающим праздником!

Сайт группы «Третий Фронт»: http://3front.spb.ru

Встреча ВКонтакте: https://vk.com/3front7

Беседу вел Дмитрий Кузьмин